Блудный сын. Размышления о притче

Блудный сын Блудный сын – это про каждого из нас. Мы блуждаем в сумраке жизни, потому что никто не знает, как жить. Чужие слова – не в счет. Блудный сын – тот, кто в середине или в конце жизни, у кого как получается, понимает, что другого пути в этом мире просто нет.

Каждый блуждает и не каждому повезет найти нить Ариадны. Но притча полна оптимизма и надежды: «Если кто так блуден, как я, дерзновенно иди, ибо всем отверста дверь Божественного милосердия».

Притча о блудном сыне, которую

будут читать завтра, во второе подготовительное к Великому посту воскресение, не случайно сменяет притчу о мытаре и фарисее. Новая притча – о вечной любви родителей к детям и их возвращении к своим истокам. Вся следующая неделя будет проходить под знаком и смыслом прощения, прощения не по справедливости, а по милости.

Я люблю эту притчу,  больше, чем притчу о мытаре и фарисее. Наверное, потому что проще представить себя в любой из предлагаемых притчей ролей, нежели в образе далеких от нас мытаря и фарисея.

А может быть, потому что сама – младшая, и в прямом, и в переносном смыслах, и потому что притча ближе мне по жизненному опыту, с высоты которого так просто судить младших, и потому что, став матерью, тяжело переживаю уход ребенка из дома, возвращение которого к Блудный сынистокам, которые, казалось бы, прочно должны были войти в его сознание, не предвидится.

Пропасть между младшим и старшим поколением, к сожалению, сегодня как никогда велика: мы чаще не понимаем, чем понимаем, друг друга. И легко срывается резкое слово: «Предательство».

Притча выстраивает матрешку: говорит о молодости и тяге к свободе, потом - о «справедливости» и расчете старших, и в конце - о боли родителей, к которым далеко не все дети возвращаются, пропадая в пути.

Чем дальше, тем чаще любовь Родителя подменяется любовью мира, заглушающего Его тихий голос своим громким, требующим то денег, то молодости, то позитива, то рекламной привлекательности.

И ищем любовь там, где ее в принципе быть не может, становясь блудными детьми, отказываясь от любви настоящей и безусловной. Может быть потому, что знаем: всегда успеется. Но всегда ли? Бывает, что уйдешь и заблудишься, или просто дистанции не хватит, чтобы отыграться.

Притча предупреждает и обнадеживает, что на все свое время: уходить и возвращаться, разбрасывать камни, и собирать их. Великий пост - время сбора урожая года. В духовном мире цыплят считают  по весне, а не по осени.И оказывается, что и камни тяжелы, и ноша не подъемна, и отчаяние неотвратимо.

Человек созревает постепенно, и для покаяния, и для возвращения. Обратный путь тяжел настолько же тяжел, насколько был легок  из дома.

Примут ли и как примут, осудят ли, упрекнут ли? Все страхи и стереотипы, приобретенные в чужом мире, говорят, что вернуться страшно, боишься нелюбви, упреков, мстительности, издевки. Гордыня и страх, по себе знаю, не дают принести полное покаяние, всегда что-то остается невысказанным, потаенным, не проявленным. Хотя знаешь, что священник – не Бог, Блудный сынно боишься его как того "старшего брата" из притчи.

Отец не осуждает, Он сам идет навстречу, обнимая и целуя. Это мы себя чувствуем рабами Божьими, а он нас считает Сыновьями. Старших братьев так много вокруг: и в храме, и в других местах, в храмах даже больше.

Всю жизнь их боюсь, предпочитая уходить подальше от поучающих, осуждающих и все знающих. От фарисействующих священников, от злобствующих прихожан и от всезнающих «учителей».

Одни присваивают  права «законников», другие - права  «воцерковленности», но и по тем и по другим правам они судят и решают мытарей и блудников, находя подходящие цитаты из Евангелия, Псалтири и Ветхого Завета. В храмах, но не с Богом, в доме Отца, чтобы воспрепятствовать возвращению блудного сына и сказать презрительно: «сын Твой», и никогда не «брат мой».

Потому что работа у Отца для них - тяжела, а послушание – бремя. И когда возвращается тот, кто не нес этого бремени так, как он в доме Отца, у него мгновенно возникает  мстительное и злобное чувство. Тот, кто служит, тот любит; а кто работает – тот не любит, рассчитывая на какую-то выгоду: деньги, благосклонность, похвалу, наследство. Сын стал рабом, а блудник – сыном. Вот такой перевертыш.

Притча не имеет счастливого конца, дети сбились с пути и только один Отец ждет и любит, сколько бы дети не блуждали и какими бы они к нему не возвращались, ждет, чтобы обнять и принять. Главное – чтобы вернулись...

Тина Гай

Интересно? Поделитесь информацией!

Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Google Buzz



coded by nessus

About Тина Гай

УВАЖАЕМЫЕ ПОДПИСЧИКИ!!! По техническим причинам вся БАЗА ПОДПИСЧИКОВ ИСЧЕЗЛА. Прошу Вас СНОВА ПОДПИСАТЬСЯ!!!! Моя цель – просвещение, девиз - просвещаясь, просвещать. Мир культуры так велик, что из него необходимо выбирать только лучшее, О человеке можно узнать по выбору, который он делает, в том числе и обо мне.
This entry was posted in Вопросы веры and tagged богословие, Великий Пост, Господь, Евангелие, Притчи. Bookmark the permalink.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *