Иконописец

iconopisec6

М.Шешуков. Икона "Побиение Стефана камнями"

Максим Шешуков, современный иконописец,  занимается иконой с начала девяностых. Меня он заинтересовал не только своими действительно необычными иконами, в которых иконописец  следует древнерусской иконописной традиции, но еще и тем, что работает и живет в Свияжске, в древнем городе, основанном на  острове еще Иваном Грозным в нескольких километрах от Казани.

О Свияжске наслышана давно, когда еще только-только начала воцерковляться и часто ездила в Раифский монастырь. Вот там впервые и услышала об острове, на который попасть было почти невозможно: летом – только на лодке; зимой, если повезет, на автобусе.

Рассказы были страшными. Одна матушка с ужасом вспоминала, что, живя какое-то время в Свияжске паломницей, часто ходила в Успенско-Богородицкий монастырь. И каждый раз, когда входила в храм,  слышала стоны и крики заключенных, которых здесь пытали  и расстреливали.

iconopisec1

Свияжск

Сначала она думала, что ей только кажется, но когда это повторялось снова и снова, она поняла, что это стены монастыря хранят их крики, словно навечно в них замурованные. Монастырь в самом начале революции превратили в тюрьму,  потом - в психиатрическую лечебницу.

Я так и не попала ни в Свияжск, ни в тот монастырь, хотя  находится он в Татарии, где живу уже более сорока лет. Все собиралась посмотреть, но так и не сподобилась, а сейчас задумалась, стоит ли вообще туда ехать. Нет, не потому что страшно, а потому что там все сейчас изменилось.

Когда пошли только первые разговоры о восстановлении Свияжска и замелькали имена высокопоставленных чиновников, министров и президентов, поняла, что сейчас там делать будет нечего, хотя, наверное, приведут в порядок, отреставрируют, но сделают из монастыря музей под открытым небом.

iconopisec5

М.Шешуков. Бегство в Египет

Такой образцово-показательный монастырь в Татарии уже есть – Раифский, когда-то поразивший меня именно этим – музейностью. Бесконечные экскурсии, паломники, сетования на них трудников, мельтешение людей и отсутствие того, за чем ехала - тихой монастырской молитвенной жизни.

Живая жизнь, как живая вода, сменилась водой мертвой. Подтверждение тому нашла, когда наткнулась на иконописца Максима Шешукова, живущего в Свияжске с 1998 года. Сам он родом  из Казани, но перебрался в Москву,  женился, появилась квартира. Казалось, большой город, центр России, живи и радуйся, что схватил удачу за хвост, но…

Как-то друзья посоветовали ему купить домик в Свияжске и поселиться  вдалеке от ларьков и «рыночной экономики», там, где живая и настоящая жизнь оставалась еще нетронутой. В то время остров еще оставался островом, место для уединения – идеальное. Ну и что, что это заповедник для бывших заключенных, пьяниц и сумасшедших.

iconopisec7

М. Шешуков. Икона "Неопалимая купина"

Но то были люди, не тронутые цивилизацией и еще понимающие, что человек должен помогать человеку. Потом здесь стали покупать дома и другие художники, потихоньку создавать  свои мастерские и сама собой начала складываться колония творческих чудаков, этакий культурный анклав.

И все бы хорошо, но решили эту золотую жилу разрабатывать под лозунгом восстановления культурных памятников. И Свияжск   быстро стал обрастать всеми прелестями русского капитализма: стоимость земли взметнулась к небесам, как грибы  выросли коттеджи, построили дамбу и дорогу, провели электроэнергию. Теперь уже легко добраться и до острова, и до монастырей. Но почему-то иконописец не радуется ни переменам на острове, ни гламурности, ни цивилизации, от которых бежал еще в  девяностые.

iconopisec8

М. Шешуков. Икона "Святой пророк Илия"

«Казалось бы, это благородная цель — восстановить памятники истории и архитектуры, но под видом благородства было уничтожено все живое и человеческое в том числе с целью личного обогащения.

Так происходит всегда, когда к искусству или культуре прикасается рука чиновника. Поэтому сейчас для художника очень трудно жить внутри всей этой бутафории… Что хотят чиновники? —

Чтобы, например, монахи чинно ходили в подрясниках, улыбались и кланялись туристам… А земля, земля сейчас стоит здесь до 400 тысяч за сотку почти как на Рублевке», говорит Максим Шешуков.

Но его коллега, тоже давно обосновавшийся в Свияжске, художник Евгений Голубцов, не без юмора отвечает:

«Художники — они как клопы, их не уничтожить. Художники — это Божий проект — поэтому, и я верю в Бога… Я уже не молодой человек и больше не занимаюсь муками творчества,  я занимаюсь только свободным творчеством: взять молоток и гвоздь, вбить гвоздь в стену — при этом не испытывать никаких мук и есть — настоящее творчество…»

iconopisec9

М.Шешуков. Икона Божьей Матери "Гликофилуса"

Шешуков о  работе  иконописца говорит всегда, в любом интервью, как о рутинной и будничной, приземляя и намеренно снижая ее  пафосность. Ничего высокого, но самое земное и есть самое настоящее. В его словах есть, конечно, и правда, если рассматривать работу иконописца как ограниченную строгими канонами и рамками.

Доски для икон должны быть подобраны особым образом, а не або как; краски – только настоящие, минеральные, из земли и камня, и никакой химии.  Доски обрабатываются тоже по особой технологии. И все по старинным образцам, старым технологиям и рецептам еще пятивековой давности.

У Максима Шешукова своя артель – пять человек: один готовит доски, другой - краски, третий - прориси, а иконописец просто «раскрашивает». Так издавна строилась на Руси иконописная мастерская. Но есть в словах иконописца и лукавство, потому что самое главное в иконописи вовсе не технические приемы и ремесло, хотя, конечно, они – фундамент и основа, но русская икона не возникает на пустом месте и не каждый художник становится иконописцем.

iconopisec11

М.Шешуков. Икона "Святой Иосиф Обручник и Ангел Господень" (трижды являвшийся ему во сне)

Икона рождается только когда мысль, дух и жизнь будут тоже настоящими, не поддельными, не выдуманными и не ряженными под русскую старину. Икона проявляет невидимое – дух иконописца, который не спрячешь за красивыми словами. Он здесь налицо и на ликах. Бога не обманешь.

«Это как в музыке: есть ноты, а есть исполнители. Любой художник-иконописец — это, по сути дела, исполнитель. Все упирается просто в исполнительское мастерство. Одно дело Рихтер будет исполнять, другое дело — какой-нибудь кабацкий музыкант...».

Вот так скромно и в нескольких словах иконописец говорит о том, что он делает изо дня в день: просто играет по нотам. Творчество Максима не ограничивается иконописью. Он занимается еще и керамикой, и пишет картины. И опять сравнивает это с музыкой:

iconopisec12

М.Шешуков. Керамика

«Икона — это конкретная нотная грамота,  а радикальные иконообразные картины — это уже другая область. Другое музыкальное произведение. Все как в музыке... Есть канонические вещи — есть абстрактные...»

Глядя на его иконы, понимаешь, что русская иконописная традиция не умерла, она возрождается, живая и настоящая. Оказалось, что даже маленькой косточки достаточно, чтобы она вновь обросла плотью и кровью усилиями иконописцев-энтузиастов, таких, как Максим Шешуков.

iconopisec13

Максим Шешуков. Тьма ума

P.S. И вот теперь я опять думаю, ехать ли мне в Свияжск?

Тина Гай

Интересно? Поделитесь информацией!

Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Google Buzz



coded by nessus

About Тина Гай

УВАЖАЕМЫЕ ПОДПИСЧИКИ!!! По техническим причинам вся БАЗА ПОДПИСЧИКОВ ИСЧЕЗЛА. Прошу Вас СНОВА ПОДПИСАТЬСЯ!!!! Моя цель – просвещение, девиз - просвещаясь, просвещать. Мир культуры так велик, что из него необходимо выбирать только лучшее, О человеке можно узнать по выбору, который он делает, в том числе и обо мне.
This entry was posted in Искусство and tagged икона, Иконописцы, художники. Bookmark the permalink.

5 Responses to Иконописец

  1. yuriyapril says:

    Well come back!

  2. Да, века такой, коммерческий. Хотя в старину, мне кажется, все-аки избегал строить рядом со святыми местами питейные заведения.

  3. nadilel says:

    Спасибо Тина. За знакомство с интересным художником.
    Есть у нас очень-очень много храмов и церквей, многие я посетила и не раз, но есть такие, которые я очень хочу посетить, но никак ноги не доходят 😉
    У нас тоже весьма мерзопакостно реконструируют старину… постоянно скандалы с «неизвестными» лицами, которые умудряются построить под стенами храма ресторан, преподнося это, как облагораживание… Жаль конечно, но видно без этого никак

  4. Да, Юра, конечно, я никуда не поеду. Я давно уже не езжу ни в какие монастыри. Попробовала этим летом съездить еще раз, чтобы понять, изменилась ли я. И поняла, что всему свое время. Я уже никогда не буду верить так, как верила двадцать лет назад. Все течет, все изменяется. Церковь действительно больше организация и социальный институт. Кому-то он нужен и помогает, и слава Богу. Я в нем разочаровалась и очень сильно. Думаю, не я одна. Девяностые: религиозная романтика, надежды на веру, на обновление… Все прошло как с белых яблонь цвет. Но я благодарна этому времени, что узнала очень много интересного о том, что для меня было закрыто: Библию (мою любимую книгу), песнопения, иконы, русскую историю, на которую стала смотреть совершенно другими словами, храмовую архитектуру, богословие, святых отцов, православное богослужение… Да много чего еще. на этом строится вся культура, не только в Европе, но и в России. Все это так красиво и наполнено таким глубоким смыслом, что только ради этого стоило пойти в храм проникнуться церковно-религиозной жизнью. ее можно критиковать, отрицать, но только после того, как погрузился в тот мир, узнал его изнутри. Мне повезло в этом смысле. Я прошла почти все и поняла, что эта жизнь не для меня. А ведь вначале я чуть не постриглась в монашенки. Бог меня отвел. Так что время все расставило для меня на свои места. Но двадцатилетний опыт погружения в церковный мир помог понять многое, в том числе и что такое хорошо, и что такое плохо.

  5. yuriyapril says:

    Тина, оказывается вы сильно зависите от чужого мнения, если спрашиваете:» ехать ли мне в Свияжск? »
    Ну приехали…, но взяли то туда — самою себя — любимую, со всеми своими «прибабахами» — то есть личность свою… Неужели остров поможет избавиться от себя?
    Отвечу за Вас — «нет!» дорогая моя…, и еще раз нет!
    РПЦ — конечно дрянь — кгб — истская «фишка» по уловлению простых душ, не тронутых ни наукой, ни духовным знанием…, жаль их, но это их выбор… и ответственность за то, что потом получают — музей под открытым небом для бывших партработников — хамелеонов…
    И еще…
    «воцерковляться » — слово какое — то подозрительное, внедряться что — ли, как шпионы — разведчики? церковь — религиозный институт, — организованный.., для начала стоит разобраться — кем организован и для Чего?
    Если бывшие кгб — разведчики поклоны бьют…, это знак… помните:» Чую дело бесовское…а понять не могу!»

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *