Велимир Хлебников. Часть 2

velimir_hlebnikov8(Начало здесь) От матери, Екатерины Николаевны, историка  по образованию, Велимир Хлебников научился любить  историю и литературу. Провинциальная буддийская Калмыкия, бескрайние степи, природа, тишина, патриархальность, птицы и книги – вот то, что в конечном итоге сформировало мироощущение и мировоззрение поэта.

Велимир Хлебников – чисто русское явление, для которого Родина всегда была сильнее смерти. Когда Виктор иногда жил  у тетки в Петербурге, та замечала  какую-то особую сосредоточенность мальчика, его молчаливость, любовь к рисованию, чтению (читать он начал с четырех лет) и жалела, что у нее мало времени для занятий с ним.

Из Калмыкии отца переводят в село Памаево близ Симбирска и мальчика отправляют учиться в Симбирскую городскую гимназию, где зачисляют сразу в третий класс. Через год отца снова переводят, но уже в Казань, и вся семья переезжает вместе с ним. Следующие десять лет Велимир Хлебников живет в Казани.

А пока все было хорошо: учился он  легко, много читал, посещал класс рисования Казанской художественной школы, преподаватели говорили о  больших способностях мальчика. В 1903 году, сдав выпускные экзамены в гимназии, юноша подает прошение в Казанский университет, в соответствии с которым его зачисляют на отделение математики физмата.

И я свирел в свою свирель,
И мир хотел в свою хотель.
Мне послушные свивались звезды в плавный кружеток.
Я свирел в свою свирель, выполняя мира рок
(1908)

Студенческая Казань считалась городом беспокойным, в ней всегда что-нибудь случалось. Так и в этот раз. Пятого ноября 1903 года вспыхнула студенческая демонстрация, поводом для которой стала смерть студента Смирнова, замученного в психиатрической больнице. Велимир Хлебников становится ее активным участником и чудом избегает смерти.

В момент, когда все побежали,  он остановился - прямо перед копытами конницы, разгонявшей демонстрацию, которая его чуть не раздавила. Когда мать спросила, почему же он остановился, а не побежал вместе со всеми, отвечал: «Надо же  кому-то нести ответственность». На другой день его арестовали  и посадили.

velimir_hlebnikov9

Семья Хлебниковых: мать, отец, сестра Вера (слева) и Виктор (Велимир)

 

Через месяц из тюрьмы вышел совершенно другой человек: близость смерти и одиночная камера разделили жизнь на «до» и «после». В восемнадцать лет закончилось одна жизнь и началась другая, в которой появился двойник по имени Ка, египетское Божество, пришедшее с берегов Нила. Рассказ о нем написан Велимиром Хлебниковым через двенадцать лет после ареста, но впервые Ка появился там, в камере-одиночке:

«Ка – это тень души, ее двойник, посланник при тех людях, что снятся храпящему господину. Ему нет застав во времени; Ка ходит из снов в сны, пересекает время и достигает бронзы (бронзы времен). В столетиях располагается удобно, как в качалке. Не так ли и сознание соединяет времена вместе, как кресла и стулья гостиной… Ка был мой друг; я полюбил его за птичий нрав, беззаботность, остроумие… Он учил, что есть слова, которыми можно видеть, слова-глаза и слова-руки, которыми можно делать».

После тюрьмы с Велимиром Хлебниковым произошли неузнаваемые перемены: он стал неразговорчивым, нелюдимым, знакомств не заводил и  друзей не имел. Если приходил в гости, то сидел молча; если разговаривал, то очень тихо, почти шепотом. Всегда ходил в черном сюртуке, даже летом. Словом, превратился в неуклюжего чудака, совершенно не приспособленного к жизни.

… мир –
Только усмешка,
Что теплится на устах повешенного
(1908)

После тюрьмы он оставил университет, уехал в деревню, потом – в Москву, где его интересовали в основном памятники искусства и галереи. Летом он снова подает прошение о зачислении в университет, но не  на математическое, а  естественное отделение того же факультета, где учится три года.

velimir_hlebnikov11

г. Казань. Дом, в котором жили Хлебниковы

 

1905 год – год революции. Университет закрывается на два семестра, во избежание новых студенческих волнений. На  это время ему выделяют от университета деньги на  участие в орнитологической экспедиции на Урал.

В мае 1905 году случается еще один удар - поражение русских в Цусимском сражении, тысячи погибших. Хлебников сильно переживает это событие и дает клятву: отыскать законы времени, которые бы помогли оправдать смерти, а главное – предотвращать войны: хватит писать телами, будем писать словами.

Россия забыла напитки,
В них вечности было вино,
И в первом разобранном свитке
Восчла роковое письмо.

Ты свитку внимала немливо,
Как взрослым внимает дитя,
И подлая тайная сила
Тебе наблюдала хотя.
(начало 1908)

Клятву двадцатилетний Хлебников записывает на коре березы и десять лет посвящает поиску этих законов, часами просиживая в библиотеках. По калмыцким законам, если сумеешь разгадать прошлое и записать его, то потом можно стереть записанное и тем самым избавиться от прошлого. Что-то подобное Хлебников и хотел сотворить.

Забегая вперед: поиски увенчались успехом. За несколько лет до революции 1917 года он предсказывает катастрофу, считая именно это предсказание главным подтверждением  своей теории времени.

В 1905 году увлекается политикой, забрасывает лекции в университете,  устраивает бунт против мещанства: выносит всю мебель из комнаты, оставляя там только кровать, стол и стул, и вешает на окна рогожу. Постепенно все больше уделяет внимание стихам и даже рискнул отправить их Горькому в надежде на печать. Но получает критический отзыв с красными пометками писателя и отказ печатать.

velimir_hlebnikov12

 

В 1906 году учеба в университете возобновляется, но он решил уехать от родителей и снимает квартиру, начинается словотворческий период. Но одновременно он продолжает участвовать  в орнитологических экспедициях и писать статьи о птицах. Весной 1908 года он отправляет четырнадцать стихотворений Вячеславу Иванову, в которых очень сильны мифо-славянские мотивы.

Там, где жили свиристели,
Где качались тихо ели,
Пролетели, улетели
Стая легких времирей.
Где шумели тихо ели,
Где поюны крик пропели,
Пролетели, улетели
Стая легких времирей.
(Отрывок, 1908)

Позже Велимир Хлебников вместе с семьей едет на отдых в Крым и знакомится там с Вячеславом Ивановым уже лично.  После этого  знакомства он решает уехать в Петербург, делая окончательный выбор в пользу литературы. Официально Велимир Хлебников  переводится на третий курс  физмата Петербургского университета.

Но на самом деле в университет он почти не ходит, днями просиживает в библиотеке, отыскивая законы времени, забывая пить и есть, возвращается домой измотанным и уставшим. Одновременно посещает литературные собрания питерских  поэтов, постепенно погружаясь в богемную жизнь, в которой рождается новое имя Виктора – «Велимир» - от славянских корней.

Но в Петербурге его славянские чувства, как он пишет,  замораживаются, а от первых лет жизни в Петербурге осталось впечатление усталости и бесшабашности. Родителям Велимир Хлебников периодически пишет «доносы» о своем житье-бытье, которое не вызывает энтузиазма, прежде всего у отца, мечтавшего видеть сына математиком и естествоиспытателем. А сын пишет, что собирается бросить университет….

(Продолжение здесь)

Тина Гай

Интересно? Поделитесь информацией!

Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Google Buzz

About Тина Гай

УВАЖАЕМЫЕ ПОДПИСЧИКИ!!! По техническим причинам вся БАЗА ПОДПИСЧИКОВ ИСЧЕЗЛА. Прошу Вас СНОВА ПОДПИСАТЬСЯ!!!! Моя цель – просвещение, девиз - просвещаясь, просвещать. Мир культуры так велик, что из него необходимо выбирать только лучшее, О человеке можно узнать по выбору, который он делает, в том числе и обо мне.
This entry was posted in Великие имена and tagged Любимые писатели и поэты. Bookmark the permalink.

17 Responses to Велимир Хлебников. Часть 2

  1. Вы знаете, мой блог — это не научный журнал и не научный реферат и соответственно тексты я не оформляю в соответствии с научными требованиями к ним. А поскольку пользуюсь очень многими источниками и тоже собираю материал по крупицам, то если бы я делала все ссылки на источники, которыми пользуюсь, то это заняло бы столько же места, сколько и сам текст. У меня другие цели, не научные, а просветительские. И почему Вы решили, что я что-то взяла у Вас, а не из других источников?

  2. Александра Биряльцева says:

    Я приняла Вашу благодарность, только это не «интерес к Хлебникову и мои знания об истории его жизни», а за результаты моих исследований и поиска, и поэтому я бы советовала всем, кто их применяет в своих блогах, обозначать ссылки на тех, кто это информацию по крупицам собирал в архивах и успел сделать фотографии зданий, буквально из-под гусениц бульдозера. Понятно, если студенты создают блоги и переписывают туда все что найдут, но люди с научной степенью обычно знают, что каждая информация должна иметь ссылку на источник, или на предыдущего исследователя.

  3. Страничку, на которую Вы указали, нашла. Спасибо! Очень много информации и о Казани, в т.ч. о Хлебникове и его семье. И действительно там есть фотография с домом, где жил Хлебников, домом, где он жил студентом и много другого интересного. И на том же сайте, где хронология жизни Хлебникова, нашла и статью о Софии Старкиной. Я эту фамилию помню, но не обратила на нее внимание, хотя стоило бы. Я ушла в литературоведческие изыскания. Но мои статьи о Хлебникове еще не закончены и потому книга Софии Старкиной о Хлебникове еще пригодится. Период с 1919 года и до смерти поэта мною еще не проработан. Только собираю материалы и Ваша информация мне очень важна. София Старкина с 1966 года рождения, значит ей было всего 47-48 лет. Жалко, когда люди уходят из жизни в таком молодом возрасте.

  4. Александра Биряльцева says:

    Нет, не так уж много о нем написано. И, к сожалению, много компиляций с искажениями. Наиболее выверенная информация у Софии Вячеславовны Старкиной, создателя того сайта. Я фотографию я наконец-то сама нашла, да, там на сайте мой путеводитель и моя фотография http://www.hlebnikov.ru/biography/places/kazan.htm ( я почему-то не могу сейчас найти именно такую среди бумажных, поэтому спросила Вас)
    А вот София Вячеславовна Старкина, автор первого полного биографического исследования о Хлебникове, скончалась летом 2014 года.Ей было примерно лет 47…Очень-очень жалко.

  5. Спасибо большое за интерес к Хлебникову и Ваши знания об истории его жизни. Но о Хлебникове действительно написано так много, что где-то могут встречаться и неточности, о которых Вы пишите. Я принимаю Вашу поправку и в тексте убрала смущающие Вас слова. Я не читала письма, которое Вы цитируете, и не обратила на это внимание, переключившись на другие моменты в истории жизни поэта, в частности на то, как тюрьма на него повлияла. Но Фотография в Казани — это с большого солидного сайта, в котором до подробностей описана его жизнь буквально по дням и месяцам. Этот сайт считается одним из самых полных. С него я взяла многие фотографии, которые использовала в своих текстах. Здесь же есть ссылка и на письмо, которое Вы приводите в своем комментарии. Но все-таки у меня остается сомнение, что в общей камере мог произойти такой душевный слом. Хотя…

  6. С сайта о Хлебникове: «Хронологическая канва жизни и творчества Велимира Хлебникова»
    http://www.hlebnikov.ru/biography/hlebnikov.htm
    Вообще о Хлебникове очень много материала по самым разным направлениям, много сайтов, статей, анализов текстов. Возможно, в каких-то из них есть неточности. Вполне допускаю. Спасибо Вам еще раз за внимательное прочтение.

  7. И еще мне очень интересно, откуда у Вас фотография дома, где они жили в Казани.

  8. Александра Биряльцева says:

    Нет, конечно это была не одиночная камера. Их было порядка тридцати человек, посадили их на месяц, да и тюрьма была пересылльная, зачем там одиночки?
    Вот что он писал из тюрьмы:
    «Дорогая мама и дорогой папа!
    Я не писал оттого, что думал, что кто-нибудь придет на свидание.
    Теперь осталось уже немного – дней пять, – а может и того ещё меньше и время идет быстро. Мы все
    здоровы, на днях был выпущен один чахоточный – студент Кибардин (Владимир Федорович. – В.А.), ему
    устроили шумные проводы, я недавно занялся рисованием на стене и срисовал из «Жизни» (иллюстрированный
    журнал. – В.А.) портрет и ещё две головы, но так как это оказалось нарушением тюремных правил, я их стер. У
    меня есть одна новость, которую я после расскажу. Я занимался на днях физикой и прошел больше 100 страниц,
    сегодня читаю Минто. Один из нас, математик I курса, написал Васильеву письмо, спрашивал, как быть с
    репетициями. Васильев отвечал, что последние репетиции будут 18 декабря, так что к ним всегда можно будет
    подготовиться. Из анализа (математического. – В.А.) я прошел больше половины. Здесь есть несколько с
    хорошим слухом и голосом и перед вечерним распределением по камерам мы их слушаем, а иногда поем хором.
    Сгорела ли художественная школа? До нас дошли слухи, что она горела, но сильно или немного – не знаем
    (здание художественной школы, теперь – учебный корпус Казанского авиационного института на ул. Карла
    Маркса, в 1903 году не пострадало. – В.А.). Пожар этот можно было предвидеть, потому что там много легко
    воспламеняющегося материала и ещё больше керосиновых ламп в картонных абажюрах.
    Целую всех, Катю, Шуру, Веру, – скоро увидимся.
    Витя»
    Цитирую по книге В.В.Аристова «Хлебников в Казани»

  9. Из книги «Творения» Хлебникова

  10. Уважаемая Тина, скажите пожалуйста, откуда у Вас информация, что в казанаской тюрьме Велимир сидел в одиночной камере, а не в общей?

  11. yuriyapril says:

    жизнь…, как и биение сердца — состоит из сокращений…, отсюда — фаза сжатия сменяется расширением…
    Будем «посмотреть»…

  12. «русскоязычный человек очень нахален, даже спесив и очень обольщается относительно своих способностей…, безусловно не все, но многие…, скромности маловато, особенно в постсоветское время… Ранее я такого не замечал… Литература русская — великая, но современный народ — явно до нее не дотягивает…и кажется никакого отношения к ней не имеет, хоть и живет на постсоветском пространстве…, да и за пределами тоже…, не очень блещет…»
    ————————————————-
    Не могу не согласиться, к сожалению, это так. Но утешаю себя тем, что по законам времени, открытым Хлебниковым, каждые 28 лет поколения меняются и знак предыдущего поколения меняется на противоположный. Если считать, что нынче живет и задает тон поколение, родившееся условно в 1991 году, то все должно смениться к 2020 году. Я очень на это надеюсь, как надеюсь и дожить до этого времени. Не хлебом единым жив человек.

    —————————————
    Двуязычие, конечно, явление уникальное. Я тоже кроме этих двух имен вряд ли кого-то назову. Даже Тургенев, по-моему, писал только на русском. Хотя м.б. и ошибаюсь.

    —————————————
    По поводу рассказа «Православный Интернет» нашла автора: Леонид Каганов. Вот его страничка. http://lleo.me/arhive/index.htm
    У меня ссылка на сайт «Православный юмор».

  13. yuriyapril says:

    Безусловно, Тина…, несмотря на то, что я 10 лет в Америке…, писать на англиском что- либо, исключая стандартных медицинских диагнозов.., ,было бы наглостью с моей стороны…, хотя я знаю людей на моем сайте, пытающихся это делать…, получается так беспомощно…, типа подстрочника…, указал на это… и такое услышал…!!!
    Вообще, мне так кажется, русско — язычный человек, очень нахален, даже спесив и очень обольщается относительно своих способностей…, безусловно не все, но многие…, скромности маловато, особенно в постсоветское время… Ранее я такого не замечал… Литература русская — великая, но современный народ — явно до нее не дотягивает…и кажется никакого отношения к ней не имеет, хоть и живет на постсоветском пространстве…, да и за пределами тоже…, не очень блещет…
    Англоязычные люди вокруг меня — более скромны в оценке своих возможностей…
    p.s. Кроме Набокова и Бродского…, даже и не знаю кого можно причислить к великолепным двуязычным писателям…, впрочем я этим не интересовался…

  14. Согласна, он себя так позиционировал, но если его даже русские не понимают, то что говорить об иностранцах. Хлебников говорил, что писать на другом языке, значит мыслить по-другому. Потому что для него слово было живой и вещной реальностью, он слишком серьезно относился к слову как таковому. В другом языке и мыслить надо по-другому, иначе ничего не поймешь в слове. Так что здесь и да, и нет, Вы и правы, и не правы. Славянизм был для него началом и концом, альфой и омегой, корневой системой, до которой докапывался, когда искал смысл, даже звука. Он писал поэмы на буквы «С», «Ч», «В» и т.д. Русский язык для него был живым организмом, не уверена, что английский или латинский были для него в такой же степени родными и понятными, как русский. Первые пятнадцать лет он только тем и занимался, что экспериментировал с русским словом. И лучшие его поэмы — это те, которые обыгрывают славянскую мифологию. Вы его представляете в другой, неславянской реальности? Я — нет.
    ——————————————————
    Но, наверное, Вы правы с точки зрения его методологии и подхода к поэзии. Поэзия вырастает из недр народного языка, и в этом смысле не имеет значения, на каком наречии создаются стихи. Но я сомневаюсь, чтобы Вы писали бы свои стихи на английском, так же, как и на русском. Потому что Вы мыслите на русском языке, он Вам понятен, Вы на нем выросли и чувствуете его корни.

  15. Мне тоже эти стихи нравятся. У меня точно такой же сборник его стихов («Творения»). Я выпросила его у мужа, когда он собирался перевозить библиотеку. И долго ходила вокруг него кругами, очень он, мне кажется, сложный поэт. Понять его непросто, поэтому о нем, говорят, уже написано больше, чем он сам написал. И все новые и новые люди пытаются его разгадать, но до конца понять его невозможно. Но даже попытка стоит того. Я с таким трудом пишу о нем, хотя прочитала массу статей с анализом его стихов, равно как и воспоминаний о нем. Он не дается в руки: слишком неподатлив и допускает множество толкований. Есть его противники и сторонник, есть те, кто его не принимают, разве что некоторые стихи, а уж его теорию времени вообще считают утопией. Хотя мне так не кажется. Никто же не пытался ее проверить, хотя технически это сделать сегодня гораздо проще, чем было тогда, когда он скрупулезно делал свои расчеты. Но м.б. найдется кто-то, кто докопается и до его теорий.

  16. yuriyapril says:

    Велимир Хлебников – чисто русское явление, для которого Родина всегда была сильнее смерти.
    ________________________________________________________________________________

    А я как раз думаю, что Хлебников — более всего мировой поэт нежели национально — русский, да и много ли русских людей его понимают ( я имею в виду не специально образованных)
    Как человек, для которого важнее всего талант человека, без относительно места рождения и проживания…, я думаю — он скорее всего надмирный поэт, да он себя так и» позиционировал» в своей поэзии…

  17. yuriyapril says:

    http://www.neizvestniy-geniy.ru/cat/playcasts/razmishleniya/741726.html?author
    — из моего цикла любимые стихи…

    Вообще — то у Велимира почти все интересно… Я его году в 1973 читал из хранилища генерального каталога публичной библиотеки в г. Николаеве…, обворожил даму — библиотекаршу…, и сидел по выходным переписывал из издания…, каких — то 30 — х годов, ну а уж потом приобрел сборник, большого формата и черного цвета…, со стихами и прозой и математическими выкладками… Поэзия не должна быть понятной до конца…, — она как и жизнь — есть загадка! Это так!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *