Печёрин-Чижов. Ч.2. Федор Чижов

Фёдор Васильевич Чижов

Часть 1. Владимир Печёрин

«Если судьба не отпустила нам таланта быть знаменитым, то почти всегда есть возможно делать дело, которое приносит пользу".

Этот эпиграф Чижов поставил к своей первой юношеской переводной работе о паровых машинах, мистически сделав его прологом и эпиграфом  к своей жизни тоже. А позднее, в дневнике, еще раз уточнит: “Девиз мой: дело, после него — дело и после всего — дело; если есть дело, оно меня сильно радует”.

Так под лозунгом дела прошла вся его жизнь, а вместе с ней сформировалась и жизненная позиция, и умонастроение, и судьба.

Федор Васильевич – замечательная личность в русской истории, прямая противоположность Печёрина. Он был чуть младше и родом из русской дворянской семьи, правда, бедной, но со священническими корнями. Дворянство отец  семейства Федора получил после многолетней службы на поприще образования, учителя истории, мифологии и философии. Дослужился отец до класса, давшего ему право на потомственное дворянство.

Федор навсегда сохранил память о своем родовом гнезде, став убежденным славянофилом и даже старообрядцем, в отличие от западника-Печёрина, на знамени которого было начертано «свобода личности, независимость и справедливость». Образ делового человека, крепкого купца и крупного промышленника-буржуа настолько стали сущностью Чижова, что глядя на его портреты безошибочно можно сказать, чей это лик.

Воспитывался Федор Васильевич в строгих православных традициях, с четкими нравственными ориентирами, которые стали главным мерилом всей его последующей жизни и деятельности. Нравственность и подённый труд - два столпа, на которых Чижов выстроил свою судьбу. Деньги, большие деньги, стали только результатом воплощения этих принципов. В положительном смысле личность Чижова настолько выигрывает в сравнении с теперешними бизнесменами, на вратах которых прибиты совсем иные щиты, что даже смешно их сравнивать.

Путь Чижова был не менее тернистым и извилистым, чем путь Печёрина. Как и Печёрин, он был замечен еще в студенчестве и, как блестящего студента, с дипломом кандидата наук его, по окончании Петербургского университета, оставляют на кафедре прикладной математики преподавателем. Через 4 года он защищает магистерскую диссертацию и становится профессором.

Интересно, что в первый год преподавания Чижов был настолько беден, что ему пришлось на первое занятие прийти в студенческой форме, чтобы выглядеть хоть как-нибудь прилично. Это было настолько не комильфо, что преподаватели скинулись и выделили ему сумму на приличествующий преподавателю костюм. Так начался его путь от бедного преподавателя в миллионеры, превращения в крупного финансиста и промышленника.

В год защиты диссертации Чижовым Печёрин, с которым он сдружился в кружке Никитенко, оставил Россию и писал Чижову из-за границы, чтобы он согласился участвовать в американском проекте: уехать и организовать в Америке свою коммуну. Чижов, однако, наотрез отказался, сказав, что его все устраивает и менять свою жизнь он не желает. Надо заметить, что его взгляды не были столь радикальными, как у Печёрина. В его дневнике есть восторженная запись о Николае I, которым он восхищался и даже любовался. Отказ был естественным.

Чижов стал усердно заниматься наукой. Однако через девять лет он резко меняет математику на искусство и уезжает вместе с богатым украинским семейством Галаган, в котором жил его воспитанник, в Италию. Он рассчитывал, что им будет написана всемирная история искусства. Однако, кроме нескольких статей по искусству, ему ничего сделать на этом поприще не удалось. В конце концов, когда ему было 45, он оценивает этот путь, как сбой в жизни.

Но в Италии он сближается с русскими художниками Ивановым, Бруни, Айвазовским, Моллером, гравером Иорданом, а также с Гоголем, к которому относился в годы его преподавания  в университете несколько свысока, т.к., в отличие от Чижова, Гоголь попал в университет по протекции Жуковского и Пушкина. Так постепенно Чижов входит в круг русской богемы. Он стал печатать статьи о некоторых художниках и уже тогда помогал многим из них.

Однако, самое главное в жизни Чижова было впереди. В Италии он сближается со славянофилами и староверами. Эти встречи становятся определяющими в его последующей жизни. Началось все со знакомства через Гоголя с Языковым, у которого были родственники в кругу славянофилов: его сестра была замужем за А.Хомяковым, известным русским богословом и философом.

Потом в течение трех лет были путешествия по славянским землям: Истрии, Далмации, Черногории, где его, как русского человека, очень тепло принимали. Там он искренне проникся славянским вопросом, стал славяноманом, помогал бедным православным храмам, закупая на свои средства священную утварь. В славянстве он стал видеть зарю нового человечества и его возрождение.

Он отрастил бороду, постригся под кружок, стал похож на купца и раскольника-старовера. И внутренне он полностью принимает  их идеологию жизни. В Петербурге, знавшие его как преподавателя, очень удивлялись  внешней перемене Чижова, считая это игрой в славянство. Позднее он сойдется со многими крупными промышленниками-староверами: И.Морозовым, его сыном  Саввой Морозовым, который после смерти Чижова станет его душеприказчиком, Мамонтовым, Третьяковым и др..

По возвращении в Россию, где его заподозрили в подготовке славянской революции, Чижова арестовали. Две недели его содержали в Петропавловской крепости, а потом сослали на Украину, запретив ему селиться в обеих столицах. Поскольку Чижов к тому времени остался почти без средств, он начал в ссылке, в местечке недалеко от Киева, свою первую предпринимательскую деятельность: решил разводить шелкопряда и выпускать русский шелк.

До некоторой степени ему это удалось: он покупает небольшой домик, окапывает его рвом, разводит сад для шелкопряда, нанимает нескольких работников и пробует привить шелковое заведение крестьянам, бесплатно раздавая червяков-шелкопрядов. Он начинает интересоваться философией и закаляет свою силу воли. Так прошло 10 лет. Результат того периода – две медали и книга по шелководству, сильная воля и окончательная решимость начать делать дело: искусство он рассматривает как сбой и баловство.

После ссылки, в 1857 г., он возвращается в Москву. Здесь уже влияние староверов и купцов становится для него определяющим. Ему уже 46, жить оставалось двадцать лет. И он с головой уходит в работу, в реализацию социально-экономической программы купцов и славянофилов. Купцов он рассматривает как наиболее близкий народу слой, как людей, готовых работать до седьмого пота. Отныне он посвящает свою жизнь купечеству. Так закончились мечты о всеславянстве.

Он становится редактором журнала «Вестник промышленности», потом – приложения к нему «Акционер». Начинает активно сотрудничать с крупными промышленниками: В. К. Крестовниковым, И. Ф. Мамонтовым, П. П. Малютиным, С. М. Третьяковым, А. И. Кошелевым, Т. С. Морозовым, И. А. Ляминым, К. Т. Солдатенковым, В. А. Кокоревым и другими.

Чижов начинает активно продвигать проект по строительству железной дороги от Москвы до Сергиева Посада. Нужна была железная воля и дипломатия, чтобы сломать российские стереотипы о неполезности дорог к местам паломничества. Она у него была. Уже через 4 года дорога начала действовать. Монахи Сергиево-Троицкой Лавры были глубоко признательны Чижову. Потом  дорога будет продлена до Ярославля.

Чижов начинает активную протекционистскую политику в пользу национальной промышленности и отказа от иностранного капитал. Он пишет записку Александру II о необходимости реорганизации системы управления промышленностью и торговли, которую категорически отклонили в Комитете финансов. Но он не сдавался.

Он использует общественность и СМИ в давлении на правительство. Активно защищает свободу частной собственности, выступает против крепостного права и сословной системы, за право предпринимателей участвовать в политическом и хозяйственном управлении России, за прогрессивную шкалу подоходного налога, за учреждение купеческих съездов, за сеть железных дорог, за создание частных акционерных кредитных учреждений и так далее и тому подобное.

Он создает план по выкупу иностранного капитала, который был вложен в железные дороги России. План удается. Но прибыль учредителям должна была пойти только через 18 лет. Это означало, что лично он ее  никогда не увидит. В 1867 г. открывается первый купеческий банк. Его приглашают туда работать. Потом он создает «Купеческое общество взаимного кредита» и становится крупным финансистом. Он не любил деньги и постоянно вкладывал их в дело, считая, что деньги, если остаются на руках, губят человека.

Ф.В.Чижов.Худ.КоровинОн выступает за развитие глубинки и включение ее во внутренний рынок России. Мечтает возродить идею Ивана Грозного о столице России в Вологде. Для этого он начинает вкладывать в развитие северных земель, Мурманска и Архангельска. Создает «Товарищество Архангельско-Мурманского срочного пароходства», вкладывая туда все свои средства. Дело шло тяжело и только после смерти основателя оно встало на ноги.

Чижов был меценатом, его благотворительность была широко известна. Он помогал всем, кто к нему обращался, но не любил тех, кто относился к делу спустя рукава. Он так и не женился. Говорят, что у него была внебрачная дочь, мать которой умерла при родах. Поэтому после смерти он оставил завещание, в котором весь свой капитал (около 10 млн. рублей) направлял на развитие народного просвещения и медицины.

На эти деньги в его родной Костроме было открыто 5 технических училищ и родовспомогательная больница. Он добровольно стал душеприказчиком Н.В.Гоголя, занимаясь выпуском его собрания сочинений и отправляя все вырученные деньги сестрам Гоголя, жившим только на эти сборы. Ему планировали поставить памятник, но не успели: грянула революция.

Таким был визави Владимира Сергеевича Печёрина. И кто из них был больше русским? Никто не ответит однозначно.

(Окончание следует)

Тина Гай.

Интересно? Поделитесь информацией!

Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Google Buzz

About Тина Гай

УВАЖАЕМЫЕ ПОДПИСЧИКИ!!! По техническим причинам вся БАЗА ПОДПИСЧИКОВ ИСЧЕЗЛА. Прошу Вас СНОВА ПОДПИСАТЬСЯ!!!! Моя цель – просвещение, девиз - просвещаясь, просвещать. Мир культуры так велик, что из него необходимо выбирать только лучшее, О человеке можно узнать по выбору, который он делает, в том числе и обо мне.
This entry was posted in Великие имена and tagged русские имена. Bookmark the permalink.

4 Responses to Печёрин-Чижов. Ч.2. Федор Чижов

  1. Извините, не читала упомянутого Вами автора. Использовала многие другие источники, но не этот. Но статья не научная, поэтому использовать научный аппарат в данном случае считаю излишним.

  2. Любитель старины says:

    Тина, а почему бы Вам не упомянуть источник Вашей статьи о Владимире Печерине и Федоре Чижове — известный очерк Инны Симоновой «Два полюса магнита», многократно издававшийся. Вы хотите выглядеть первооткрывателем этой темы?
    К тому же, фамилия у Владимира Сергеевича не Печёрин, а Печерин.

  3. Ирина, рада, что Вам понравилось. Но текст выглядит контрастней, если прочитать Ч.1 (Печёрин)

  4. Ирина says:

    Спасибо! Очень интересно!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *