Григорий Антонович Захарьин

zaxarinЗахарьин. Кому-нибудь что-нибудь говорит это имя? «А кто это?» - спросит большинство. При жизни этого человека одни люто ненавидели, другие – боготворили. И первых было гораздо больше, чем вторых. Человек очень противоречивый и неоднозначный:

светила русской медицины, создавший русскую терапевтическую школу и воспитавший многих известных врачей, поставивший медицину на научные рельсы по образцу европейской.

Чехов говорил, что знает только  одного врача – Захарьина: «Что Толстой в литературе, то Захарьин – в медицине». Гораздо более известного в России Сергея Петровича  Боткина Чехов сравнивал всего лишь с Тургеневым.

Но Григорий Антонович Захарьин  позволял себе такие выходки, за которые другой бы поплатился, как минимумом, арестом. Как-то в доме купцов Хлудовых, вдруг "захворавших", он:

«…своей суковатой палкой разбил все окна, которые годами не открывались, вспорол кишащие паразитами перины и разгромил кухню, где догнивали объедки позавчерашнего ужина, которые «жаль выбросить, коли деньги-то плачены». В довершение всего он приказал отправить на помойку бочки с вонючей квашеной капустой «времен Очакова и покоренья Крыма»».

Или он мог поставить условия такого рода:

«Вот зовут Захарьина к Прохорову — владельцу Трехгорной мануфактуры. «Так. А на каком этаже у него спальня?» — «На третьем, с вашего соизволения». — «Не поеду! Пускай его вместе с кроватью перекинут в первый этаж. Лестницу застлать коврами и поставить в прихожей кресло, а подле него — столик с персиками и хересом от Елисеева…».

И, несмотря на такие выходки, этот «золотой врач»  был желанным лекарем в императорских покоях, в  домах купцов и богатых буржуа. Они готовы были платить ему за услуги в прямом смысле бешеные деньги, а  потом хвастаться друг перед другом, что могут позволить себе пригласить на консультацию «самого Захарьина».

Григория Антоновича часто  сравнивают со святым доктором Гаазом, противопоставляя друг другу. Один лечил бесплатно, второй – драл с клиентов три шкуры; один пустил все нажитое в России состояние на благотворительность, другой - любил деньги; одного еще при жизни называли «святым доктором», за гробом которого шли тысячи простых людей, второй - умер в одиночестве, оплёванный и оклеветанный.

Но не всё так просто и время, в конце концов, расставило всех по своим местам: тому и другому поставлены памятники в Москве, их именами названы больницы, лекции Захарьина переведены на все европейские языки, его метод диагностики, основанный на беседах с больным, сегодня стал обычной терапевтической практикой.

zaharin

Памятная бронзовая медаль, посвященная выдающемуся русскому терапевту Г.А. Захарьину.

Григорий Антонович  лечил больного, а не болезнь, исповедуя строго индивидуальный подход к каждому. Богатый клиент возмущался, когда доктор отправлял его сначала к своим ассистентам на «беседу», только потом  принимая в своем кабинете, имея на руках результаты этой многочасовой беседы. Своих же  учеников и ассистентов наставлял:

«Следите за тем, на что пациент жалуется. Иногда в организме еще нет никаких материальных изменений, а больной уже испытывает страдания. Здесь никакие анализы не помогут — нужны лишь опыт и внимание. Выписать рецепт — на это и дурак способен. С рецептом мы гоним больного в аптеку за лекарством, но от этого еще никто не становился здоровым. Лечить надобно».

Вместо рецептов Захарьин прописывал больному самые простые советы, начиная с соблюдения гигиены и кончая здоровой пищей и здоровым образом жизни. Например, такие:

«Поезжайте-ка в деревню, подышите чудным благотворным навозом, напейтесь вечером парного молока, поваляйтесь на душистом сене и поправитесь. А я — не навоз, не молоко, не сено, я только врач и вылечить вас не берусь».

А  А.П.Чехов  советовал А.С.Суворину, другу, издателю и писателю:

«Насчет головной боли. Не пожелаете ли Вы посоветоваться в Москве с Захарьиным. Он возьмет с Вас сто рублей, но Вам пользы minimum на тысячу. Советы его драгоценны. Если головы не вылечит, то побочно даст столько хороших советов и указаний, что Вы проживете лишних 20-30 лет».

«От толщины и большого живота у меня имеется прекрасное средство, преподанное мне Захарьиным. … Средство это заключается в так называемой «молочной диете», при которой страждущий в течение двух недель не ест ничего, а чувство голода утоляет полустаканами молока. <...> Средство, повторяю, блестящее по результатам. Могущий вместить да вместит».

zaharin1А уж сколько про него ходило легенд, анекдотов и баек – не снилось многим, мечтавшим о такой же славе и популярности, какая была Григория Антоновича. Как тут не вспомнить Умберто Эко, сказавшего, что  совершенно нормальными кажутся только мелкие люди.

А Захарьин был ненормальным во многих отношениях. Кроме того, что наполовину еврей (по матери), в чем каждый раз его попрекали  черносотенцы, так он еще был «провинциалом и выскочкой», приехавшим из "глухого Саратова" поступать в самый престижный Московский университет.

Туда  зачислялись дети не обедневших дворянских семей, к числу которых принадлежал Григорий, а дети,  родившиеся в «тонких батистовых рубашках». Комплекс провинциала долго преследовал его, пока он не завоевал  авторитет высококлассного врача-клинициста и не сделал блестящую карьеру профессионала.

Его ненавидел каждый за свое: черносотенцы - за еврейскую кровь; левые – за лечение Императора – душегуба и убийцу, коллеги – за «стяжательство»: Захарьин был врачом-миллионером, кривая доходов  которого шла только по восходящей.

За свои услуги он брал действительно немыслимо дорого по тем временам: прием в его кабинете стоил пятьдесят рублей - по четным числам и сто рублей - по  нечетным. Какие это были деньги?  За сто рублей можно было купить четыре коровы. Про него так и говорили:

«Заедет к купчишке, перебьет окна и посуду, прихватит тысчонку и уедет».

Но Григорий Антонович не смущался и не считал зазорным устанавливать такие цены. Во-первых, потому что брал такие деньги только с богатых,  во-вторых,  впервые заставил уважать знания и врачебный опыт доктора, которого привыкли ставить в один ряд с прислугой, а в-третьих, Захарьин занимался благотворительностью ничуть не меньше, чем доктор Гааз.

«Вот говорят, будто я много беру. Если неугоден, пускай идут в бесплатные лечебницы, а мне ведь всей Москвы все равно не вылечить… В конце концов, Плевако и Спасович за трехминутную речь в суде дерут десятки тысяч рублей, и никто не ставит им это в вину. А меня клянут на всех перекрестках! Хотя жрецы нашей адвокатуры спасают от каторги заведомых подлецов и мошенников, а я спасаю людей от смерти… Не пойму: где же тут логика?»

(Окончание здесь)

Тина Гай

Интересно? Поделитесь информацией!

Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Google Buzz



coded by nessus

About Тина Гай

УВАЖАЕМЫЕ ПОДПИСЧИКИ!!! По техническим причинам вся БАЗА ПОДПИСЧИКОВ ИСЧЕЗЛА. Прошу Вас СНОВА ПОДПИСАТЬСЯ!!!! Моя цель – просвещение, девиз - просвещаясь, просвещать. Мир культуры так велик, что из него необходимо выбирать только лучшее, О человеке можно узнать по выбору, который он делает, в том числе и обо мне.
This entry was posted in Великие имена and tagged врачи, медицина, русская история, русские врачи, русские имена. Bookmark the permalink.

10 Responses to Григорий Антонович Захарьин

  1. Я рада, что теперь Вы знаете о Захарьине. Это был действительно замечательный русский человек.

  2. Виктор says:

    Спасибо за интересную информацию ! Никогда не слыхал о Захарьеве,для меня это откровение…

  3. Это за границей? Или в России? Конечно, сейчас существуют разные методики, разные школы. Главное, чтобы не халтурщики, а настоящие спецы, знающие и умеющие.

  4. Сергей says:

    Тоже не слышал ничего о Захарьине. По части приборов. Сейчас их много, но я проверяюсь у одного человека. Метод Фолля, насколько помню. Гомеопат. Проверка меридианов, всех внутренностей и прочего. Электроды, пальцы рук и ног. Сиюминутная корректировка, снова проверка, назначение, зарядка гранул. Есть интересный прибор «Комфорт». Иглоукалывание и массаж по схемам и точкам.

  5. Да, оба эти журнала были очень популярными. Сейчас таких журналов нет. Впрочем, я не слежу за печатной периодикой. Те времена ушли в прошлое. У нас в городе даже нет газетных киосков, все переделали в какие-то другие торговые точки или вообще уничтожили. Но м.б., где-то, у кого-то еще остались какие-то реликты из тех времен.

  6. nadilelь says:

    Я просто с детства любила рисовать, и срисовывала все подряд, особенно меня привлекала анатомия, поэтому журнал «Здоровье» был настольным журналом, впрочем как и «Крокодил»…:)

  7. И почему мне не довелось даже слышать об этом, не то что видеть и даже перерисовывать. Значит, для чего-то это было нужно. Интересно, для чего?

  8. nadilel says:

    Ах вот чью карту зон я перерисовывала в молодости и до сих пор помню! Оказывается это тот самый Захарьин…
    Спасибо, Тина!

  9. Мне тоже он симпатичен. Суровый доктор, но зато профессионал. М.б., его и ненавидели больше за это. Что касается зон Захарьина-Геда. Лет пять назад был случай: меня диагностировали каким-то прибором, который показывал заболевание того или иного внутреннего органа в зависимости от чувствительности кожи на электрический ток (слабый). Щипало почти на всех участках и оказалось, что у меня почти все внутренние органы больны. Но те, кто тестировал, никакие не врачи: просто у них в руках оказался этот прибор, которым они зарабатывали деньги. Не знаю, слышали ли Вы о нем. Когда писала о Захарьине, сразу вспомнила об этом случае.
    ——————————————
    Юра, подпишитесь, пжл, снова на блог: у меня в начале февраля пропала вся старая подписка, и все мои постоянные читатели возвращаются постепенно. Я очень не хочу никого терять.

  10. yuriyapril says:

    интересный доктор, мне о нем еще папа рассказывал…, о зонах Захарьина — Геда.
    Мне он симпатичен, даже очень…!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *