Сергей Есенин: соприкосновение с тайной

russkij_poet6(Начало здесь) Русский поэт невозможен без грусти и тоски, которые рождаются не из личных обстоятельств или сиюминутного настроения. Великий поэт выражает гораздо более глубокие чувства,  не связанные с тем, что с тобой происходит здесь и сейчас, он выражает метафизические чувства.

Сергей Есенин – поэт глубоко национальный, немыслимый вне и без России. О Есенине написано очень много, но поэт так и остается загадкой и тайной. Его неразгаданность связана с неразгаданностью самой России и русской души.

Поэт настолько близок каждому русскому человеку, что его понимают все: и самый последний хулиган, и самый высоколобый интеллектуал. Есенин, писавший почти исключительно о России, сумел прикоснуться к ее тайне и передать ее не столько словом, сколько настроением, интонацией и самой жизнью.

Как глубоко русский человек, он даже физически не мог жить  вне России, что видно по его письмам из Европы и Америки. А главное - Сергей Есенин, как ни один другой русский поэт, смог с необыкновенной силой выразить ощущение метафизической тайны "окаянной" России, не отпускающей его ни на минуту и выливающейся в безотчетную грусть-печаль.

Этой грусти теперь не рассыпать
Звонким смехом далеких лет.
Отцвела моя белая липа,
Отзвенел соловьиный рассвет.
….

Покосившаяся избенка,
Плач овцы, и вдали на ветру
Машет тощим хвостом лошаденка,
Заглядевшись в неласковый пруд.

Это все, что зовем мы родиной,
Это все, отчего на ней
Пьют и плачут в одно с непогодиной,
Дожидаясь улыбчивых дней.

«Роман без вранья» Анатолия Мариенгофа смог передать все  метания Сергея Есенина, пропитанного обездоленностью, тоской, отчаянием, грустью, одиночеством, которые невозможно было заглушить разгулом, вином, женщинами и путешествиями в чужие края. Более того, чем больше  он погружался в них, тем сильнее становились его тоска и отчаяние.

…как-то я не ночевал дома. Вернулся в свою «ванну обетованную» часов в десять утра; Есенин спал. На умывальнике стояла пустая бутылка и стакан. Понюхал — ударило в нос сивухой. Растолкал Есенина. Он поднял на меня тяжелые, красные веки.

«Что это, Сережа?… Один водку пил?…» - «Да. Пил. И каждый день буду… ежели по ночам шляться станешь… с кем хочешь там хороводься, а чтобы ночевать дома…».  Это было его правило: на легкую любовь он был падок, но хоть в четыре или в пять утра, а являлся спать домой. Мы смеялись: «Бежит Вятка в свое стойло».

Основное в Есенине: страх одиночества.  А последние дни в «Англетере». Он бежал из своего номера, сидел один в вестибюле до жидкого зимнего рассвета, стучал поздней ночью в дверь устиновской комнаты, умоляя впустить его.

***

russkij_poet8

Но до конца зимы все-таки крепости своей не отстояли. Пришлось отступить из ванны обратно — в ледяные просторы нашей комнаты.  Стали спать с Есениным вдвоем на одной кровати. Наваливали на себя гору одеял и шуб. По четным дням я, а по нечетным Есенин первым корчился на ледяной простыне, согревая ее дыханием и теплотой тела.

Одна поэтесса просила Есенина помочь устроиться ей на службу. У нее были розовые щеки, круглые бедра и пышные плечи.  Есенин предложил поэтессе жалованье советской машинистки, с тем чтобы она приходила к нам в час ночи, раздевалась, ложилась под одеяло и, согрев постель («пятнадцатиминутная работа!»), вылезала из нее, облекалась в свои одежды и уходила домой.

Дал слово, что во время всей церемонии будем сидеть к ней спинами и носами уткнувшись в рукописи. Три дня, в точности соблюдая условия, мы ложились в теплую постель.  На четвертый день поэтесса ушла от нас, заявив, что не намерена дольше продолжать своей службы.

Когда она говорила, голос ее прерывался, захлебывался от возмущения, а гнев расширил зрачки до такой степени, что глаза из небесно-голубых стали черными, как пуговицы на лаковых ботинках.  Мы недоумевали: «В чем дело? Наши спины и наши носы свято блюли условия…» - «Именно!.. Но я не нанималась греть простыни у святых…»

***

russkij_poet9

В есенинском хулиганстве прежде всего повинна критика, а затем читатель и толпа, набивавшая залы литературных вечеров, литературных кафе и клубов. Критика надоумила Есенина создать свою хулиганскую биографию, пронести себя хулиганом в поэзии и в жизни. 

Я помню критическую заметку, послужившую толчком для написания стихотворения «Дождик мокрыми метлами чистит», в котором он, впервые в стихотворной форме, воскликнул:

"Плюйся, ветер, охапками листьев, Я такой же, как ты, хулиган".   Есенин читал эту вещь с огромным успехом. Когда выходил на эстраду, толпа орала: «Хулигана».  Тогда совершенно трезво и холодно — умом он решил, что это его дорога, его «рубашка».

….

Я не знаю, что чаще Есенин претворял: жизнь в стихи или стихи в жизнь.  Маска для него становилась лицом и лицо маской.  Вскоре появилась поэма «Исповедь хулигана», за нею книга того же названия и вслед, через некоторые промежутки, «Москва кабацкая», «Любовь хулигана» и т. д., и т. д. во всевозможных вариациях и на бесчисленное число ладов.

***

russkij_poet10

Ю.Золоторёв. Сергей Есенин

 

Ни в одних есенинских стихах не было столько лирического тепла, грусти и боли, как в тех, которые он писал в последние годы, полные черной жутью беспробудности, полного сердечного распада и ожесточенности.

***

В цифрах Есенин был на прыжки горазд и легко уступчив. Говоря как-то о своих сердечных победах, махнул: «А ведь у меня, Анатолий, за всю жизнь женщин тысячи три было». – «Вятка, не бреши». – «Ну, триста». – «Ого!» - «Ну, тридцать». – «Вот это дело».

***

Любили мы в ту крепкую и тугую юность потолковать о неподходящих вещах — выдумывали январский иней в волосах, несуществующие серебряные пятачки, осеннюю прохладу в густой горячей крови.

Есенин отложил зеркала и потянулся к карандашу. Сердцу, как и языку, приятна нежная, хрупкая горечь. Прямо в кровати, с маху, почти набело (что случалось редко и было не в его тогдашних правилах) написал трогательное лирическое стихотворение.  Через час за завтраком он уже читал благоговейно внимавшим девицам:

По-осеннему кычет сова
Над раздольем дорожной рани.
Облетает моя голова,
Куст волос золотистый вянет.
Полевое степное «ку-гу»,
Здравствуй, мать голубая осина!
Скоро месяц, купаясь в снегу,
Сядет в редкие кудри сына.
Скоро мне без листвы холодеть,
Звоном звезд насыпая уши.
Без меня будут юноши петь,
Не меня будут старцы слушать.

****

russkij_poet11

Мы лежали в своем купе. Есенин, уткнувшись во флоберовскую «Мадам Бовари». Некоторые страницы, особенно его восторгавшие, читал вслух.  В хвосте поезда вдруг весело загалдели. От вагона к вагону — пошел галдеж по всему составу.  Мы высунулись из окна.

По степи, вперегонки с нашим поездом, лупил обалдевший от страха перед паровозом рыжий тоненький жеребенок.  Зрелище было трогательное. Надрываясь от крика, размахивая штанами и крутя кудластой своей золотой головой, Есенин подбадривал и подгонял скакуна.

Железный и живой конь бежали вровень версты две. Потом четвероногий стал отставать, и мы потеряли его из вида.  Есенин ходил сам не свой. После Кисловодска он написал в Харьков письмо девушке, к которой относился нежно.  Оно не безынтересно.  Привожу:

«….Трогает меня в этом только грусть за уходящее, милое, родное, звериное и незыблемая сила мертвого, механического. Вот вам наглядный случай из этого. Ехали мы из Тихорецкой на Пятигорск, вдруг слышим крики, выглядываем в окно и что же видим: за паровозом, что есть силы, скачет маленький жеребенок, так скачет, что нам сразу стало ясно, что он почему-то вздумал обогнать его.

Бежал он очень долго, но под конец стал уставать, и на какой-то станции его поймали. Эпизод — для кого-нибудь незначительный, а для меня он говорит очень многое. Конь стальной победил коня живого, и этот маленький жеребенок был для меня и вымирающим образом деревни и ликом Махно. Она и он в революции нашей страшно походят на этого жеребенка тягательством живой силы с железной…»

А в прогоне от Минеральных до Баку Есениным написана лучшая из его поэм — «Сорокоуст». Жеребенок, пустившийся в тягу с нашим поездом, запечатлен в образе, полном значимости и лирики, глубоко волнующей.

***

russkij_poet12

Один Новый год встречали в Доме печати. Есенина упросили спеть его литературные частушки. Василий Каменский взялся подыгрывать на тальянке.  Каменский уселся в кресле на эстраде, Есенин — у него на коленях.  Начали:

Я сидела на песке
У моста высокого,
Нету лучше из стихов
Александра Блокова.

Ходит Брюсов по Тверской
Не мышой, а крысиной.
Дядя, дядя я большой,
Скоро буду с лысиной.

Ах, сыпь! Ах, жарь!
Маяковский бездарь.
Рожа краской питана,
Обокрал Уитмана.

Ох, батюшки, ох-ох-ох,
Есть поэт Мариенгоф.
Много кушал, много пил,
Без подштанников ходил.

Сделала свистулечку
Из ореха грецкого,
Нету яре и звон чей
Песен Городецкого.

***

russkij_poet13

Анатолий Мариенгоф и Сергей Есени

Зашел к нам на Никитскую в лавку человек — предлагает недорого шапку седого бобра. Надвинул Есенин шапку на свою золотую пену и пошел к зеркалу. Долго делал ямку посреди, слегка бекренил, выбивал из-под меха золотую прядь и распушал ее. Важно пузыря губы, смотрел на себя в стекло, пока сквозь важность не глянула на него из стекла улыбка, говорящая: «И до чего же это я хорош в бобре!»

***

Вечером «Почем-Соль» сетовал: «Не поеду, вот тебе слово, в жизни больше не поеду с Сергеем… Весь вагон забил мукой и кишмишем. По ночам, прохвост, погрузки устраивал… я, можно сказать, гроза там… центральная власть, уполномоченный, а он кишмишников в вагон с базара таскает. Я им по два пуда с Левой разрешил, а они, мерзавцы, по шесть наперли…»

Есенин нагибается к моему уху: «По двенадцати!..» - «Перед поэтишками тамошними метром ходит… деньгами швыряется, а из вагона уполномоченного гомельскую лавчонку устроил… с урючниками до седьмого пота торгуется… И какая же, можно сказать, я после этого — гроза… уполномоченный…»

«Скажи, пожалуйста, «урюк, мука, кишмиш»!.. А то, что я в твоем вагоне четвертую и пятую главу «Пугачева» написал, это что?… Я тебя, сукина сына, обессмерчиваю, в вечность ввожу… а он — «урюк! урюк!»…»

(Окончание здесь)

Тина Гай

Интересно? Поделитесь информацией!

Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Google Buzz

About Тина Гай

УВАЖАЕМЫЕ ПОДПИСЧИКИ!!! По техническим причинам вся БАЗА ПОДПИСЧИКОВ ИСЧЕЗЛА. Прошу Вас СНОВА ПОДПИСАТЬСЯ!!!! Моя цель – просвещение, девиз - просвещаясь, просвещать. Мир культуры так велик, что из него необходимо выбирать только лучшее, О человеке можно узнать по выбору, который он делает, в том числе и обо мне.
This entry was posted in Великие имена and tagged Любимые писатели и поэты, общество и политика, русские имена, Серебряный век. Bookmark the permalink.

2 Responses to Сергей Есенин: соприкосновение с тайной

  1. Нет, в этом вопросе я вовсе не просвещенная. Гипотез вокруг загадочной смерти много, я совершенно не знаток этого вопроса и даже вникать в это не хочу. Я люблю поэзию Есенина и допускаю, что его могла убрать насильственно, но он и сам делал много для того, чтобы покинуть этот свет как можно раньше. Так что можно сказать, что если и было насилие, то оно скорее всего для него было спасительным. Он был человеком с трагической судьбой и жить ему на этом свете вовсе не доставляло удовольствия. Иначе он бы не пил так безбожно и не пускался во все тяжкие. Он сознательно шел к такому концу. Ему плохо было везде: и в Европе, и в Америке, и в России, но в России ему было все-таки лучше, чем в Европе и Америке.

  2. Безусловно работа, посвященная творчеству великого русского поэта Сергея Есенина раскрывает новые оттенки образа поэта и его творчества., прекрасно полдобраны ссылки
    Думаю, что лирика Есенина настолько музыкальна, что сама находит себе музыкальные гармонии и ритмы и почти полностью становится песенной, чего нельзя сказать о многих других поэтов времен коммунистического эксперимента.
    Известно, что множество лет Есенин был фактически запрещен. В ОРдессе прозвучали стихи Есенина в полную мощь только в период оккупации, когда отмечали какой-то его юбилей и вышел сборник стихов Есеннина, за наличие которого впоследствии можно было получить срок.
    Проблемой особленно в настоящее время является его гибель. Все больше становится свидетельств тому, что смерть Есенина была вынужденной, а вовсе не от «мировой тоски».
    Для аргументации попробую привести зхдесь найденное мною в материалах дела рукописное стихотворение, приписываемое Есенину, которое было и опубликовано в журнале «Колокол» в его первом номере хозяином Русского театра при оккупации Василием Вронским. Я сравнивал рукописный вариант, за который студенты Паляница и Шмуклеровская получил по 6 лет лагерей в период ежовщины с журнальнгым и мой вариант собрал наиболее полный текст:

    Стихотворение называется «Послание «евангелисту «Демьяну Бедному» Было написано незадолго до трагической гибели поэта:

    Я часто думаю: за что Его казнили,
    за что Он жертвовал Своею головой?
    За то ль, что враг суббот, Он против всякой гнили
    Отважно поднял голос свой?

    За то ли, что в стране проконсула Пилата,
    где культом Кесаря полны и свет, и тень,
    Он с кучкой рыбаков из бедных деревень
    За Кесарем признал лишь силу злата?

    За то ль, что, не жалея сам себя,
    Он к горю каждого был милосерд и чуток
    И всех благословлял, мучительно любя
    И маленьких детей, и грязных проституток?

    Не знаю я, Демьян, в евангелии твоем
    Я не нашел правдивого ответа.
    В нем много бойких слов,- ох, как их много в нем,-
    Но слова нет, достойного поэта!

    Я не из тех, кто знает лишь попов,
    Кто безотчетно верит в Бога,
    Кто лоб свой расшибить готов,
    Молясь у каждого церковного порога.

    Я знаю, что, стремясь по Вечному пути,
    Здесь на Земле, не расставаясь с телом
    Не мы, так кто-нибудь другой, ведь должен же дойти
    Воистину к Божественным пределам?1

    И все-таки, когда я в “Правде” прочитал
    Неправду о Христе блудливого Демьяна,
    Мне стыдно стало так, как будто я попал
    В блевотину, извергнутую спьяна.

    Я не люблю религии раба,
    Покорного от века и до века,
    И вера у меня в чудесное слаба:
    Я верю в знание и силу Человека!2

    Пусть Будда, Моисей, Конфуций и Христос —
    Далекий миф, — мы это понимаем, —
    Но все-таки нельзя, как годовалый пес
    На все и всех захлебываться лаем!

    Христос — сын Высшего — за правду был казнен
    Пусть это миф, но все ж, когда прохожий
    Его спросил: “Кто ты?” — ему ответил Он:
    “Сын человеческий”, а не сказал: ”Сын Божий!”

    Пусть миф — Христос и мифом был Сократ,
    Так что ж от этого? И надобно подряд
    Плевать на то, что для людей есть свято?
    Тебе знаком, Дамьян, всего один арест,
    А ты скулишь: “Ах, крест мне выпал лютый!”
    А что, когда б тебе Голгофский дали крест и чашу с едкою
    цикутой?
    Хватило б у тебя величья до конца
    В последний час, как Он примером тоже
    Благословлять весь мир под тернием венца
    И о бессмертии учить на смертном ложе?

    Нет! Ты, Демьян, Христа не оскорбил,
    Ты не задел Его своим пером нимало!
    Разбойник был, Иуда был —
    Тебя лиш только не хватало!

    Ты сгустки крови у креста
    Копнул ноздрей, как толстый боров.
    Ты только хрюкнул на Христа,
    Ефим Лакеевич Придворнов!1

    Но ты свершил двойной тяжелый грех
    Своим дешевым балаганным вздором:
    Ты оскорбил поэтов вольный цех
    И малый свой талант покрыл позором.

    Ведь там, за рубежом, прочтя твои стихи,
    Небось смеются над тобой, писательской стряпушей:
    — “Еще тарелочку Демьяновой ухи,
    Соседушка, мой свет, пожалуйста, покушай!”

    А русский мужичок, читая ”Бедноту”,
    Где образцовый труд печатался куплетом,
    Еще усерднее помолится Христу
    И коммунисту “мать” пошлет при этом!

    Подпись в материалах дела: Сергей Есенин.

    Читая это стихотворение, становится все более отчетливее гипотеза о том, что смерть С.Есенина была не добровольная, а явно вынужденная. Текст стихотворения — прямое доказательство этому. Ясно видны и те, кому нужна была смерть великого поэта.
    Во-первых текст стихотворения вовсе не содержит пессимизма и желания смерти, как в некоторых статьях такое подчеркивается для объяснения смерти поэта. Во-вторых, вряд ли как и высказывания того времени С. Есенина могло простить ГПУ
    Было бы узнать, (ведь мы с Вами друзья!) Ваше просвещенное мнение, Тина Гай, по данному вопросу. В.Смирнов

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *