Алик Ривин. Окончание

rivin6

К.Малевич. на сенокосе

(Начало здесь) Преклонялся Алик Ривин только перед одним поэтом – Велимиром Хлебниковым. Томик его стихов он всегда носил с собой, записывая свои - на полях.

Пророк! Со скатерти суконной
режь звездный драп тем поперек,
как математики учебник,
как тригонометр Попперек,
как тот историограф Виппер,
ты взял и прахи чисел выпер,
суставом истин пренебрег.
............
И ухо тонкое, резное,
как переливная лощина,
как колыбель ребят — прибоев,
казнимому прошевелило:

— Я ухо, ухо, ухо, ухо,
русло ума и уйма слуха,
врата познанья и забвенья,
седло Орфея и Морфея.
Я ухо, ухо, ухо, ухо, —
ты не лишишься слуха духа.
(Казнь Хлебникова. Отрывки)

Часто стихи Алика были импровизациями к случаю, которые за ним записывались его друзьями и слушателями. Иногда он приносил друзьям замызганные и грязные школьные тетрадки, в которых корявым почерком, который трудно было разобрать, были написаны стихи и дневниковые записи.

Бывало, что приносил  Алик какие-то замусоленные клочки бумаги, которые у него выпрашивались или покупались  благодарными слушателями. К настоящему времени сохранилось всего тридцать два стихотворения поэта, в том числе несколько уцелевших отрывков.

rivin7

К.Петров-Водкин. купание красного коня

В том саду-аду где в душу
пляска смерти и огня,
дух зажатый в сердце-грушу
давит слезы из меня.
Мое сердце, что пантера
черное обугленное
я стою у Англетера,
жизнь моя загубленная.

Моя милка что бутылка,
сломанная темная,
и от горла до затылка
судорогой порванная.

Сердце мое ты — карета,
запертая красная
счастье кучером одето,
а кобылка частная
частная несчастная.

Мой миленок что теленок
время дай нам молочка
по ножу ходил цыпленок
как по музыке рука.

Ходит по небу монета
прет по площади карета
и пантера не потеря
жуй теленка для комплекта.

Ах, частушка частая,
ах, каретка красная.
время кучером одето,
а кобылка частная.

rivin8

К.Малевич. Сепрематизм

Тридцать два стихотворения - всё, что осталось от большого поэта, наследника по прямой Хлебникова и обэриутов, хотя и этого оказалось достаточным, чтобы встать на вершине русской поэзии рядом с кумиром.

Но если от Хлебникова остался довольно солидный том стихов, прозы и научных расчетов, при всем том, что он постоянно забывал свои наволочки где угодно; от обэриутов – остались томики, пусть и не такие большие, как от Хлебникова, то от Ривина – лишь небольшие крохи, которых не наберется и на маленький сборничек.

Сохранившиеся стихотворения в большинстве своем  существуют  в разных редакциях, ни одна из которых не может считаться авторской и окончательно верной в силу того, что автора уже нет в живых и спросить, как надо, не у кого. Впервые стихи Алика Ривина появились в семидесятые годы за границей, в России они появились лишь в 1989 г. в журнале «Звезда», №11,  потом - в 1994 г. - в журнале «Новый Мир», № 1.

Кроме трагических и философских стихотворений у Ривина много хулиганских с жаргонизмами и арго.

Как у милой в огороде
соловьятся соловьи,
соловьихи чисто ходят,
соловейчики мои!
…..

Воробейчики летали,
прицелились поклевать,
воробейки пропищали:
Кус ин тохас! Дайте жрать!
….

В лесу, говорят, растет, говорят,
редька с медом вместе,
а здесь, кадохес Ленинград,
до леса не долезете.

rivin10

К.Петров-Водкин. Красный всадник (Фантазия)

А это - совсем хулиганское, про Ленинград тридцатых годов:

Слез неба чистых не проси у бляди
и сахара в соленом не ищи,
Одессы не откроешь в Ленинграде,
увы, все люди здесь — прыщи.

Все девочки здесь критику читали,
все мальчики французски говорят,
все делали аборты, все глотали,
кто любит в рот, кто брезгует — тот в зад.

И это жизнь? И этой жизни ради
влачить, как … , постылое житье,
ходить испрашивать у каждой бляди,
как ей понравится моё в ее глубинах битиё?
(Отрывок)

Имя Ривина  то ли Алик, то ли Алек, то ли Александр. И с отчеством тоже не совсем ясно: пишут Иосифович, но рядом - знак вопроса. А уж с годами рождения и смерти - вовсе сплошная чехарда: то ли 1913, то ли 1914, то ли 1915 и тоже – со знаком вопроса. И пропал без вести то ли в 41, то ли  в 42; умер то ли от голода, то ли покончил жизнь самоубийством, то ли уехал куда-то на Кавказ.  И ни одной фотографии…

Еврейский юноша Алик Ривин, приехал в Ленинград поступать в ЛИФЛИ. Отец и мать развелись, отец женился второй раз, не ладил с сыном, помогал ему лишь время от времени. Мать рано умерла, похоронена в Москве на Дорогомиловском кладбище. Ей поэт посвятил стихотворение «Дорогомиловка».

Вот ты, Москва моя, моя упрямая,
как вкрадчивое торжество,
вот столь за мамою, вот столь без мамы я,
вот столько разом прожито.

На пепельной скатерке кладбища
зачокаются чаши лип.
Шоссе по-пьяному осклабится,
улыбкой чащу пропилив

застав, шлагбаумы заламывая,
метя аллейною листвой, —
к тебе, Москва моя, моя упрямая,
как вкрадчивое торжество.

rivin11

К.Малевич. Лесоруб

Для поступления в институт  требовался производственный стаж (я еще застала это нелепое требование - тоже два года работала на заводе - Т.Г.). Пошел работать на завод. Несчастный случай, остался инвалидом, оторвало пальцы на правой руке (кто-то говорит – на левой). Поступил в институт, но после первого курса попал в психиатрическую больницу с диагнозом шизофрения, где пролечился три или четыре месяца.

После больницы в институт не вернулся,  начал вести бродяжническую и нищенскую жизнь, живя на случайные заработки от переводов (он хорошо знал французский и идиш) и пенсию по инвалидности. Когда не хватало ни того, ни другого, ловил кошек и продавал их в институт для опытов или собирал и сдавал бутылки.

Исчез Алик Ривин также внезапно, как и появился. Когда началась война, хотел пробраться к румынскому фронту, наняться переводчиком, но не случилось. Он верил в победу, но знал, что достанется она дорогой ценой, о чем и написал в последнем стихотворении, почти завещании.

От тревоги к тревоге мечась,
Тихо заживо в яме сиди.
Помни: Гитлер — рыцарь на час,
Но весь этот час — впереди.
22 июня 1941

rivin12

А.Дейнека. Окраина Москвы. Ноябрь 1941 года

В 1961 году о странном поэте, который однажды приезжал в предвоенную Москву, вспомнил Давид Самойлов и написал стихотворение, посвященное памяти Алика Ривина.

Жил в Ленинграде странный малый.
Угрюмый, мрачный и больной.
Был у него талант немалый.
Я знал его перед войной.
Вел счет неведомым обидам,
Нес груз невидимой вины.
Он был убогим инвалидом
Не бывшей, будущей войны.

Мы ждали славы и победы,
Лихого грома медных труб.
А он провидел только беды.
Он видел свой убогий труп,
Его шатали бомбовозы
Своею воющей волной,
Блокады будущей морозы
Его покрыли сединой.

Читая странные баллады,
Мы не угадывали в нем
Провидца будущей блокады,
Что приближалась день за днем.
Где он погиб? В каком подвале?
Как он окончил бытие?
Какие люди подавали
Ему последнее питье?
Какую страждущую строчку
Он дописать уже не мог?
Какой несчастный по листочку
Его стихи в печурке жег?

Стихи, наверное, сгорели,
Не много было в них тепла.
А люди эти постарели.
А может, жизнь их утекла.
И сгинул он. На белом свете
Он не оставил ничего.
И мы не судим о поэте.
Как будто не было его.

Тина Гай

Интересно? Поделитесь информацией!

Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Google Buzz

About Тина Гай

УВАЖАЕМЫЕ ПОДПИСЧИКИ!!! По техническим причинам вся БАЗА ПОДПИСЧИКОВ ИСЧЕЗЛА. Прошу Вас СНОВА ПОДПИСАТЬСЯ!!!! Моя цель – просвещение, девиз - просвещаясь, просвещать. Мир культуры так велик, что из него необходимо выбирать только лучшее, О человеке можно узнать по выбору, который он делает, в том числе и обо мне.
This entry was posted in Искусство and tagged Еврейская страничка, Любимые писатели и поэты, Серебряный век. Bookmark the permalink.

19 Responses to Алик Ривин. Окончание

  1. Большое спасибо за «вкусняшки»! Удивительно, что отыскался портрет поэта, хотя в печати утверждалось, что ни единого портрета поэта не сохранилось. Хорошо было бы, если Ваши находки стали доступны широкому кругу читателей, об Алике Ривине знают очень немногие. Я Вам написала подробнее в письме по электронке.

  2. B,F, says:

    Ошибся в написании мейла: должно быть atombomb(собака)rambler.ru

  3. B,F, says:

    Спасибо, мой е-мейл atombom(собака)brambler.ru. В ответ могу похвастаться некоторыми вкусняшками собственного изыскания: сейчас планирую отсканировать статьи «Алик Ривин — бродящий поэт» Л. Рубинштейна (Звезда, № 2, 1997) и «Мой сосед Алик Ривин» Э. Шнейдермана (Звезда, № 10, 2000). Они часто упоминаются в интернете, но, насколько знаю, текст пока нигде выложен не был. Во втором журнале в качестве неожиданного сюрприза обнаружился даже портрет А.Р. Тоже отсканирую. Вообще, хорошо было бы, создать какую-то площадку, где аккумулировать всё написанное Ривиным и о Ривине. Но вот где? Не в «контакте» же…

  4. Да, это ж. «Звезда», 1989, №11. Там напечатана статья Г.А.Левинтона «Забытый поэт» (Стихи Александра Ривина), С. 178-179. Там несколько его стихотворений (восемь). В том числе и Дорогомиловка. Я полностью его взяла оттуда. Если не найдете, то я Вам по почте сброшу этот номер DjVu (если дадите свой адрес). Успехов Вам!

  5. B.F. says:

    Стараюсь собирать все стихи Ривина, которые могу встретить. Скажите, пожалуйста, где Вы нашли стихотворение «Дорогомиловка» и полностью ли оно приведено у Вас? Заранее благодарю.

  6. Мне кажется, Вы слишком к себе требовательны и строги. Много увлечений — это хорошо, т.к. одно подпитывает другое. Радует, что хоть одно стихотворение «не успели спрятать в наволочку».

  7. nadilel says:

    В том-то и дело, что увлечений много, а должно быть одно, чтобы стоило того! :)

  8. Nadilel! Почему? Сравнивать, конечно, всегда есть с чем. Но посмотрите на Анну Силивончик, как она активна. Почему-то моя интуиция мне подсказывает, что Ваши работы достойны того, чтобы их увидели другие. И стихи Ваши, которыми Вы среагировали так неожиданно на Алика Ривина, меня просто сразили. Я сначала даже не поверила, что это — Ваше. Начала искать в Интернете. Потом поняла — так могли написать только Вы! Очень хочу посмотреть и Ваши картины, и еще читать Ваши стихи, я уж не говорю о других Ваших увлечениях.

  9. nadilel says:

    Что вы, Тина, я не рискну… я свои картины не рискую выставлять имея худ. образование, а что говорить о стихах… сразу отвечу — мне есть с чем сравнивать :)

  10. Мне очень понравилось! Есть еще что-нибудь? Поделитесь, пжл. М.б. где-нибудь в Интернете есть?

  11. nadilel says:

    Я не успела спрятать их в наволочку, как-то сразу они вылились на вашу страницу …

  12. Спасибо за стихи, мурашки по телу… Как понимаю, Ваши стихи.

  13. Да, это должно быть Вам интересно. Алик — поэт от Бога, но от него осталось очень мало, Вы быстро прочитаете все, что есть в Интернете в смысле стихов, а вот о нем написано много, я накопала очень много, даже неожиданно для себя. Поищите книгу Олега Юрьева, очень интересный поэт и пишущий о русской поэзии, настоящей поэзии. У него есть свой блог.

  14. Я специально вставила картины именно этих художников, потому что мне они тоже показались наиболее соответствующими теме. Спасибо, что заметили это. Значит я не ошиблась.

  15. Спасибо Вам, что прониклись судьбой поэта, которому жизнь отмерила всего-ничего. Настоящие поэты всегда видят глубже и дальше, чем простые смертные.

  16. флора файт says:

    Забыла сказать- иллюстрации Малевича и Петрова- Водкина так созвучны содержанию Вашей статьи!

  17. флора файт says:

    Доброго дня, Тина! Хоть я и далека от поэзии, но этот материал меня не то что потряс, а воспринялся как нечто невозможное))) Прочла с большим интересом. Читая, вспомнился мне Юродивый из оперы «Борис Годунов»: мыслями таких людей правда жизни говорит.
    Можно, конечно, осуждать те времена, когда такие люди, как Алик, воспринимались просто шизофрениками, но ведь этот как раз и есть просто жизнь. Спасибо тем, кто по какому-то наитию сохранил то, о чем я прочла в Вашей статье. И благодарю Вас за этот материал.
    Простите, комментарий получился сумбурным, меня рассказ об этом человек потряс.

  18. Захар Правдин says:

    Спасибо за открытие. Обязательно поищу чтоб полностью прочитать. Удачи!

  19. nadilel says:

    Набежала слеза, от прочитанных слов, от того, что уже, никогда не найдешь, не прочтешь, не узнаешь, как было давно, скупо, голодно, холодно, очень темно… Тихо плачут и тают, берега у реки, а река забирает — слезы грязи горьки, навсегда забирает и несет далеко, там где мысли ныряют, но до дна далеко. И тогда все те слёзы, что забрала река, унесет океан на свои небеса, и как только закапает дождь на ресницах, вдруг почувствуешь горечь слезы на страницах…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *