Принцесса София. Париж-10. Часть 2.

 Принцесса София. Париж 10. Часть 2.

Париж-10. Часть 1.

Принцесса София из Монбельяра, маленького городка на востоке Франции, который был то в составе Франции, то в составе

германской Священной Римской империи,

- немецкая принцесса, которая нашла себя   в России.

Принцессе Софии из Монбельяра, бывшего сельскохозяйственного района,  больше известном как родина Пежо, довелось сыграть очень большую роль в истории России и определить направление ее развития почти на сто лет.

Монбельяр очень своеобразный город, один из путешественников сообщает:

очаровательное местечко во французских Юра (горах), его жители, скажем, «грубые»…Немного мужланы, вышедшие из земли, если вы понимаете образ, который я вам хочу дипломатично донести

Характеристика, данная путешественником, очень важна и точна, если учесть, что речь пойдет об уроженке Монбельяра, русской императрице Марии Федоровне, жене императора Павла I и матери будущих двух императоров Александра и Николая. Вспомним также, что 2013 год – год четырехсотлетия Романовых.

Я воспользуюсь Парижскими дневниками только как поводом вспомнить дом Романовых и ту тонкую связь, соединяющую Россию и Монбельяр, Россию и Германию, Россию и Францию. До замужества и принятия православия Мария Федоровна была принцессой

Софией-Марией-Доротеей -Августой-Луизой Вюртембергской,

 Принцесса София. Париж 10. Часть 2.

Рыцарь из рода Монбельяров

 

а Монбельяр  был маленьким немецким княжеством, которое не могло сформировать у будущей невестки Екатерины II широких политических взглядов, что было немалым поводом для бесконечных насмешек и унижений невестки во дворе Екатерины II.

София Доротея была воспитана в строгих религиозных правилах, очень набожная, не отличавшаяся королевскими манерами, слишком правильная и прямолинейная. Ее кредо было выражено всего в двух предложениях:

«Нехорошо, по многим причинам, чтобы женщина приобретала слишком обширные познания. Воспитывать в добрых нравах детей, вести хозяйство, иметь наблюдение за прислугой, блюсти в расходах бережливость — вот в чем должно состоять её учение и философия».

Так она и вела семейную жизнь, контролируя буквально в мелочах не только расходы, но и мужа, и детей, и прислугу.

 Принцесса София. Париж 10. Часть 2.

Семья Павла Петровича и Марии Федоровны

 

Но именно такую выбрала в жены Екатерина II своему сыну, которого не любила и нелюбовь распространилась и на невестку. Она видела в ней соперницу: Мария Федоровна считала своим долгом быть опорой мужу, а Екатерина II никогда не была счастлива в семейной жизни и никогда не пыталась стать опорой мужу.

Насмехаясь над Марией, Екатерина говорила про ее дочерей и своих внучек:

«Мне бы хотелось назвать всех их, хотя бы народилось их десять, именем Марии, - говорила Екатерина о наследницах. – Тогда, мне кажется, они будут держать себя прямо, заботиться о своем стане и цвете лица, есть за четверых, благоразумно выбирать книги для чтения и напоследок из них выйдут отличные гражданки для какой угодно страны».

Сколько сарказма и издевки!

Итак, в шестнадцать София Доротея стала супругой Павла Петровича, быстро выучив русский язык. Она родила десятерых детей, как это было принято у нее на родине, но немецкий идеал семейной жизни в России не прижился. Ее семейное воспитание в духе аскетизма, строгого немецкого порядка (отец был офицером), бережливости и экономии немало способствовал тому, чтобы в Гатчине, где поселилась семья Павла Петровича, воцарился вюртембергский немецкий дух Монбельяра.

 Принцесса София. Париж 10. Часть 2.

Это был дух рыцарства, строжайшей дисциплины, порядка, долга, мещанской «добродетели», верности традиционным заветам религии и бытовой морали, но без нежности, любви, душевной близости и чуткости.

Но, тем не менее, Александр Павлович и все младшие Павловичи, особенно Николай Первый, восприняли эту вюртембергскую наследственность в полной мере. Под ее знаком Россия жила практически весь XIX век.

Дух, который сначала был доведен до крайности в три года правления Павла Первого, потом продолжен в аракчеевщине - при Александре Первом и наконец, как апофеоз – в период реакции Николая Первого, еще долго не отпускал. Из малого выросло большое, из незаметного и маленького Монбельяра выросла большая казарменная Россия... Но в этой истории Штольц не победил Обломова, скорее наоборот.

Семейная жизнь Марии Федоровны не сложилась, начались ссоры, которые не скрывались от детей, в результате чего почти у всех детей не сложилась семейная жизнь. Мария Федоровна распространяла свою опеку не только на свою семью, но и на семьи своих детей, доводя невесток своей мелочностью до истерик.

В последние годы Павел Петрович вообще отошел от жены, после десяти родов врачи настояли, чтобы между супругами прекратились интимные отношения. Оставалось только внешне сохранять видимость показных чувств и не выходить за рамки общепринятых приличий.

Когда убили ее мужа, императрица надела черный траур и, вся затянутая и в черном, стала такой, какой и была все годы совместной жизни с императором: строгой, жесткой, добропорядочной и правильной.

 Принцесса София. Париж 10. Часть 2.

Ее спасла, как это ни странно, любовь детей, своих и чужих, а по большому счету спасла Россия, с ее бедностью, несчастьями, огромным полем для благотворительности и меценатства, чему она и посвятила всю  вторую половину жизни, более тридцати лет.

Мария Федоровна стала первой женой главы государства, которая стала заниматься проблемами воспитания, образования и медицины. Началось это так:  сразу после воцарения Павла Петровича вышло его постановление:

«начальствовать его супруге над Воспитательным обществом благородных девиц».

Началась новая жизнь. Мария Федоровна стала меценатом, основательницей множества сиротских училищ для девочек, образовательных и медицинских учреждений для женщин, воспитательных домов, больниц для умалишенных. Она тратила на это свои собственные средства, собирала большие пожертвования.

Мария Федоровна заведовала всеми делами образования девочек и женщин, которого до нее в России  не было. Под ее покровительством было организовано несколько институтов благородных девиц, в том числе и известный Смольный институт. Она открывала богадельни, дома для вдов,  повивальный институт, больницы для бедных, сиротские дома.

 Принцесса София. Париж 10. Часть 2.

Здание Смольного института благородных девиц

 

Александр I в честь матери

учредил Мариинский знак беспорочной службы,

вручавшийся женщинам, много лет посвятившим  делу воспитания и образования. Николай I создал после смерти матери четвертое отделение своей канцелярии, которое занималось делами управления образовательными и благотворительными учреждениями, получившее в последствии наименования

«ведомства учреждений императрицы Марии».

Немецкая скрупулёзность, аккуратность, строгий порядок и контроль, даже в мелочах, позволил ей отстроить грандиозный памятник культуры – дворцово-садовый комплекс в Павловске под Санкт-Петербургом. С какой любовью служительницы этого комплекса говорят о Марии Федоровне - не передать! Это надо слышать: они все боготворят и любят Марию Федоровну, искренне и самозабвенно.

А у меня перед глазами стоит этот великолепный огромный парк с прудами, широкими и длинными аллеями, беседками, мавзолеями ее родителей и Павла Петровича, Павильоном Роз ... Парк-музыка, парк-тишина, парк-философия, парк-памятник, один из лучших парков мира, подобный которому не встречала даже в Париже, хотя парков там хватает.

 Принцесса София. Париж 10. Часть 2.

Мария Федоровна много вложила в этот ансамбль: сама планировала сооружения, предлагала изменять, если ей что-то не нравилось, контролировала, заказывала, покупала вместе с Павлом Петровичем предметы, под которые строился дворец. Сама выращивала цветы, и каждый день у нее на столе  стояли свежие цветы. Она лично заказывала розы во всех странах Европы, чтобы устроить Павильона Роз.

В 1814 году, после возвращения из Франции с победой Александра Первого, она устроила бал в его честь. Бал проходил  Павильоне Роз, к которому всего за семнадцать дней был пристроен танцевальный зал с великолепным убранством. В этом же году Александр Павлович  посетил Монбельяр, родину своей матери, где останавливался в Отеле, ныне известном как музей культуры и истории.

 Принцесса София. Париж 10. Часть 2.

Отель в Монбельяре, в котором останавливался Александр I в 1814 г.

 

Мария Федоровна работала на токарном станке, вытачивала камелии, писала картины и портреты, у нее был необыкновенно тонкий, утонченный вкус и художественное чутье.

Но она оставалась преданной и своей родине,  многие ее  родные и близкие  приехали из Монбельяра  в Россию. Мария Федоровна  до конца любила все немецкое, все, что напоминало ей о Монбельяре.

Такой она и останется в нашей памяти и в истории России – немецкая принцесса София из Монбельяра, благотворительница и устроительница великолепного Парка.

(Продолжение следует)

Тина Гай

Интересно? Поделитесь информацией!

 Принцесса София. Париж 10. Часть 2.
 Принцесса София. Париж 10. Часть 2.
 Принцесса София. Париж 10. Часть 2.
 Принцесса София. Париж 10. Часть 2.
 Принцесса София. Париж 10. Часть 2.
 Принцесса София. Париж 10. Часть 2.

About Тина Гай

Моя цель – просвещение, девиз - просвещаясь, просвещать. Мир культуры так велик, что из него необходимо выбирать только лучшее, поэтому люди записывают лучшее из услышанного, а запоминают лучшее из записанного. О человеке всегда можно узнать по выбору, который он делает, в том числе и обо мне.
This entry was posted in Великие имена and tagged дом Романовых, Парижский дневник. Bookmark the permalink.

Добавить комментарий