Константин Сомов. Окончание

somov10

Б.М.Кустодиев. Портрет К.А.Сомова. 1914.

(Начало здесь и здесь) Академию Художеств Константин Сомов полностью не закончил, но  из всех участников кружка «Мир искусства» он был единственным, кого не причислишь к числу дилетантов:

он был художником с хорошей академической подготовкой. В  1897 году Константин Сомов  уезжает доучиваться в Париж и возвращается в Россию через два года – в 1899 году.

Начинается самый плодотворный период его творчества, который продолжается вплоть до отъезда за границу в 1923 году. Его талант только расцветал и набирал силу.

Он выработал для себя строгие правила работы, которым всегда следовал: неторопливость, кропотливость, обстоятельность, безупречность исполнения, выразительность и блеск мастерства.

У него появились свои технические секреты, например, чтобы акварели излучали особое матовое свечение, он «купал» их в теплой воде с мылом особым способом. Лучшей работой этого периода, да, пожалуй, и всего творчества художника, является  картина «Дама в голубом». Он пишет ее с перерывами из-за болезни Елизаветы Михайловны Мартыновой, которая ему позировала, почти четыре года – с 1897 по 1900 год.

История отношений Сомова и Мартыновой известна: она любила его, он  тоже был к ней неравнодушен, что с ним в отношениях с  женщинами случалось редко. Были они знакомы еще со времен учебы в Академии. Впечатлительная, мечтательная девушка и начинающая художница была смертельно больна туберкулёзом легких.

Но ее интеллектуальный, тонкий, почти воздушный образ стал для художника воплощением Вечной женственности, которую он чувствовал и в себе. Не будет преувеличением сказать, что художник, по сути, писал себя в женском облике, что многое объясняет и в самой картине.

somov9

К.А.Сомов. Дама в голубом

Елизавета Михайловна одета в платье XVIII века с открытыми плечами и помещается в декорации того времени - сад, водоем, статуи вдоль садовой аллеи, томный летний вечер... Вдали за водоемом чуть различима парочка в нарядах того же времени: мужчина играет на флейте, а женщина  млеет, с вниманием слушая своего визави.

Но листва деревьев, на фоне которой стоит дама, выглядит как на выцветшем гобелене – тусклая и стертая. На нее словно падает тень от страдающей женщины, изображенной на картине. Взгляд дамы, полный грусти, боли, печали и почти отчаяния, нездоровый румянец и тени под глазами, болезненное выражение губ говорят, что она  балансирует между двумя мирами: жизнью и смертью, миром реальным, где жизнь – всего лишь маска небытия, и миром инобытия.

Эта философия жизни самого художника передана цветовой гаммой, больше характерной для иконографии, чем для светской живописи. Голубой цвет с разными его оттенками (от бледно-голубого до ярко-синего) появляется в портрете не случайно. В иконографии он означает мистическую тайну бытия и в этом цвете писались иконы мистиков.

Цвет небесный, синий цвет
Полюбил я с малых лет.
В детстве он мне означал
Синеву иных начал.

И теперь, когда достиг
Я вершины дней своих,
В жертву остальным цветам
Голубого не отдам.

***

Это цвет моей мечты.
Это краска высоты.
В этот голубой раствор
Погружён земной простор.

(Бараташвили, в переводе Б. Пастернака. Отрывок)

Синий цвет - это цвет небесный, цвет голубой мечты, потустороннего мира, недостижимого и несбыточного. Белый цвет –  цвет чистоты, святости и преображения. В него облекаются только чистые души. Такой он увидел Елизавету Михайловну.

somov11

К.А.Сомов. Синяя птица. 1918. Та же идея мечты и реальности, пытающейся убить мечту.

Портрет выполнен на контрастах: между мечтой и реальностью, безмятежным XVIII веком  и рефлексивно-страдающим XX, между небом и землей, вечностью и конечностью, бытием и инобытием, чистотой и греховностью. И между этими мирами, соединяя их, стоит одинокая фигура самого художника, чуть различимая вдалеке и сбоку.

Когда Елизавета Михайловна Мартынова увидела портрет, она была потрясена, но она не поняла другого -  того, что Сомов писал не только, и даже не столько, ее. Он писал себя и свою собственную боль, свое мистико-трагическое ощущение мира. Это был манифест его искусства.

В эти же годы он пишет еще две картины: «Вечер» и «Остров любви», в которых повторяются те же мотивы одиночества, сомнений, щемящей тоски и несовместимости художника с реальностью, так ясно прозвучавшие в «Даме в голубом».

somov13

К.А.Сомов. Остров любви. 1900

Елизавета Мартынова не поняла этого и пишет художнику письмо с просьбой не продавать  портрет, но портрет был  продан Третьяковской галерее, которую он украшает до сих пор.

Не продавайте мой портрет*!
Я лишь для вас и для искусства,
порою обнажала чувства…
и взгляд светился нежной грустью…
Лишь вам я свой дарила свет…

Не продавайте мой портрет!
Да, вы дарить не обещали,
лишь улыбались и молчали…
Но можно ли продать печали,
продать души моей секрет?

Прошу, сожгите мой портрет!
Отдайте даром в галерею,
о большем я просить не смею…
О, нет, я не себя жалею…
Не продавайте мой портрет!
(Романс. Ирина Каховская Калитина)

somov14

К.А.Сомов. Вечер, 1900-1902

В эти годы произошло еще одно очень серьезное событие, которое позволило Константину Сомову  раскрыть свои устремления и талант: дружба художника с Александром Бенуа привела его в кружок «Мир искусства», а потом и в журнал с одноименным названием.

Здесь начался расцвет его декоративно-прикладного таланта, вершиной которого стала «Книга Маркизы». Умение Сергея Дягилева, ставшего организатором и вдохновителем задуманного проекта, а потом и русских сезонов за границей, способствовало «раскручиванию» имен художников, входящих в число «мирискусников».

Константин Сомов быстро стал популярным, кот заказов не было отбоя, он не успевал их выполнять. В журнале "Мир искусства" художник был, как сегодня бы сказали, арт-директором. Он оформлял обложки и страницы журнала, иллюстрировал книги поэтов и писателей, очень любил камерный жанр: делал эскизы экслибрисов, театральных программ, визиток, календарей, дней недели.

somov17

К.А.Сомов. Четверг. 1904

И хотя Константин Сомов не был включен в театральную жизнь так, как, скажем,  Бенуа или Бакст, но тоже иногда делал эскизы костюмов для балета. Здесь сказывалась  личная неприязнь к Сергею Дягилеву, которого он презирал как безродного выскочку.

Сомов много работал в книгоиздании и оформлении книг. Книжные иллюстрации художника наполнены той же мистикой и символизмом, что и его картины. В этом ключе проиллюстрированы  «Граф Нулин» А.С.Пушкина, "Портрет" и  «Невский проспект» Н.В.Гоголя,  сборники К.Бальмонта «Жар-птица», А.Блока «Театр», А.Бенуа «Царское село» и других авторов.

somov16

К.А.Сомов. Обложка к сборнику К.Бальмонта "Жар-птица: свирель славянина"

В живописи Сомов  продолжает тему Вечной женственности, которая переплетается у него  с эротической темой. Полное воплощение она получила в иллюстрациях к «Книге Маркизы» и картинах «Обнаженный среди цветов» (1903), «Эхо прошедшего времени» (1903), «Дама в розовом платье» (1903), «Осмеянный поцелуй» (1908), «Пьеро и дама» (1910), «Язычок Коломбины» (1915) и другие.

Очень популярными стали его графические портреты известных поэтов, писателей и художников начала века. Они лаконичны, но очень точно передают характер каждого.  Александр Блок (1907) у художника  получился с мрачным, вялым, уставшим  мертвым лицом, разделенным на две половины: белую и темную.

somov18

К.Сомов. Портрет А.Блока

Михаил Кузмин (1909) – похожим на смуглую и мрачную маску, взгляд которого устремлен в иной мир, Евгений Лансере (1907) – серьезным и сосредоточенным, Мстислав  Добужинский  (1910) – гений городских пейзажей и ужасов – испытующе заглядывающим в бездну души. Все эти портреты принадлежат людям двадцатого века с раздваивающимся сознанием, противоречиями, внутренними бесами и сомнениями.

Самыми обворожительными, гармоничными и поэтичными были его пейзажи. Он пишет их всегда только с натуры, в отличие от манекенов и бездушных масок на картинах из времен XVIII века. В природе он находил отдушину, они распространяют тепло и покой. Таковы его картины «На балконе» (1901), «Ораниенбаум» (1901), «Пейзаж с радугой» (1915 и 1919), «Лето» (1904 и 1919), «Зима. Каток» ( 1915), «Осень» (1905) , «Летнее утро» (1920)  и другие.

От пейзажей Сомова  веет свежестью, романтизмом деревенского быта, поэзией естественной жизни, где свободно разгуливают коровы, а люди наслаждаются красотой природы. Все его пейзажи очень искренние и передают одухотворенный и  таинственный образ самой природы.

somov19

К.Сомов. Лето. 1919.

Революцию 1917 года художник встретил поначалу, как и все интеллигенты, с воодушевлением. Но по мере того, как становилось ясно, что той  свободы, о которой они мечтали, революция не несет, многие друзья-художники стали уезжать за границу.

Уехал во Францию  его самый близкий друг и помощник в течение долгих лет Мефодий Лукьянов или Миф, как звали его знакомые и сам художник. Он поселился в сельской местности Франции, поскольку тяжело болел чахоткой и ему нужен был свежий воздух и хорошее питание.

В революционной России Константина Сомова поначалу сильно не прижимали, хотя и заставили выехать из большой квартиры в маленькую двухкомнатную. В ней едва поместилась его уникальная коллекция, но на нее ему дали охранную грамоту и ее не конфисковали. Сомов продолжал работать, но с Советской властью предпочитал держаться на расстоянии вытянутой руки, в отличие, например, от Бенуа, который тесно с ней сотрудничал.

somov20

К.А.Сомов. Портрет Мефодия Лукьянова.1918

В 1923 году художника  направили в США с коллекцией картин, которую надо было продать. Но ожидания не оправдались: меркантильная и практичная Америка покупала картины с большой неохотой. Миссия провалилась. В Америке Константин Андреевич познакомился и подружился с Сергеем Рахманиновым, что было большой личной удачей.

Позднее он написал замечательный портрет композитора, где он похож, как говорили знакомые, на мрачного демона. С Рахманиновым Константин Сомов уезжает в Париж, Америку он не принял, почувствовав ее инородность своему душевному строю, в Россию он решил не возвращаться. Из Парижа художник постоянно приезжает к умирающему Мифу, заботясь о нем до конца его жизни. Смерть друга стала для художника большим ударом.

Он как-то сразу постарел, начали болеть ноги, ему уже почти шестьдесят, но на лице по-прежнему сохраняется детская улыбка. Художник работает в книжной графике, делает иллюстрации к «Манон Леско» и «Опасным связям. Все больше и чаще он пишет картины на эротические темы, увлекается обнаженной натурой: она хорошо продается, а денег не хватало.

somov

Могила художника на русском кладбище Сен-Женевьев-де Буа

Умер художник в одночасье, тихо и незаметно, в 1939 году в возрасте семидесяти лет. На похоронах  были его друзья детства, еще со времен гимназии К.Мая, с которыми он соединился в Париже. Похоронен Константин  Сомов во Франции, на русском кладбище Сен-Женевьев-де Буа.

В России его имя было надолго забыто, точнее, находилось под запретом. Первая книга с репродукциями его картин вышла только в 1973 году тиражом пятьдесят тысяч, но купить ее было невозможно, хотя продавалась она за четыре рубля, что  по тем временам - очень дорого, если вспомнить, что билет в метро стоил пять копеек, а буханка хлеба - восемнадцать копеек...

Тина Гай

Интересно? Поделитесь информацией!

Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Google Buzz



coded by nessus

About Тина Гай

УВАЖАЕМЫЕ ПОДПИСЧИКИ!!! По техническим причинам вся БАЗА ПОДПИСЧИКОВ ИСЧЕЗЛА. Прошу Вас СНОВА ПОДПИСАТЬСЯ!!!! Моя цель – просвещение, девиз - просвещаясь, просвещать. Мир культуры так велик, что из него необходимо выбирать только лучшее, О человеке можно узнать по выбору, который он делает, в том числе и обо мне.
This entry was posted in Великие имена and tagged Серебряный век, художники. Bookmark the permalink.

18 Responses to Константин Сомов. Окончание

  1. Никогда о нем не слышала. Сколько интересного и все мимо меня и не только. Спасибо за Эрте. Буду с ним знакомиться ближе.

  2. Lilia says:

    Тина, с удовольствием!!!
    http://www.erte.ru/biography.html

    Дома же часто беру в руки книгу о нем!

  3. Если художник не рискует, то это как правило посредственный художник.
    ———————
    Мне кажется, что этот тезис можно отнести к любому из тех, кто занимается творчеством. Риск быть непонятым, непринятым, осмеянным у художника (в широком смысле слова) всегда велик. Примеров тому — уйма. Недавно только мы с Вами обсуждали, что удел великих быть принятыми только после смерти. Увы! Человечество должно еще дотягиваться до творца, чтобы понять, что он хотел сказать своими творениями. Художник — это тот, кто принимает слабые сигналы и умеет их осмыслить и воплотить — в картине, книге, музыке. А когда эти сигналы начнут чувствовать и другие, тогда художник становится как минимум великим, максимум его почитают за гения.

  4. nadilel says:

    У художников чуть иначе, поле для риска очень бескрайнее, что не скажешь о прозе или музыке…
    Довольны бывают пожалуй только художники портретисты — заказов много, можно писать один на заказ, другий для себя и не один,( Пикассо так и делал, да и не только он). Если художник не рискует, то это как правило посредственный художник. Он даже это делает не специально, это его сущность творчества, писать мир таким, каким видишь ты его — всегда риск… Это как высказывать свое мнение, когда оно в меньшистве…

  5. Да, эту ссылку я видела. Оттуда же взяла и цитаты. Великолепное издание!!! Но цена?! Цена просто убийственная. Поискала более дешевое издание — не нашла. Заказываю книги в интернет-магазине «Лабиринт», но там выдают «Анжелику маркизу ангелов» и прочее, но только не Сомова.

    Жду обещанного Эрта. Хотя бы одну ссылочку, а там я уж найду дальше и больше.

  6. Абсолютно согласна!
    ———————————
    Золотые слова: «центрирование, покой, самоуглубленность и исследование внутреннего переживания — целый мир…, не меньше чем Вселенная!»
    ————————————
    А главное — там столько интересного!!! И по сравнению с этим все внешние неприятности: политика и политиканы; цены, растущие не по дням, а по часам; и другие мелкие неприятности — просто ничто. Когда живешь в своем мире и в согласии с собой — все прочее становится просто фоном.

  7. Сомов много писал на заказ. Но чем больше он принимал заказов, тем больше он становился недовольным собой и своими работами. Мне кажется, что писать на заказ портрет, картину или текст очень сложно. Мне, например, поступало несколько предложений написать текст, но я впадала в ступор, потому что сразу начинаешь думать, как угодить заказчику. Это страшно тормозит. Но м.б. это только у меня. У Достоевского никакого ступора не было, хотя он писал в основном на заказ. Правда, часто опаздывал со сдачей текста и висел на красном флажке. Есть и другие примеры. Риск есть, как мне кажется, и там (когда пишешь для себя), и там (когда пишешь на заказ). Но все зависит от конкретного человека.

  8. Lilia says:

    Здравствуйте!
    Об Эрте» немного позже, а сегодня делюсь с Вами, Тина, ссылочкой:

    http://www.vitanova.ru/pdf/buduar/km/index.html#/1/

    И что здорово — листая, даже слышишь шорох страниц!)

  9. yuriyapril says:

    Внутренняя эмиграция, то есть… , у меня это было в ссср…, в целом я согласен с тем, что внутренняя эмиграция — выход для любого ноимального человека, независимо от места проживания…, центрирование, покой, самоуглубленность и исследование внутреннего переживания — целый мир…, не меньше чем Вселенная!

  10. nadilel says:

    Когда пишешь аквой не можешь не экспериментировать…это уже потом, когда работа не получилась, закрадывается мысль сожаления, но она такая мизерная, что как только начинаешь сново писать — опять рискуешь.
    Художники не рискуют только тогда, когда пишут на заказ 😉

  11. Ахматову — да, а с Пастернаком сложнее, его начали травить только после «Доктора Живаго» и присуждения ему Нобелевской премии. Но дотравили до смерти. Но так всегда с гениями, что в России, что на западе, просто запад гораздо раньше начинает эту гениальность ставить себе на службу. Но в России совсем другая ментальность. Здесь государство — инструмент подавления личности, в любом ее виде. Некоторым удается выскользнуть из его лап, убежать. Другие сами становятся ему на службу, ну, а кто и уйти не может, и служить государству не хочет, тот вынужден строить собственные острова. И это тоже неплохо, поскольку сам себе хозяин. Сегодня выживают именно такие. Сейчас это сделать гораздо легче, чем раньше.

  12. yuriyapril says:

    И Ахматову и Пастернака травили словно крыс… и в гроб до времени загнали…, как — то Невзорова спросили, а что вы дали родине…, ответ был таков: — «а когда уже это родина сама даст что — то даст человеку?» Нельзя же всегда перерабатывать солнечную энергию в людские страдания и народное горе ( перефразируя, современного литератора?)
    Правильно сказал Мережковский — Грядущий Хам! Он до сих пор гуляет…

  13. Нет, Nadilel, лучше не пробовать. Он же делал это по своей какой-то технологии. Хотя, если не жалко испортить, попробуйте. Я так и думала, что Вы захотите испробовать этот метод.

  14. Нет, Юра, я это не придумала. есть источники: его дневники и письма к сестре Анне, которая осталась в Санкт-Петербурге, пережила блокаду и умерла в 1945 году. Америку не все принимают, потому что люди разные, как не все принимают и Россию. Это нормально. Европа ближе была Сомову, чем Америка. Это правда, которую глупо отрицать. В Европу он ездил вместе с родителями еще в детстве. Потом учился в Париже. В Германии вообще Сомова знают больше, чем в России, его и не забывали. Он там часто выставлялся. А Париж — вообще Мекка для русских художников. Не зря же там оказались все мирискусники. Им было проще приспособиться к европейской жизни, потому что они там подолгу жили, да и языкового барьера у них нет. Краски — везде краски, и художники гораздо чаще понимают друг друга, чем скажем литераторы: язык разделяет, а краски — объединяют. Каждый вправе выбирать место, где ему жить. Революция разделила людей и разбросала по всему миру, а некоторые просто погибли, оставшись в России. Правда, не все. Ахматова и Пастернак остались, хотя была возможность уехать. Оба умерли»в своей постели». А вот Хармса засадили в тюрьму, и не одного его.

  15. Спасибо, Лилия! Эрт — это кто?

  16. Lilia says:

    Прочла с удовольствием! Спасибо!
    Строчки о декоративно-прикладном таланте Сомова почему-то навеяли мысли об Эрте!! Замечательные » петербуржцы» мира!!!)

  17. yuriyapril says:

    Америку он не принял, почувствовав ее инородность своему душевному строю, в Россию он решил не возвращаться…
    ____________________________________________

    Это вы сами придумали, или кого — то повторили, Тина?
    Как все — таки любят русские «критики» уколоть бедную Америку, и меркантильная она и практичная..,, а вот Рахманинов почему — то остался… и не только он! ( список приводить не буду)
    А я думаю, что просто друзей у него во Франции было больше, он там учился все — таки, да и русских тогда было больше в Париже… И потом зачем придумывать и додумывать за художника…, человек живет там, где ему комфортно!
    Теперь я немного укушу критиков : «хорошо хоть не вернулся в сумашедшую, непредсказуемую Россию» как Дми́трий Петро́вич Святопо́лк-Ми́рский…, замечательный поэт и переводчик !
    Как оказалось, лучше жить в меркатильной Америке или Европе, но живым, чем в горячо любиой «критиками» Родине…

  18. nadilel says:

    Спасибо Тина! Прекрасные работы.
    Человек, который создает шедевр — обретает бессмертие.
    Надо попробовать выкупать акварель с мылом…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *