Ирвин Пенн – живописец моды

penn1Ирвин (Ирвинг) Пенн (1917) - один из самых известных, влиятельных и плодовитых фотографов прошлого века, чья манера - смесь прохладного черно-белого минимализма с аристократической элегантностью - хорошо узнаваема.

Умер Ирвин Пенн (2009) последним из  «великолепной десятки» фотохудожников, названных в 1958 году американским журналом «Popular Photography», став последним представителем аристократической традиции, понимавшим роскошь как аскетизм, а моду как воплощение красоты, сумев соединить консерватизм с новаторством.

Свои фотографии художник вписывал в историю искусства, называя себя не фотографом, а живописцем моды, считая, что его искусство вырастает непосредственно из живописи прошлых столетий, что было действительно так, без всяких преувеличений.

Изысканный талант Ирвина Пенна в изображении моделей, композиционно точно и минималистически ясно, восхищал читателей журнала мод «Vogue», с которым Пенн сотрудничал много лет. Стиль Ирвина оставался практически неизменным на протяжении всей его семидесятилетней карьеры.

penn3

В его фотографиях почти отсутствует реквизит, фон – серый, белый или нейтральный. Часто он создает искусственные конструкции, с различными предметами, в качестве которых могли быть кровать, ковер, стул или мотоцикл. В другом случае он сооружал угол, в который помещал свои модели.

Но главным в этой конструкции для Ирвина Пенна  была не модель, а то, какое впечатление она произведет на «клиента», а его клиентом была женщина, читающая журнал мод где-нибудь в Канзасе, женщина, которую он хотел заинтриговать, заинтересовать, порадовать и возбудить.

Выразительность его фотографий строится на игре пятен и линий, балансировке пустого и заполненного пространства с элегантными силуэтами, создающими неповторимую манеру видения и формообразования. Его стиль наполнен благочинием и спокойствием, а модели кажутся находящимися вне реальности и времени, где-то в потустороннем мира, да и сам Пенн был не от мира сего.

penn2

У него не увидишь моделей прыгающих и скачущих, игриво позирующих перед камерой, как, например, у Ричарда Аведона. Мастер был уверен, что настоящая мода творится не на улице, где царит спонтанность и случайность, а в тишине закрытого студийного пространства. Даже грубые мотоциклисты из группы «Адские Ангелы» в этом пространстве превращаются в графический  эквивалент греческого фриза.

В фотографиях Ирвина Пенна все продумано до последней детали и все композиционно уравновешено, а застывший образ на  его фотографиях гипнотизирует зрителя своим внутренним молчанием. Остроумие, благодать, изобретательность его решений, живая и удивительная элегантность  линий, чувствительность к характеру модели и свету делают фотографии Пенна легкими и приятными глазу.

penn5

Пенн фотографировал много и разного: кроме моделей мод - натюрморты, ладони и пальцы, цветы, мусор и окурки с улицы, ню женщин не первой молодости, уличных торговцев и самых известных художников, писателей, артистов и режиссеров, а также мексиканцев и перуанцев, о которых говорил, что они не примитивны: примитивны люди, живущие в Нью-Йорке.

И все это крупным планом, всегда верный правилу: даже съемки пирожного могут быть искусством. Вежливый, учтивый с изысканными манерами поведения, Ирвин Пенн никогда не старался выделиться. Обладая потрясающей работоспособностью, он был смиренным, оставляя поле славы для стремящихся к ней.

Получив хорошее образование в области живописи и дизайна, он делает весьма опрометчивый шаг: успешно начав карьеру в модельном бизнесе, бросает всё, уходит с должности арт-директора магазина модной одежды и уезжает в Мексику, пытаясь начать карьеру художника. Но через год отказывается от этой затеи, уничтожает все, что сделал за это время, и возвращается обратно, превратив свои холсты, с которых соскоблил краски, в фон для фотографий.

penn7

А до момента бегства в Мексику его карьера складывалась вполне успешно: окончив школу, Ирвин Пенн поступает на четырехгодичные дизайнерские курсы, где преподает знаменитый Алексей Бродович. По словам  Ричарда Аведона и Ирвина Пенна, из него выросли все фотографы, все дизайнеры и все арт-директора, независимо от того, признают они это или нет.

Пенн не гнушается никакой работой: через два года начинает бесплатно работать курьером и помощником в самом экстравагантном журнале того времени «Harper’s Bazaar», арт-директором которого работал Бродович. Одновременно Пенн помогает рисовать для журнала модели обуви.

После бегства в Мексику и по возвращении в Нью-Йорк, он начинает с того, что добивается встречи со знаменитым  Александром Либерманом, арт-директором «Vogue», который соглашается принять его на работу в качестве ассистента: Ирвин должен был делать эскизы для обложки журнала.

 

penn4Либерман описал свою встречу с Пенном так: «Передо мной стоял молодой американец с неиспорченными европейскими манерами и культурой. Он носил кроссовки и ходил без галстука. Я был поражен его весьма необычной «неотмирностью» и прямотой, ясностью своей цели и свободой в принятии решений. Только американский инстинкт и необходимость заставил его пойти на эту работу».

И фотографировать Пенн начал не потому что очень этого хотел, он этого вовсе не хотел. Но штатные фотографы журнала всячески саботировали воплощение идей молодого, только-только начинающего дизайнера, но уже крайне требовательного и неуживчивого.

Именно неуживчивость и «противность» характера Пенна, всегда сопротивляющегося, когда ему приказывали, заставили  его самого начать фотографировать: то и так, как видел и как хотел он. Позднее в интервью, в котором журналисты напомнили ему о его непростом характере, Ирвин согласился:

penn9

«Я ужасно сопротивляюсь всему. Если бы Либерман сказал мне: «Почему бы тебе не сфотографировать эти цветы?», я бы ответил: «Да мне плевать на цветы». Он сказал бы: «Просто сфотографируй их», после чего я бы уступил: «Это просто потеря времени, но если ты хочешь убедиться в моей беспомощности – ладно, давай» ...».

Не сработавшись со штатными фотографами и по совету Либермана, Иривн Пенн берет напрокат фотокамеру и сам делает свою первую обложку для журнала, который выходит  первого октября 1943 года, став точкой отсчета его карьеры как фотохудожника.

Через десять лет Ирвин Пенн  открывает собственную фотомастерскую и становится очень востребованным рекламным художником. Экстраординарная работоспособность, изобретательность, умение подсматривать и отбирать интересные находки, желание постоянно экспериментировать, воображение и многосторонность позволили ему найти свой стиль и неотразимую манеру фэшн-фотографии, ставшую определяющей в послевоенные годы.

penn11

Жена художника

Ирвин Пенн был любящим мужем и прекрасным семьянином, прожив в счастливом браке сорок два года со своей главной моделью - Лизой Фонсагривс. Благодаря мужу, она стала эстетическим эталоном женской красоты для моды сороковых-пятидесятых.

После того, как закончилась  карьера фотомодели, Лиза стала скульптором и до самой смерти (в 1992) оставалась  стройной изысканной дамой. После смерти жены Ирвин Пенн вместе с сыном выпустил  книгу  с ее гравюрами, скульптурами и рисунками.

Пенн умел сочетать коммерческий интерес с авторской фотографией, прагматизм - с идеализмом, утверждая, что для него профессиональная фотография -  лучший способ зарабатывать деньги, которые требуются, чтобы заботиться о своей семье.

Тина Гай

Интересно? Поделитесь информацией!

Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Google Buzz



coded by nessus

About Тина Гай

УВАЖАЕМЫЕ ПОДПИСЧИКИ!!! По техническим причинам вся БАЗА ПОДПИСЧИКОВ ИСЧЕЗЛА. Прошу Вас СНОВА ПОДПИСАТЬСЯ!!!! Моя цель – просвещение, девиз - просвещаясь, просвещать. Мир культуры так велик, что из него необходимо выбирать только лучшее, О человеке можно узнать по выбору, который он делает, в том числе и обо мне.
This entry was posted in Великие имена and tagged Фотография. Bookmark the permalink.

7 Responses to Ирвин Пенн – живописец моды

  1. Вы фотограф? Интересно. М.б. выложите для интереса свои фотографии?

  2. Сергей says:

    Когда вижу фотографии известных художников, всегда думаю: вдруг одна-две из тысяч моих, могут быть чем-то интересны зрителям! Нечаянно угадал ракурс или оказался в нужное время в нужном месте.

  3. Ольга says:

    Тина, спасибо за вашу просветительскую деятельность на вашем блоге. Мне очень понравилась информация. Теперь с радостью буду посещать ваш блог. Возможно и вам будет интересно как привлечь больше людей на свой блог, с радостью поделюсь. Любовь и благодарность за полученное удовольствие и знание, особенно статьи с наглядными изображениями , подробным описанием икон и видео, где звук является проводником.

  4. Аристократизм как аскетизм возник в средневековье и понимался, прежде всего, как аристократизм духа. Наши «аристократы» не имеют к аристократам никакого отношения (если я правильно поняла Ваш вопрос). Аристократизм — это благородство, верность традициям и любовь к Родине. Ни того, ни другого, ни третьего — у нашей «аристократии» нет и в помине.

  5. Людвиг says:

    «…став последним представителем аристократической традиции, понимавшим роскошь как аскетизм»
    Это уже в прошлом? И было ли оно?

  6. Да, грустный, но очень стильныйЮ оаконичный и аристократичный!!!

  7. nadilel says:

    Очень интересный, необычный и грустный художник…
    Спасибо, Тина

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *