Иосиф Бродский. Рождественский цикл

brodskiy2Иосиф Бродский написал двадцать три стихотворения, посвященных Рождеству и Новому году. Их обычно объединяют в один Рождественский цикл, но по времени он все-таки разделен на два периода.

Первый - ранний, советский (1961-1973 гг), в котором значительно меньше стихотворений, всего семь; второй – поздний, американский (1987-1995 гг), включающий основной корпус стихов этого уникального цикла, аналогов которому в русской поэзии не существует.

В первом много личных переживаний и эмоций Иосифа Бродского,  его включенности в жизнь, в которой много горечи, одиночества и пустоты.

Во втором - от стихотворений веет холодной вечностью, в них почти нет личных эмоций, есть некая отстраненность, словно поэт смотрит на жизнь как молчаливый и посторонний наблюдатель.

В первом больше - о том, что происходит рядом с Рождеством и по его поводу, во втором - о самом Рождестве, о чуде появления Богочеловека.  В ранних стихах – тоска, грусть, тягостная атмосфера, наполненная ожиданием худшего. В поздних - повседневность уходит в тень, затухая и исчезая в событии, свершившемся в далеком Вифлееме. Тема вечности становится определяющей.

Говорят, что цикл появился в результате обсуждения с Анной Андреевной Ахматовой, как переложить библейскую историю в стихи, но так, чтобы они были не хуже пастернаковского  цикла, а с другой - стала бы понятной  простому человеку сама Священная история.

Но в одном из интервью Иосиф Бродский рассказывает, что цикл вырос из простой картинки "Поклонение волхвов", которую он вырезал из журнала и повесил на стенку. Он часто и подолгу смотрел на нее и однажды ему захотелось написать стихи на эту тему.

brodskiy3

Фра Анджелико. Поклонение волхвов

А еще он переводил цикл «La corona» английского поэта Джона Донна XVII века, состоящий из семи сонетов  на евангельскую историю, включавшую ее основные вехи: Благовещение, Рождество, Храм, Распятие, Воскресение, Вознесение.

Это, видимо, был прообраз того цикла, который Бродский сумел реализовать в Рождественской теме. У Джона Донна Бродский научился еще одному: переводу небесного на язык земного. Рождественский цикл  фактически и есть такой перевод.

Исследователи видят  влияние на цикл  Блока и других русских поэтов. Но Иосиф Бродский так сумел синтезировать русскую традицию XX века, что соединил в себе все: и серебряный век, и шестидесятые годы, давшие на мгновение ощущения свободы, и конец  XX века. Поэзия Иосифа Бродского сама стала итогом  века двадцатого.

brodskiy4

Вифлеемская звезда

Рождественский цикл вырастал постепенно в течение всей жизни поэта: каждый год по одному стихотворению за исключением десятилетнего перерыва между жизнью в Советском Союзе и жизнью в эмиграции. И все - на одну тему. Цикл рассказывает скорее о самом поэте, вехах его становления, развития, настроениях и  мыслях.

Начинается цикл с "Рождественского романса", а заканчивается "Бегством в Египет" (2). Из ранних стихов цикла самое страшное и наиболее сильное впечатление  производит на меня стихотворение  "Новый год на Канатчиковой даче". Канатчикова дача -  московская психиатрическая больница, известная в народе больше как Кащенко.

Бродский с ужасом вспоминает как его накачивали транквилизаторами, потом ночью будили, опускали в ванну с ледяной  водой, окутывали мокрыми простынями и заталкивали между двумя батареями. Простыни высыхали и впивались в тело. Это была такая пытка.

brodskiy5

Рождественский гусь

Человек был распят между двумя батареями и одновременно был похож на рождественского гуся. Вот от имени такого "рождественского гуся" и идет рассказ. Психиатрическая больница, хуже тюрьмы, потому что в тюрьме есть конец, дальний или близкий, а в психиатричке конца нет. Человек совершенно бесправен и без всякой надежды выйти из нее когда-нибудь.

Стихотворение - это монолог пациента, который пытается убежать от реальности в сон, спрятать голову и себя от ужаса реальности. Но есть здесь и другой смысл. Рождественский гусь - это сам поэт,который везде чужой и годится только как жертва, приготовленная к праздничному столу. И в этой участи он похож на Спасителя.

Спать, рождественский гусь,
отвернувшись к стене,
с темнотой на спине,
разжигая, как искорки бус,
свой хрусталик во сне.

Ни волхвов, ни осла,
ни звезды, ни пурги,
что Младенца от смерти спасла,
расходясь, как круги
от удара весла.

Расходясь будто нимб
в шумной чаще лесной
к белым платьицам нимф,
и зимой, и весной
разрезать белизной
ленты вздувшихся лимф
за больничной стеной.

Спи, рождественский гусь.
Засыпай поскорей.
Сновидений не трусь
между двух батарей,
между яблок и слив
два крыла расстелив,
головой в сельдерей.

Это песня сверчка
в красном плинтусе тут,
словно пенье большого смычка,
ибо звуки растут,
как сверканье зрачка
сквозь большой институт.

«Спать, рождественский гусь,
потому что боюсь
клюва — возле стены
в облаках простыни,
рядом с плинтусом тут,
где рулады растут,
где я громко пою
эту песню мою».

Нимб пускает круги
наподобье пурги,
друг за другом вослед
за две тысячи лет,
достигая ума,
как двойная зима:
вроде зимних долин
край, где царь — инсулин.

Здесь, в палате шестой,
встав на страшный постой
в белом царстве спрятанных лиц,
ночь белеет ключом
пополам с главврачом
ужас тел от больниц,
облаков — от глазниц,
насекомых — от птиц.
январь 1964

Другое стихотворение, "Рождественский романс", которым открывается Рождественский цикл, не такое страшное, как предыдущее, но тоже наполнено безысходностью, безнадежностью и печалью, потому что в той стране, где он жил,  не было ни Рождества, который заменялся суетливым Новым годом, ни Бога, Которого заменил сплошной и поголовный атеизм, ни надежд на изменения.

brodskiy6

Иосиф Бродский

Но стихотворение наполнено преображениями, обыденность, подчиняясь праздничному волшебству, становится колеблющейся и неузнаваемой, и эти знаки надо еще разгадывать.

Что за столица здесь описывается - первая или вторая, а может быть  ни та и ни другая, но и та и другая одновременно? Что за  «ночной кораблик негасимый» - кораблик с Адмиралтейского шпиля Ленинграда или Луна?

Что за «полночный поезд новобрачный»? "Красная стрела"? И "желтая лестница печальная" - лестница синагоги? Стихотворение - сплошная загадка.

Город плывет, то ли по Москва-реке, то ли по Неве, но  там и там он плывет  в тоске необъяснимой, или во мгле, или в холодном ветре, пронизывающем все стихотворение.

Во всем и на всех лицах печаль: певец печальный, дворник печальный, иностранец делает печальный снимок. И Рождество  только усиливает печаль и тоску. В конце, подводя итог, поэт кажется, что дает надежду, но она  столь же призрачна, как и все остальное.  Иллюзорность надежды звучит в главных словах  последней строфы  "как будто", которые повторяются трижды.

brodskiy8

Печальный конец печального Рождественского праздника, подмененного Новым годом.

Рождественский романс

Евгению Рейну, с любовью

Плывет в тоске необъяснимой
среди кирпичного надсада
ночной кораблик негасимый
из Александровского сада,
ночной фонарик нелюдимый,
на розу желтую похожий,
над головой своих любимых,
у ног прохожих.

Плывет в тоске необъяснимой
пчелиный хор сомнамбул, пьяниц.
В ночной столице фотоснимок
печально сделал иностранец,
и выезжает на Ордынку
такси с больными седоками,
и мертвецы стоят в обнимку
с особняками.

Плывет в тоске необъяснимой
певец печальный по столице,
стоит у лавки керосинной
печальный дворник круглолицый,
спешит по улице невзрачной
любовник старый и красивый.
Полночный поезд новобрачный
плывет в тоске необъяснимой.

Плывет во мгле замоскворецкой,
пловец в несчастие случайный,
блуждает выговор еврейский
на желтой лестнице печальной,
и от любви до невеселья
под Новый Год, под воскресенье,
плывет красотка записная,
своей тоски не объясняя.

Плывет в глазах холодный вечер,
дрожат снежинки на вагоне,
морозный ветер, бледный ветер
обтянет красные ладони,
и льется мед огней вечерних,
и пахнет сладкою халвою;
ночной пирог несет сочельник
над головою.

Твой Новый Год по темно-синей
волне средь моря городского
плывет в тоске необъяснимой,
как будто жизнь начнется снова,
как будто будет свет и слава,
удачный день и вдоволь хлеба,
как будто жизнь качнется вправо,
качнувшись влево.
28 декабря 1961

brodskiy7

И той же тоской пронизано следующее стихотворение

1 января 1965года.
 Волхвы забудут адрес твой.
Не будет звёзд над головой.
И только ветра сиплый вой
расслышишь ты, как встарь.

Ты сбросишь тень с усталых плеч,
задув свечу пред тем, как лечь,
поскольку больше дней, чем свеч
сулит нам календарь.

Что это? Грусть? Возможно, грусть.
Напев знакомый наизусть.
Он повторяется. И пусть.
Пусть повторится впредь.

Пусть он звучит и в смертный час,
как благодарность уст и глаз
тому, что заставляет нас
порою вдаль смотреть.

И молча глядя в потолок,
поскольку явно пуст чулок,
поймёшь, что скупость - лишь залог
того, что слишком стар.

Что поздно верить чудесам
и, взгляд подняв свой к небесам,
ты вдруг почувствуешь, что сам -
чистосердечный дар.
1965

brodskiy9

Наконец, последнее, самое суетливое, самое узнаваемое, и по-настоящему дающее надежду на спасение, потому что в конце звучит не иллюзорное "как будто", а настоящее ощущение в себе  Младенца и Святого Духа, а в небе горит настоящая Звезда.

24 декабря 1971
В Рождество все немного волхвы.
В продовольственных слякоть и давка.
Из-за банки кофейной халвы
Производит осаду прилавка
грудой свертков навьюченный люд:
каждый сам себе царь и верблюд.

Сетки, сумки, авоськи, кульки,
шапки, галстуки, сбитые набок.
Запах водки, хвои и трески,
мандаринов, корицы и яблок.
Хаос лиц, и не видно тропы
в Вифлеем из-за снежной крупы.

И разносчики скромных даров
в транспорт прыгают, ломятся в двери,
исчезают в провалах дворов,
даже зная, что пусто в пещере:
ни животных, ни яслей, ни Той,
над Которою — нимб золотой.

Пустота. Но при мысли о ней
видишь вдруг как бы свет ниоткуда.
Знал бы Ирод, что чем он сильней,
тем верней, неизбежнее чудо.
Постоянство такого родства -
основной механизм Рождества.

То и празднуют нынче везде,
что Его приближенье, сдвигая
все столы. Не потребность в звезде
пусть еще, но уж воля благая
в человеках видна издали,
и костры пастухи разожгли.

Валит снег; не дымят, но трубят
трубы кровель. Все лица, как пятна.
Ирод пьет. Бабы прячут ребят.
Кто грядет — никому непонятно:
мы не знаем примет, и сердца
могут вдруг не признать пришлеца.

Но, когда на дверном сквозняке
из тумана ночного густого
возникает фигура в платке,
и Младенца, и Духа Святого
ощущаешь в себе без стыда;
смотришь в небо и видишь — звезда.

(Окончание здесь)

Тина Гай

Интересно? Поделитесь информацией!

Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Google Buzz



coded by nessus

About Тина Гай

УВАЖАЕМЫЕ ПОДПИСЧИКИ!!! По техническим причинам вся БАЗА ПОДПИСЧИКОВ ИСЧЕЗЛА. Прошу Вас СНОВА ПОДПИСАТЬСЯ!!!! Моя цель – просвещение, девиз - просвещаясь, просвещать. Мир культуры так велик, что из него необходимо выбирать только лучшее, О человеке можно узнать по выбору, который он делает, в том числе и обо мне.
This entry was posted in Искусство and tagged Любимые писатели и поэты, Любимые стихи, православные праздники, Рождество. Bookmark the permalink.

7 Responses to Иосиф Бродский. Рождественский цикл

  1. Спасибо!

  2. Simon says:

    Полезная информация! Хорошо написано, интересно было читать. Спасибо.

  3. Артём says:

    Про «Рождественский романс» — там Ордынка и Александровский сад, это про Москву.

  4. Спасибо!

  5. Почему странный? Великие же мне кажется более тонко чувствуют то, что пока обыкновенному человеку недоступно. И они умеют передать это в слове, музыке или на холсте. Обычный человек далеко не всегда, даже если чувствует что-то, что находится за пределами видимого, не всегда умеют это материализовать. Бродский, в отличие от многих других гениев и великих, только в первой половине жизни страдал, в обычном смысле слова: ссылка, суд, психушка. А потом — во второй половине — собственный ресторан, свобода передвижения, нобелевская премия, удачная женитьба на молодой девушке голубых кровей, дочь, приезжающие к нему в Америку друзья. Правда, его не пустили в Россию на похороны матери и потом еще долго не хотели пускать. Но, несмотря на все блага, свалившиеся на него заграницей, он все равно чувствовал себя в Америке как живущий на отшибе, потому что он вырос и сформировался в другой стране, с другими представлениями и с другой ментальностью. Отсюда, думаю, его отстраненность и некая холодность эмоциональная в поздних стихах.

    А что касается неудачных в обычной жизни великих, то просто мне именно они интересны. В их судьбе есть коллизия, конфликт, столкновение. Меня это привлекает в любой биографии. Если у человека не было таких критических точек и развилок, мне он не интересен. Произведения для меня начинают дышать и жить, когда я узнаю, на какой почве они выросли, что их питало.

  6. Андрей says:

    Удивителен этот мир для меня! Мир поэтов великих!
    Бродский, Мандельштам, Пастернак, Цветаева…..
    Про Пушкина и Лермонтова мы все хорошо знаем!
    А может, быть просто приучили?
    И я понимаю, что Вы Тина в честь Рождества, а также и приближающегося Нового года решили рассказать об одном из своих любимых поэтов!
    Хотя? Я сейчас просто пойду и почитаю Бродского ещё!
    И ещё.…Почему — то часто отмечают, что поэты живут и заканчивают плохо!
    Слишком, мол, великие и утонченные!
    Не уверен я, что в этом дело!
    У меня на памяти огромное множество «неудачных» жизней: один повесился, другой спился, третий разбился на машине! Четвёртый простыл и умер, будучи совершенно здоровым и ещё молодым!
    И все они люди «простые» и отнюдь не поэты!
    Шаблоны какие-то срабатывают?
    А может быть мне и углубиться в поэзию одного из таких гигантов без суждения о нём по шаблону?
    Мне нравиться их читать! Но…не нравиться их биографии!
    Вот такой у меня странный комментарий!))

  7. Новел says:

    Спасибо! Как всегда Вы прекрасны и Ваши сообщения тоже!
    Целую ручку!
    Левон

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *