Философский пароход

filosofskij_parohod1

Ольга Цицкова. Русская идея. Философский пароход, 2007

Август отмечен еще одним печальным событием – началом операции, известной как «Философский пароход». Ленин за шесть дней до инсульта отдает приказ о начале операции по административной высылке «старой интеллигенции» с четким прописыванием всех ее шагов вплоть до инструкции как, когда и что надо делать.

Потом он, уже будучи тяжело больным, непосредственно  руководит ходом этой операции и постоянно интересуется, как идут дела и пеняет, что она проходит  слишком  медленно, требуя ускорить ее завершение. Нет сомнений, что лично для него эта операция была одной из ключевых и очень важной.

«Комиссия ... должна представить списки, и надо бы несколько сот подобных господ выслать за границу безжалостно, - указывал Владимир Ильич. - Очистим Россию надолго" и предупреждал, что "делать это надо сразу. К концу процесса эсеров, не позже. Арестовывать… без объявления мотивов - выезжайте, господа!»

Всего было три философских парохода: два «Обербургомистр Хаген» и «Пруссия»  – из Петрограда и один «Жан» - из Украины. Кроме пароходов, были еще «философские поезда», увозившие в Германию, как «ненужный хлам», цвет русской интеллигенции. И не только философов, но и врачей, инженеров, литераторов, педагогов, юристов, религиозных и общественных деятелей, а так же особо непокорных студентов.

filosofskij_parohod2

Зафрахтованный у немцев пароход «Обербургомистр Хаген», отплывший 29 сентября 1922 г. отнабережной Петрограда. На нем выехало более 30 (с семьями около 70 человек) московских и казанских интеллигентов, в том числе Н.А. Бердяев, С.Л. Франк, С.Е. Трубецкой, П.А. Ильин, Б.П.Вышеславцев, А.А. Кизеветтер, М.А. Осоргин, М.М. Новиков, А.И. Угримов, В.В. Зворыкин, Н.А. Цветков, И.Ю. Баккал и др

С собой разрешалось брать минимум вещей и двадцать долларов, хотя было известно, что операция с валютой тогда каралась смертной казнью. Не разрешалось брать драгоценности, кроме обручальных колец, никаких книг и рукописей. Отъезжающие должны были снимать даже нательные крестики. И с каждого бралась подписка, что они никогда обратно не вернутся. Словом выпроваживали без всяких средств к существованию и навсегда.

Всего по официальным данным в течение лета-осени 1922 года принудительно было выслано двести двадцать пять человек. По неофициальным, зарубежным данным, пятьсот, а по другим источникам – около двух тысяч. Сегодня уже никто точно сказать не может, сколько же выслали, потому что кроме официально утвержденных списков были еще  тайные приказы, а также эмиграция под давлением властей.

Высылали в основном «старую» интеллигенцию, которая не хотела и не могла по своим убеждениям и ментальности сотрудничать с советской властью. За  пять лет, что прошли  после начала революции, уже многим из них стало ясно: и про новую власть, и про будущее, которое ждет страну, и про судьбу интеллигенции в ней.

filosofskij_parohod3

Памятная доска установлена в Санкт-Петербурге на месте, откуда отходили "Философские пароходы"

Если в 1918-1919, в самые тяжелые годы гражданской войны и военного коммунизма, еще была надежда, что запустение, голод и холод  всего лишь временные трудности и многие интеллигенты (Блок, Маяковский, Есенин, Хлебников, Хармс, Бенуа, Сомов, Малявин и другие) приняли революцию как народную и относились к ней вполне лояльно, то в 1922 году уже никаких иллюзий не оставалось.

И дело было уже не в голоде и холоде, потому что к тому времени НЭП, худо-бедно, начала кормить страну. Дело было  в формирующейся среде, вытеснявшей  прежние традиции и устои, прежнюю ментальность и духовные ориентиры, в требовании не просто лояльности, но и отсутствия всякого внутреннего сопротивления, несогласия и инакомыслия, на что старая интеллигенция согласиться никак не могла.

Она привыкла думать, а непросто  принимать слова на веру. Внутреннее сопротивление старой гвардии профессоров и  ученых было успешно сломлено за считанные недели 1922 года. Есть миф, что многие из них не хотели уезжать, но это не совсем так. Например, русский религиозный философ Борис Вышеславцев,  эмигрировавший  не по списку, а по собственному желанию, пишет в 1922 году своему другу в Берлин:

filosofskij_parohod4

Приз кинофестиваля "Русское зарубежье"

«Я собираюсь отсюда <из России> уехать и слышал, что Вы организуете университет в Берлине. Если да, то имейте меня в виду <…> Вы спасаете этим живое воплощение остатков русской культуры для будущего, помимо спасения живого приятеля. Жизнь здесь физически оч<ень> поправилась, но нравственно невыносима для людей нашего миросозерцания и наших вкусов.

Едва ли в Берлине Вы можете есть икру, осетрину и ветчину и тетерок и пить великолепное удельное вино всех сортов. А мы это можем иногда, хотя и нигде не служу и существую фантастически, пока еще прошлогодними авторскими гонорарами и всяк<ими> случайными доходами.

Зарабатывать здесь можно много и тогда жить материально великолепно, но – безвкусно, среди чужой нации, в духовной пустоте, в мерзости нравств<енного> запустения. Если можете, спасите меня отсюда»

Меня особенно поразили слова «среди чужой нации». И это не оговорка, так оно и было: советская власть смотрела на интеллигенцию сквозь идеологическую призму, и если она и была нужна, то только как технический инструмент - научить народ грамоте, чтобы он умел читать, а отнюдь не думать.

filosofskij_parohod5

Старая интеллигенция считала себя носительницей общегуманитарной миссии, к идеологии не имеющей никакого отношения, она полагала, что должна учить не только читать и писать, но при этом еще и мыслить, воспринимать реальность без идеологических шор, но именно поэтому всех их, по мнению властей, и стоило расстрелять.

Почему же тогда она неожиданно проявила гуманность и сделала такой широкий  жест милосердия,  заменив высшую меру наказания административной высылкой? По словам  Л.Троцкого, расстрелять их было не за что, а терпеть – уже невозможно, и, давая интервью западной прессе, выразил надежду, что запад по достоинству оценит этот гуманный шаг.

В оценке операции как гуманной есть своя правда, если иметь в виду, что уже в 1923 году по приказу Феликса Дзержинского высылки в Берлин прекратились, и интеллигенцию стали ссылать уже не в Германию, а на Соловки и в Сибирь, в глухие провинции и на строительство Беломорканала. А оттуда уже мало кто возвращался живым и подписки уже не требовалось.

Вообще история с «философским пароходом» долго замалчивалась,  но с началом  перестройки  были открыты и рассекречены многие документы с грифом «Совершенно секретно», стали  известны масштабы этой операции, кто был ее вдохновителем и исполнителем. Но за время молчания вокруг этой истории возникло  множество мифов, легенд, неточностей и разных толкований, восполнявших дефицит информации.

filosofskij_parohod6

Плакат 1922 года

История философского парохода интересна еще и тем, что в ней  угадываются параллели с сегодняшним днем, не говоря уже о том, что высылка диссидентов практиковалась и в последующие годы (Солженицина, Бродского, Щаранского и Буковского), как, впрочем, она практиковалась и в царское время.

Но с чего все начиналось? А начиналось все с создания в июле 1921 года комитета по оказанию помощи голодающим (Помгол), который финансировался из-за границы. Сейчас бы эту организацию объявили иностранным агентом. Правды ради  следует сказать, что действительно в западной прессе активно муссировался вопрос о роли Помгола в возможном падении советской власти.

Дело в том, что когда члены комитета приезжали на места, то бывшие руководители тех мест все перекладывали на них, а сами просто сбегали, поэтому  Помгол вынужден был принимать на себя власть и решение всех организационных вопросов, хотя изначально его члены  и не предполагали, что все обернется таким образом.

Но именно это и обеспокоило представителей власти, когда обсуждался вопрос о том, как идут дела на местах. Кончилось тем, что всех членов Помгола арестовали и  выслали в глухие провинции. Но с них же и началась операция «Философский пароход», став ее прелюдией: первыми в июне 1922 года выслали руководителей комитета помощи голодающим С. Прокоповича  и Е. Кускову, отбывавших ссылку в Тверской губернии.

(Окончание здесь)

Тина Гай

 

Интересно? Поделитесь информацией!

Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Google Buzz

About Тина Гай

Моя цель – просвещение, девиз - просвещаясь, просвещать. Мир культуры велик, из него выбираю то, что ложится на мою душу, что меня трогает. О человеке можно узнать по выбору, который он делает, значит, и обо мне.
This entry was posted in Мысли вслух and tagged общество и политика, русские имена, Серебряный век. Bookmark the permalink.

9 Responses to Философский пароход

  1. Да, Вы правы, но в рыночной экономике, куда нас так звали двадцать пять лет назад, деньги правят бал.

  2. Юрий says:

    Если б большинство осознало, что богат не тот, у кого есть все, а тот, кому достаточно того, что он имеет. Тогда бы деньги заняли бы свое место как мерило цены товара для потребления, но не более.

  3. Андрей says:

    Социализм-это великое благо!Когда был Социализм,люди были великими!Капитализм-это дерьмо!

  4. Так было всегда, Вы правы и наш народ — не исключение, потому что человек не меняется в своей сути. А если случаются, что попадаются другие — то они и выпадают из числа человечества, по словам Б.Паскаля: «Выйти из середины, значит выпасть из человечества». Деньги — большой соблазн, они обладают огромной энергетикой, с которой большинство не справляется, тем более в стране, где комплекс нищеты формировался в течение десятилетий.

  5. nadilel says:

    Не только преподаватели, но и медики, и политики, и святая святых — художники, музыканты, поэты… Потому я написала выше, что это последствия уравниловки, при полном презрении к деньгам.
    Деньги надо заработать, и если смог — то уважаем, а наш народ свалил в одну кучу жуликов, бездарей и трудяг умников, в результате те, кто работал по заслугам — не имел ее и деньги ему было иметь стыдно, а те, кто жульничал — тому было глубоко плевать на заслуги и деньги для него не пахли, это еще Шекспир сказал у короля Лира :» Кати монету пред собой и будет рад тебе любой»

  6. «лучше жить делая деньги, чем ничего не делать…»
    ——————————————-
    С этим не поспоришь. Но преподаватели зарабатывают на том, что сознательно заваливают студентов, что они принесли в зачетке, как в конверте… Одна моя знакомая рассказывала, что сын только за экзамен по физике должен был выложить десять тысяч рублей, а таких экзаменов было не один, и не два. Вот это противно. Я помню, что такие студенты, привыкшие все покупать (особенно в коммерческих группах) ходили за мной по всему городу вплоть до моей квартиры, чтобы я наконец приняла у них взятку за зачет. Это было в 2000 году, тогда впервые столкнулась с коррупцией невиданных размеров среди преподавателей. И стало противно. Деньги делать — это дар, но не любым же способом. Деньги приходят к тем, кто работает не за деньги, а для души. Деньги придут, обязательно, но потом, когда ты действительно сделаешь что-то важное и нужное другим.

  7. nadilel says:

    Тина, люди всегда были жадные до денег. Кушать хотелось всем и всегда, а вот добывать еду — не всем, а трудиться — вообще никому… Я не сожалею, что с этим придется жить долго, лучше жить делая деньги, чем ничего не делать… при советской уравниловке, когда плохой художник мог убрать хорошего, как и в ученном мире, вспомним Лысенко, и все это на фоне презрения к деньгам… а деньги этого не любят, деньги любят здоровую конкуренцию, как в природе… Уметь делать деньги — такой же дар, как и любое искусство, и таких людей уважать надо, а не презирать (я конечно не имею ввиду жуликов, их в любой сфере хватает )

  8. «Социализм можно построить в любой стране, надо только найти ту, которую не жалко» — Браво!!!
    Удалось, Вы правы. Я даже представить себе не могу, чтобы нынешние профессора и студенты начали бастовать против решений правительства, как это случилось в начале 1922 года. Люди стали совсем другими, советскими, а сейчас еще и жадными до денег, любыми путями из всего, что можно выжимать монету. И с этим придется жить еще очень долго. К сожалению.

  9. nadilel@mail.ru says:

    Как сказал Бисмарк: » Социализм можно построить в любой стране, надо только найти ту, которую не жалко»…
    У Ленина, а потом и у Сталина была одна цель — построить новое общество и им это удалось… цель оправдывает средства — остальное не важно

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *