Мелочи церковной жизни. Чернушка

chernushka1Чернушка. Так сейчас назвала бы ту, которую всего несколько лет назад считала лучшей из преподавателей.

Но время идет и то, что раньше казалось настоящим, сегодня кажется совсем не таким однозначным.

Чернушка стала образом  отстраненности от мирского, безразличия к тому, что там происходит, а вместе с тем и к нам, кто не собирается в монастырь.

Черные, обрезанные по щиколотку, валенки, полуспущенные теплые чулки или гамаши, серая длинная юбка и неизменный черный платок. Такой она предстала передо мной в дни Великого поста на страстной седмице. Они служили посреди храма: о.Александр и она, он читал, она – пела.

Лицо строгое, неулыбающееся, сосредоточенное. Есть в храме такие лица, но они редкость. Все больше страстные, не остывшие, еще не пропитанные и не очищенные. А у нее – сухое, с впалыми щеками, утонченными чертами и глубокими глазами, лицо человека, который перестал чувствовать мир.

К ней было страшно подходить, потому что она была из того мира, в который путь тебе лично заказан. Но вблизи она оказалась другой: любящая, мягкая, теплая, как парное молоко. Говорит тихо, почти бесстрастно с минимумом эмоциональной выразительности и как бы нехотя.

chernushka2Ощущение, что слова ее напрягают, что ей трудно их проговаривать. Она поет и служит, все остальное – только необходимость, послушание, сопровождающее ее служение и с которым приходится считаться.

Разделённость на своих и чужих, на то, что происходит в храме и за его пределами, сначала привлекала, потом удивляла, затем я к ней привыкла, а сейчас она отталкивает. Сейчас  ближе и понятней то, о чем молил Бога-Отца Спаситель перед Гефсиманией:

«Не молю, да возмеши их от мира, но да соблюдеши их от неприязни…. Якоже Мене послал в мир, и Аз послах их в мир……»

Этих слов из священнической молитвы почти нигде не цитируют, но именно здесь точка взаимодействия мира и христиан, но мир  воспринимается в церковной среде не иначе как то, что во зле лежит и от которого надо поскорей отстраниться и отмыться как от грязи. Но Христос  учил апостолов только для того, чтобы послать их в мир.

chernushka3Но Чернушке даже не хочется рассказывать, вспоминать и разжевывать то, что давно осталось позади: всю музыкальную премудрость – за пять месяцев, точнее – за десять календарных часов. И ноты, и интервалы, и гаммы, и трезвучия, и знаки альтерации, и паузы, и гласы…Быстрей-быстрей, сбрасывая ненужный ей музыкальный груз на наши плечи.

Но мы запели! По нотам, по сольфеджио, по гласам! Только до определения тональности не дошли. Рассказывала она о ней позже, но тоже с как-то с скукой, скороговоркой, с той же усталой интонацией: «Всё это так просто, что и говорить не о чем, сплошная математика, не имеющая отношения к настоящей жизни».

Может оно и так. Болезнь эмоционального выгорания преподавателя известна и не по-наслышке. Но  от нее исходила тишина, покой, несуетность и не искусственные, которым не веришь, потому что чувствуешь только их внешнюю правильность, «отстегнутую» от внутреннего делания, а то, что стало ее сущностью.

Та тишина, которая врачевала и убаюкивала одновременно, которая притягивала и успокаивала, но которая нужна была только как передышка, чтобы все-таки вернуться в мир.

Тина Гай

Интересно? Поделитесь информацией!

Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Google Buzz

About Тина Гай

УВАЖАЕМЫЕ ПОДПИСЧИКИ!!! По техническим причинам вся БАЗА ПОДПИСЧИКОВ ИСЧЕЗЛА. Прошу Вас СНОВА ПОДПИСАТЬСЯ!!!! Моя цель – просвещение, девиз - просвещаясь, просвещать. Мир культуры так велик, что из него необходимо выбирать только лучшее, О человеке можно узнать по выбору, который он делает, в том числе и обо мне.
This entry was posted in Мысли вслух and tagged церковная жизнь. Bookmark the permalink.

4 Responses to Мелочи церковной жизни. Чернушка

  1. Ирина, интересный у Вас вопрос про «замаливать». Нашла в Инете: «Замаливать — значит молиться долго, забывая и себя и все мирское. Замаливанье, замоленье, действие по гл. Замольный грех, который можно замолить, замолимый. Замольчивый, нетяжкий, замоляемый». Т.е. замОлить, но замАливать. Спасибо за такой интересный ракурс. Да, и по поводу «каждому свое» тоже согласна. Можно спастись и в миру, а можно и уйдя из мира. Каждый выбирает свой путь.

  2. Ирина says:

    Вроде бы да, но вроде…
    Ведь каждому своё, т.е у каждого своё предназначение.
    Кому-то в миру жить и свет в него нести, а кому-то грехи наши в монастыре замаливать.

    PS а как правильно писать «замаливать»? Молитва — через О, но разве «замоливать» верно?

  3. Да, мой опыт шел от полного отрешения от мира — к его принятию со всеми его проблемами, от монашествующих — к человеку, который живет в миру и принимает все боли, учась их преодолевать. Господь меня отвел и от монастыря, и от церковного служения, хотя пробовала и то, и другое. Но поняла, что нельзя из человека сделать только его подобие, человек создан таким, каким создан: с его эмоциями, сердцем, умением переживать и страдать. И нельзя у него отнимать этого. Мир ничуть не хуже монастыря позволяет спасаться и жить с богом. Это моя эволюция за двадцать с лишним лет. Я прошла этот путь до конца и поняла, что жизнь больше монастыря и церковного двора.

  4. Я не встречала таких людей в храмах, а может просто не присматривалась. Как же тяжело отрешиться от мира, живя в миру. Быть совершенно безстрастной, без эмоций. Только молитва, только с Богом, каждую минуту, каждый миг. Тяжело. Знаю, что с помощью Божией все возможно, но и труд этот тяжел, ох как тяжел.
    Благодарю за статью! Много мыслей сразу, надо разобраться.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *