Николай Японский. Окончание

nikolajdo7

Бюст св. равноапостольного Николая Японского

Начало здесь.
Николай Японский, приехав в страну, сразу понял:  цветов не будет,  будет трудный и мучительный путь. Спустя тридцать лет своего миссионерского служения, он напишет:

«постоянная гнетущая мысль: будет ли в самом деле какая-то польза из всех этих трат на миссию? Боже, мысль эта может… свести с ума…! И мысль эта гнетет меня – она и есть то мучение, которое заставляет меня сравнивать себя с мучениками – без надежды мучеников на будущее».

Были и другие мысли, которые изматывали его: «Почему я не выбрал другое служение и стал монахом, лишив себя семейного счастья?» «Разве в России я бы не нашел применения своим силам?» Тем более это было мучительным, что его все отговаривали принимать монашество и ехать в Японию. Все, до единого.

Первые восемь лет, следуя совету Владыки Иннокентия, Николай Японский изучает японский язык, параллельно - английский, необходимый для переводов богослужебных текстов и Библии. Он посещает частную школу, изучает литературу и историю Японии, конфуцианство  буддизм, синтоизм, ходит в языческие храмы, становится участником литературных собраний.

Ему надо было узнать веру, ментальность, язык японцев, погрузиться в их дух, историю и религию, понять, возможно ли вообще здесь евангельское просвещение и разговор на понятном им языке.

Николай Японский работает по четырнадцать часов в сутки, в совершенстве овладевает японским разговорным и литературным. Через семь лет у него появились ученики и последователи. Первым из них стал бывший самурай, у которого было всё: красавица-жена, хороший доход, семейное счастье, уважение в народе.

nikolajdo9

Николай Японский 9в центре), Павел Савабэ (слева) и Иоанн Сакаи (справа)

Но ему стало интересно слушать о. Николая и он поверил ему. Через некоторое время произошло первое крещение - самурая и жреца Савабэ с именем Павел. За ним пришли трое других.

Первые обращенные проходили и первые жестокие жизненные испытания. В семье Павла Савабэ  сошла с ума жена, которая в припадке сумасшествия сожгла дом, он попал в тюрьму и малолетний сын вынужден был стать кормильцем семьи.

Так тяжело складывалась миссия. Но через десять лет у Николая Японского уже было моральное право ехать в Россию и просить официально открыть духовную миссию в Японии. Ему разрешили.

Однако, несмотря на успехи, на школы и курсы, которые он открывал, на новообращенных, которых становилось все больше, он постоянно сомневался и в себе, и в миссии, и в целесообразности своей деятельности в этой стране.

nikolajdo8

Отец Николай был очень одинок, у него не было  друзей и близких, был только дневник, в котором он записывал свои сомнения, чтобы освободиться от гнетущих мыслей и идти дальше.

«За двадцать лет кого из сотрудников приобрел? Или флюгера, или интриганы, или полусумасшедшие, или совсем рехнувшиеся! Я почти в отчаянии!

Едва ли выйдет что из Японской миссии! Совсем потерял бодрость. Посмотрим, еще потянем лямку. Хотя как же мерзко, бездушно она тянется. … если бы все было хорошо, как бы радостно было окунуться в воспоминания, а тут, кроме мерзейшего, отчаяннейшего состояния духа, ничего не вызовешь!»

Но несмотря на это, он уже не может без так трудно создаваемой миссии и Японии. Вынужденный уехать во второй  раз в Россию, чтобы получить епископский сан и  задержавшись здесь на пятнадцать долгих месяцев, он буквально изнемогает от безделья и ждет-не дождется возвращения.

И снова: подъем в пять утра, в шесть – секретарь с докладом, в семь – общая молитва школы катехизаторов и певчих, с семи и до двенадцати – лекции, с часу  до пяти – административные и церковные дела, с шести  до десяти вечера – новый «рабочий день»: переводы, ставшие его страстью и отдушиной.

Но и через тридцать лет сомнения не оставляют его:

«С самого приезда в Японию до сих пор я не помню времени, когда не считал бы себя счастливым, если бы хоть против воли моей (что-нибудь) вызвало меня из Японии. Но сам никогда не мог и теперь не могу уехать».

И через сорок лет:

«И грустно думалось: бредет-то к нам народ все больше ленивый, кто поживее и поумнее и не думают заглянуть к нам – идут на другие службы. Впрочем, и в России - не то же ли? Не уходят ли и там все лучшие силы в политику, разные министерства, оставив духовенству лишь нижний слой? Оттого и духовенство у нас плохо, духовная литература мелочна, духовенство… такое, что до сих пор ни одного доброго миссионера не выслало сюда Отечество. Э-эх, грусть-тоска глубокая!»

nikolajdo6

Кафедральный собор Воскресения Христова (храм Николай-до) в Токио, основанный и построенный при св. Николае - восстановленный после частичного разрушения

За пятьдесят лет служения были построены собор, восемь храмов, около двухсот церквей, организовано  около трехсот  приходов в которых окормлялось более сорока тысяч  православных, созданы школы и семинария, издавались журналы и молитвословы, были переведены на японский все богослужебные книги и Священное Писание, а он все еще сомневался.

Первого января 1911 года, в свой юбилейный пятидесятый год служения и предпоследний год жизни, он пишет:

"Итак, еще один год канул в вечность. Холодно душа провожает его, и холодно готовится встретить новый. Замерло одушевление; знать с летами выгорело оно. Что ж, дотянем лямку; недалеко пристань. Дай Бог, только не упасть в грязь и не ушибиться насмерть!. Без Божьей охраны на каждом шагу можно споткнуться. ... И просвети Господи сию страну светом истинного Твоего Евангелия!"

nikolajdo10

Могила св. Николая Японского. Японцы отказываются передавать мощи святителя в Россию, настолько глубоко его почитание в Японии

И последняя запись - с тихой грустью и светлой печалью:

«В половине третьего часа астма разбудила и не дала больше спасть; встал и занимался делами. Освоившись, и с этой болезнью жить можно; дал бы Бог подольше прожить, чтобы больше перевести…»

После смерти из личных вещей отца Николая Японского остались только несколько стареньких облачений и легенды. Он был вторым после императора человеком, которого японцы безмерно уважали и любили. И не было человека в Японии, который бы не знал Николая-До. Пришедших проводить в последний путь Владыку было несколько десятков  тысяч, похоронная процессия растянулась на десять километров...

Тина Гай

Интересно? Поделитесь информацией!

Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Google Buzz

About Тина Гай

УВАЖАЕМЫЕ ПОДПИСЧИКИ!!! По техническим причинам вся БАЗА ПОДПИСЧИКОВ ИСЧЕЗЛА. Прошу Вас СНОВА ПОДПИСАТЬСЯ!!!! Моя цель – просвещение, девиз - просвещаясь, просвещать. Мир культуры так велик, что из него необходимо выбирать только лучшее, О человеке можно узнать по выбору, который он делает, в том числе и обо мне.
This entry was posted in Вопросы веры and tagged русские имена. Bookmark the permalink.

4 Responses to Николай Японский. Окончание

  1. Огромное спасибо за комплимент! Это — как лекарство от депрессии, хандры и прочей гадости.

  2. Светлана says:

    Спасибо! Открыла для себя Ваш блог. Как интересно жить! Век живи — век учись!

  3. Согласна с Вами, Людмила. Я когда первый раз прочитала его дневники, ходила под большим впечатлением. Потом прошло время, как-то забылось, а тут на днях увидела, что 16 февраля — день его памяти и захотелось написать о нем. Посмотрела в поисковике — о нем очень мало пишут. Мы забываем о подвигах наших предков, а таких — немало.

  4. Людмила says:

    Для меня всегда достойны уважения яркие и необыкновенные люди, их судьбы! Тина, хотела бы спросить Ваше мнение о миссионерстве.Зачем? Если к нам приедут мусульманские миссионеры? Может быть сейчас всё проще, есть интернет.Но, кажется , что к этому нет интереса.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *