Картинки детства. Печки-лавочки. Часть 1

Заготовка дровВсё мое детство связано с печками.

В интернате, где училась, дровами отапливались два больших кирпичных корпуса: учебный и спальный. Поэтому новый учебный год начинался с заготовки дров. Но это было легко: мы растягивались в длинную цепочку от огромной кучи наколотых уже дров до самого сарая и по ней передавали поленья в сарай.

Но самое главное – печки. Они были удивительными, особенно в школе. Торцовые стены длинного коридора второго этажа учебного корпуса, с той и другой стороны, были отделаны от пола до потолка красивыми изразцовыми плитками. В ширину плиткой было обложено не менее полутора метров. Словом, это было блестящее, огромное и не безопасное для нас сооружение.

На переменах любимой была игра «цепи кованые». Две цепочки становились друг против друга человек по двадцать, крепко взявшись за руки. Потом по очереди от каждой цепочки кто-нибудь бежал в сторону соперника с единственной целью – разбить цепь. Громогласный клич в сорок детских голосов: «Цепи, цепи, раскуйтесь!» - выталкивал смельчака на амбразуру. После этого он не видел уже ничего, кроме той цепи, которую, во что бы то ни стало, надо было разбить. И, уже не помня ни себя, ни того, что может произойти с тобой после, врезался в эту цепь.

Израсцовые печиПотому как «нет счастья большего, чем положить жизнь за други своя». Команду подвести было нельзя, и на полной скорости ты летел в крепко сжатые ладони. В детском азарте каждый ускорялся насколько мог. После удачной попытки расколоть цепь, остановиться уже было невозможно. И по инерции ты летел до той самой стенки и с разбега, на полной скорости, врезался в блестяще-изразцовое лицо печки. Немногие вернулись с поля... Можете представить, сколько и чего было разбито! Минимум – синяки, шишки и зубы, максимум – разбитая голова.

Нам запрещали, нас гоняли, но каждую перемену мы выстраивались снова и снова. Моя голова так и осталась с двумя огромными шишками на лбу слева и справа. Сейчас они уже не так заметны, но долгое время без челки не могла ходить. Это была минимальная плата. Сестра осталась без переднего зуба, переломив его пополам. Потом она долго с ним мучилась: он начал гнить, его удаляли, ставили протез, который надо было периодически менять, так – до сих пор.

Но это была парадная сторона печки, которая выходила в общешкольный коридор. Сама печка находилась сбоку, в маленьком закутке. Этот закуток и был настоящим волшебным замком! Мое читальное место: полумрак, огонь, тепло, уют и любимый Майн Рид! Что это было за чудо! Я зачитывалась, время летело, меня постоянно гоняли, но при каждом удобном случае я забиралась туда снова и снова, и, не помня себя, окуналась в мир индейцев, всадников, белокожих красавиц и их приключений. Интернатские печки – радость школьных перемен и тепло книжного рая - такими они остались в моей памяти (продолжение следует).

Тина Гай

Интересно? Поделитесь информацией!

Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Google Buzz



coded by nessus

About Тина Гай

УВАЖАЕМЫЕ ПОДПИСЧИКИ!!! По техническим причинам вся БАЗА ПОДПИСЧИКОВ ИСЧЕЗЛА. Прошу Вас СНОВА ПОДПИСАТЬСЯ!!!! Моя цель – просвещение, девиз - просвещаясь, просвещать. Мир культуры так велик, что из него необходимо выбирать только лучшее, О человеке можно узнать по выбору, который он делает, в том числе и обо мне.
This entry was posted in Творчество and tagged Детство. Bookmark the permalink.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *