Александр Родченко. Магия перспективы

rodchenko10Родченко известен  многими своими проявлениями: и как художник, и как дизайнер, и как рекламщик, и как оформитель театральных сцен и книг, и как фотограф.

О каждой из этих его ипостасей можно говорить отдельно, но сегодня о нем - как о фотохудожнике, признанном во всем мире классике фотоискусства.

Александр Родченко в фотографии – звезда первой величины, гений фотографии, хотя работал активно как фотохудожник  всего десять лет – примерно с середины двадцатых до середины тридцатых годов.

Но если в живописи еще можно оспаривать его оригинальность, утверждая, что он пришел в конструктивизм и авангард, когда уже были Малевич и Попова, то в фотографии его открытия оригинальны, неоспоримы и общепризнаны.

Родченко пришел в фотографию, когда ему, как художнику и театральному декоратору, необходимо было фиксировать свои работы на пленку, но то, как это делали другие, его не устраивало, и он решил попробовать фотографировать сам.

Начав, Родченко  уже не мог остановиться: фотография увлекла его, и в историю искусства он вошел, прежде всего, как художник и как фотограф. Его дизайнерские эксперименты с мебелью,  одеждой, оформлением рабочих клубов и книг во многом устарели и несут на себе слишком сильный отпечаток официоза даже при оригинальности их форм: первое пересиливает второе.

Вообще Родченко был по натуре экспериментатором, его увлекало все новое и необычное, ему хотелось все попробовать и все сделать по-другому, не так, как все, при этом используя приемы живописи, архитектуры, дизайна, рекламы, монтажа и многого другого сразу.

rodchenko2

А.Родченко. Лестница. 1930

Но при всем этом Родченко оставался прямолинейным прагматиком, работавшим вполне в духе своего времени. Его фотографии должны были сразу поражать и запоминаться, революционизировать взгляд и визуальное мышление, оказывать сильное впечатление на сознание и быть своего рода агитационным плакатом.

Его фотографии - визуальный манифест нового общества, прославляющий молодость, силу, здоровье нового человека нового общества, в котором нет места старости, болезни, трагедии и смерти, здесь жизнь прекрасна и удивительна, полна радости и энтузиазма.

Наверное, поэтому больше всего Александру Родченко удавались фоторепортажи с большими массами народа: с парадов на Красной площади, со спортивных мероприятий, со строек социализма. И достигалось это, прежде всего, за счет новой перспективы взгляда.

rodchenko5

А.Родченко. Кладка штабелей. Лесопильный завод Вахтан. 1930.

Когда художник начинал, фотография только вырабатывала свой язык, методы и формы и потому была идеальной площадкой для экспериментов. Не имея академического художественного образования, Александр Родченко не был им зашорен и мог видеть то, что другие не замечали, просто потому что привыкли смотреть и видеть только так, а не иначе.

Он заметил, самостоятельно изучая живопись по книгам, что все картины писались «от середины» или от уровня глаз, т.е. с определенного ракурса. Все другие точки зрения на предмет или портрет, на пейзаж или архитектуру игнорировались, словно другого взгляда не существовало вовсе.

rodchenko6

А.Родченко. Пешеходы. 930

В своей программной статье «Пути современной фотографии», Александр Родченко пишет:

«Как шла история живописных изобретений? Сначала желание изобразить, чтоб вышел «как живой», вроде картин Верещагина или Деннера …. Второй путь — индивидуально-психологическое понимание мира. У Леонардо да Винчи, Рубенса и т. д. в картинах по-разному изображается один и тот же тип...

Третий путь — манерность: живопись ради живописи: Ван Гог, Сезанн, Матисс, Пикассо, Брак. И последний путь — абстракция, беспредметность, когда интерес к вещи остался почти научный…. А пути исканий точек, перспектив, ракурсов остались совершенно неиспользованными...

Новый быстрый реальный отображатель мира — фотография при ее возможностях, кажется, должна бы заняться показыванием мира со всех точек, воспитывать умение видеть со всех сторон. Но тут-то психика «пупа от живописи» обрушивается с вековой авторитетностью на современного фотографа и учит его бесконечными статьями в журналах по фотографиям…, давая фотографам в качестве образцов масляные картины с изображением богоматерей и графинь.

…самые интересные точки современной фотографии это сверху вниз или снизу вверх и все другие, кроме точек от пупа…».

rodchenko8

А.Родченко. Пионер-трубач. 1928

И  эту программу смены перспективы, ракурса и точки взгляда Александр Родченко начал реализовывать, экспериментируя с точками зрения на один и тот же предмет: сверху, снизу, сбоку, с разных сторон, создавая стереоскопическое видение предмета, фактически  делая то же самое, что делали импрессионисты. Только они экспериментировали со светом, цветом и разным временем суток, а он - с пространством, точками взгляда и перспективой.

Фотограф-авангардист мыслил циклами и сериями, придавая фотографии невиданную силу выразительности. Портреты матери, Владимира Маяковского, Лилии Брик, Варвары Степановой (его жены), его репортажи с парадов, заводов и строек - все выполнены в особом «остраненном» ракурсе и в особом родченковском пространстве, создающим эффект слома и перехода от старого к новому.

rodchenko7

А.Родченко. Балконы.Из серии "Дом на Мясницкой". 1925

Он не считал, что фотография должна ограничиваться только фиксированием, устраняющим взгляд и философию самого художника. Все его фотография – глубоко субъективна, без авторского взгляда невозможно никакое искусство, в том числе и фотография. Ричард Аведон, другой классик фотографии, утверждал:

«Фотография — не факт, а мнение. Все снимки — документальные, ни один из них не правдив».

И Александр Родченко, делая, казалось бы, документальные фоторепортажи, создавал на самом деле свой взгляд на мир, в котором исчезали привычные горизонталь и вертикаль, верх и низ, где  человек парил в свободном пространстве, не прикрепленный к земле силой притяжения.

Его фотография - это не не только парад. Это - взгляд на него с высоты птичьего полета. Его фотография – это не прыжок спортсмена с вышки - это взгляд снизу  на того, кто решился взлететь.

У Александра Родченко всегда присутствует противопоставление - верха и низа, вертикали и горизонтали. Именно в этом обнаруживается личный взгляд художника на мир.

Фотоискусство Родченко пронизано мыслью человека, осознающего себя живой точкой пространства, в котором он может свободно парить и перемещаться, разглядывая мир с разных точек зрения и с разных ракурсов. И только этим своим субъективным взглядом фотография  может быть интересна, а не тем трафаретным, чистым, искусственным и прилизанным изображением, которого никогда в реальности не существует.

Тина Гай

Интересно? Поделитесь информацией!

Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Google Buzz



coded by nessus

About Тина Гай

УВАЖАЕМЫЕ ПОДПИСЧИКИ!!! По техническим причинам вся БАЗА ПОДПИСЧИКОВ ИСЧЕЗЛА. Прошу Вас СНОВА ПОДПИСАТЬСЯ!!!! Моя цель – просвещение, девиз - просвещаясь, просвещать. Мир культуры так велик, что из него необходимо выбирать только лучшее, О человеке можно узнать по выбору, который он делает, в том числе и обо мне.
This entry was posted in Искусство and tagged русские имена, Серебряный век, советское, Фотография. Bookmark the permalink.

One Response to Александр Родченко. Магия перспективы

  1. nadilel says:

    …самые интересные точки современной фотографии это сверху вниз или снизу вверх и все другие, кроме точек от пупа…». Гениально! Спасибо Тина

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *