Рональд Брукс Kitaj. Окончание

kitaj10

Р.Б.Китай. Красный автопортрет, 2005

(Начало здесь) Итак, Рональд Брукс Kitaj организует свою ретроспективную юбилейную выставку в Лондоне в престижной галерее Тейт, где собрал лучшие свои картины и фотографии. Это случилось 16 июня 1994 года. Он и предполагать не мог, как драматично  закончится лично для него это мероприятие.

Выставка получила уничтожающую критику во всех ведущих газетах Лондона. Kitaj был обвинен в претенциозности,  позерстве и псевдо-интеллектуализме. Он воспринял эти нападки не столько как направленные лично против него, как художника, сколько как  нападки на интеллектуализм, американизм и семитизм.

«Настоящей целью были не мои картины, поскольку  честных критиков на выставке практически не было. И многие знают это. Ненависть ко мне была доведена  желтой прессой до безумия. Ненависть к моей личности была и справа, и слева, и не только неизвестных в юдофобской войне, хотя война в данном случае – не совсем точное слово.

Я обвиняю своих лондонских врагов в ксенофобии, потому что помимо того, что  единственный видный в живописи еврейский художник осмелился открыто заявить о своем еврействе, я еще был и единственным заметным американским художником в лондонском арт-мире, что для них было невыносимо», - писал художник о войне в Тейте.

kitaj11

Р.Б.Китай. К. входит в замок, 2004

Резкая критика его работ была для него равносильна тому, что его жизнь прожита зря, что все, что он делал, не работает,  все его  смыслы - разгромлены. Художник оказался абсолютно беззащитным перед такой психической атакой. Особенно его затронули обвинения в псевдо-интеллектуальной ерунде. Как тут не вспомнить о психической гигиене.

Пресса  увидела в его увлечении текстами и литературой, литературными сюжетами и персонажами, которыми художник  вдохновлялся, в  попытке уравнять слово и образ покушение на вторжение в их область и решила атаковать художника со всей своей мощью.

Многие из критиков писали достаточно искренне, и потому, наверное, Р.Б. Kitaj верил им. Под град критики попали не только сами картины, но и пространные названия под картинами, и обширные интерпретации образов картин.

Критики  хотели поставить художника на место, снизить его личную пафосность, сократить масштаб художника до нужного им размера, больно пиная его со всех сторон. Это было похоже на избиение младенца и  судилище, подобное тем, что сегодня являются не редкостью в Интернете.

kitaj12

Р.Б. Китай. Пьющий из реки Смерти, 2006

Пресса считала, что художник слишком вызывающе выпячивает свою личность, что его тщеславие зашкаливает, что он – эгоист, напрасно пыхтящий и раздувающийся в своем самолюбии, поскольку, в конечном итоге, его имя недостойно даже того, чтобы быть в сноске изобразительного искусства.

Это были  выпады не против  творчества Р.Б. Kitajа, и не его анализ, а уже прямые оскорбления, что вызвало протест у многих, вставших на его защиту. Публика, приходящая на выставку, воспринимала  картины Р.Б. Kitajа с большим интересом, медленно двигаясь от картины к картины, внимательно читая подписи под картинами и вчитываясь в объяснения и интерпретации, которыми художник сопровождал свои картины. Но этого Рональд не хотел видеть.

Ситуация усугубилась тем, что во время выставки ему пришла телеграмма из Америки, в которой сообщалось, что умирает его мать и он должен срочно ехать в Америку. Р.Б. Kitaj застал умирающую мать еще живой. Но в Лондоне, спустя две недели   после открытия выставки в Тейте, его любимая  жена и муза Сандра Фишер  почувствовала себя плохо и скоропостижно скончалась. Ей было всего сорок семь лет, она была на пятнадцать лет младше мужа. Врачи диагностировали аневризму головного мозга.

kitaj13

Р.Б.Китай. Шекина (Сандра), 2006. Шекина - титул, относимый каббалистами к Малкут, десятой Сефире; но евреями - к облаку славы, которое покоилось на Троне Милосердия в Святая Святых. Природа ее возвышенная: Шекина есть покров  Бесконечного и Абсолютного;  нечто вроде каббалистической Мулапракрити

Р.Б. Kitaj воспринял ее смерть  как результат огульной критики и общественного унижения художника и мужа, ставшие для нее шоком. Он с гневом обрушился на прессу, обвинив ее в убийстве жены. Чувство обиды и унижения не проходило. Он принимает решение окончательно переехать вместе со своим десятилетним сыном Максом из Лондона, который когда-то его приютил,  в Америку, где жил его сын от первого брака и внуки.

Двадцать пять лет назад художник уже пережил самоубийство своей первой жены, страдавшей депрессиями. Двоим детям, шести и одиннадцати лет, оставшимся на руках молодого отца, Сандра стала матерью.

«Я знаю, что я трудный, что я параноик, что я аутсайдер-иностранец и инакомыслящий полемист. Накануне вечером, перед тем как  Макс и я покидали Лондон, ко мне пришли Франк Ауэрбах и Люсьен Фрейд  и устроили прощальный ужин, и я знал, что эти великие художники – были то лучшее, что я навсегда оставлял в Лондоне...»

kitaj14

Р.Б.Китай. Эротика иудаики (Сандра), 200.

В американской студии художник  лелеет свою ненависть, он одержим местью, это превращается в наваждение и кажется, что Kitaj сходит с ума. Он выплескивает горечь и боль от смерти любимой жены на холст и создает серию картин «Сандра», на которых она предстает как каббалическое Божество, с которым художник стремится воссоединиться.

Одна из картин этой серии «Критик-убийца убитый вдовцом» (1997). Она полна агрессии, стремлением расстрелять, уничтожить своих обидчиков, так несправедливо осудивших его картины и по чьей вине он лишился жены и друга.

На картине две фигуры пожарных, расстреливающих голову монстра, чей язык со словами "желтая пресса, желтая пресса, убивать, убивать, убивать" высовывается изо рта и пересекает всю картину. «Вы целились в меня, а вместо меня получили ее», - с горечью обвиняет он критиков.

Картина представляет собой коллаж, в котором смешаны  реальные события с вымышленными, реальные персонажи с выдуманными. Конфликт между художником и журналистами длился в течение десяти лет.

kitaj15

Р.Б.Китай. Убийца-критик убит его вдовцом, 1997

Художник снова и снова возвращаеся к тем трагическим событиям, нападая на критиков, возлагая на них ответственность за смерть жены. «Никогда не верьте тем, кто говорит, что его не волнует то, что говорят о нем критики», - признался Kitaj уже в ходе выставки. Наваждение продолжалось.

В этом его поддерживал друг Дэвид Хокни, но не все были с ним солидарны. Франк Ауэрбах говорил о трагическом стечении обстоятельств, что не надо увязывать эти два события, но Р.Б. Kitaj игнорировал его мнение. Другой друг советовал обратиться к молитве Кьеркегора, но ничего не помогало. Он был уверен в виновности прессы.

Критики платили ему той же монетой: снова и снова в газетах появлялись статьи и комментарии, травившие художника. В своей обвинительной статье художник продолжает войну против «живых мертвецов», как он их называл.

kitaj16

Р.Б.Китай. Плач Евы, 2006

«Я думаю, что критика картин и комментариев, развешенных на стенах выставки, и самого художника, была столь же стремительной, говоря современным языком, как бывает стремительна блокировка вражеского радара, который требует ответного удара. Я заранее знал, что реакция на мою выставку будет негативной, т.к. здесь собрались мои старые и новые враги, готовые нанести мне ответный удар.

Для них было естественным обвинить меня в безумии, потому что Ауэрбах, Фрейд, Koссoфф и Каро тоже третировались  в Лондоне. Четверо вышеназванных еврейских художников не только оказались среди  лучших из числа ныне живущих, но они еще и легче  нравились публике, чем я, потому что я действую в рамках комплексных политико-эстетических личных правил художественной игры с живыми мертвецами».

Несмотря на негативную реакцию, выставка переехала сначала в Нью-Йорк,  потом – в Лос-Анджелес. Картины, созданные после 1994 года, полны навязчивых мыслей и эротическими фантазиями о покойной жене, сценами расстрела наиболее ненавистных ему критиков.

kitaj17

Р.Б.Китай. Штудии  для "Песнь Песней", 2006

В 1997 году Р.Б. Kitaj поселяется в Калифорнии, в Лос-Анджелесе, рядом с сыновьями и внуками. Он понимает, что начинается его закат, играется  последний акт его человеческой комедии. Он все больше и больше превращается в отшельника, его живопись - в орудие мести, навязчивая идея еврейской идентичности становится напыщенной и маниакальной, равно как  смерть жены и война в Тейте.

Он все чаще рисует себя и жену в виде ангелов. Внешне художник становится похож на короля Лира с белой седой бородой в окружении пустоты и хаоса. Его поздняя живопись, несмотря на маниакальность, вся пронизана внутренней болью и очень личностная по  настроению. Мне эти картины кажутся криком его души.

За три года до выставки в Тейте художник удостоился избрания в Королевскую Академию Англии, став вторым американцем, удостоенным такой чести. В 1995 году он был награжден «Золотым Львом» Венецианского Биеннале. В 2001 году художник организует еще одну выставку с названием «Kitaj в ауре Сезанна и других мастеров».

kitaj18

Р.Б.Китай. Сандра. После Матисса, 2006

В 2007 году его нашли мертвым в собственном доме за несколько дней до его семидесятипятилетия. Позднее было установлено, что Kitaj покончил жизнь самоубийством, задохнувшись в полиэтиленовом мешке, натянутом на голову...

Тина Гай

Интересно? Поделитесь информацией!

Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Google Buzz



coded by nessus

About Тина Гай

УВАЖАЕМЫЕ ПОДПИСЧИКИ!!! По техническим причинам вся БАЗА ПОДПИСЧИКОВ ИСЧЕЗЛА. Прошу Вас СНОВА ПОДПИСАТЬСЯ!!!! Моя цель – просвещение, девиз - просвещаясь, просвещать. Мир культуры так велик, что из него необходимо выбирать только лучшее, О человеке можно узнать по выбору, который он делает, в том числе и обо мне.
This entry was posted in Великие имена and tagged Еврейская страничка, художники. Bookmark the permalink.

14 Responses to Рональд Брукс Kitaj. Окончание

  1. Как у Булгакова: «Никогда и ничего не просите! Никогда и ничего, и в особенности у тех, кто сильнее вас. Сами предложат и сами все дадут!» Бывает, что и не дают ничего. Разве что после смерти.

  2. nadilel says:

    «Гений служит не массам, это массы хотят, чтобы он им служил и их ублажал». Тина
    ————————————————————————————————————-
    Конечно он служит не массам. Гений служит только своим исключительным генам, он как раб своего кода, который полностью занимает его мысли днем и ночью. Поэтому ему нужны условия. Вот тут-то и проявляется «нужность» гения массам. Если он физик или математик, то условия ему конечно предоставят, а вот если он музыкант, или художник, то врят-ли … надо еще убедить массы, что он этого заслуживает, … вот уж чего гений никогда делать не будет

  3. Гений служит не массам, это массы хотят, чтобы он им служил и их ублажал. Хотят, чтобы сделали им красиво! Кошечки, собачки, красивые картинки. Хлебников и Маяковский были антиэстетами, делая все прямо наоборот тому, что нравилось. Гений служит своему гению, который дан ему от Бога. Это тяжелый крест, который предполагает и такую реакцию, с которой столкнулся Брукс. В связи с этим у меня возник вопрос: «Человеческое мешает художнику или дает ему материал для воплощения своих замыслов?»
    —————————————
    Цветаева написала в связи с нашей темой очень хорошее стихотворение «Разговор с гением»:

    Глыбами — лбу
    Лавры похвал.
    «Петь не могу!»
    — «Будешь!» — «Пропал,

    (На толокно
    Переводи!)
    Как молоко —
    Звук из груди.

    Пусто. Суха́.
    В полную веснь —
    Чувство сука́».
    — «Старая песнь!

    Брось, не морочь!»
    «Лучше мне впредь —
    Камень толочь!»
    — «Тут-то и петь!»

    «Что́ я, снегирь,
    Чтоб день-деньской
    Петь?»
    — «Не моги,
    Пташка, а пой!

    На́зло врагу!»
    «Коли двух строк
    Свесть не могу?»
    — «Кто когда — мог?!»

    «Пытка!» — «Терпи!»
    «Скошенный луг —
    Глотка!» — «Хрипи:
    Тоже ведь — звук!»

    «Львов, а не жён
    Дело». — «Детей:
    Распотрошён —
    Пел же — Орфей!»

    «Так и в гробу?»
    — «И под доской».
    «Петь не могу!»
    — «Это воспой!»

  4. nadilel says:

    Парадокс в том, что в отличии гениев от наук точных ( математика, физика, химия), гении от искусства вынуждены «ублажать» массы, потому как считается, что творчество должно служить народу, так сказать — развлекать его, чего не скажешь о науке, которая в оценке масс не нуждается.
    Вот и получается, что гений художника, не понятый массой, оказывается в опале, а т.к. он человек и ничто человеческое ему не чуждо, …. происходит то, что происходит

  5. Печалька… Действительно. Гении слишком далеко забегают вперед или видят то, что другим непонятно и невидимо. Гении живут в другом мире, пытаясь выразить то, что другим невидимо. Но большинство и не хочет видеть другого, им и своего достаточно. Гении творят, потому что не могут не творить. А люди? Что люди, как и всегда — хлеба и зрелищ. Когда зрелище не нравится — они голосуют ногами, и хорошо, если ногами, а то и похуже, как в данном случае.

  6. nadilel says:

    Я как раз и грю, что они как все — плюс — особенная зрительная память, музыкальный слух, богатое воображение и чувство ритма, композиции ( это я считаю самым главным как у художников, так и у поэтов, музыкантов, танцоров) Простой люд не в состоянии это понять и принять… к примеру — математик Пелерман, для люда он чудак ( они допускают, что он гений в математике, и что они в этом могут не разбираться), но назвать чудаком соседа художника или поэта, они никак не могут, потому как им кажется, что такую «***** они и сами могут написать или сочинить… Нет математиков, или физиков, которые потакают простому люду, но сонм художников, музыкантов и поэтов прекрасно этим занимается и неплохо зарабатывают у «благодарных» простых граждан, поэтому люд не понимает гения художника или поэта и не принимает его «чудачества», только вот сами поэты-художники, тоже не понимают, за что их не принимает народ…. печалька

  7. Хуже, в смысле не похожи: неуживчивы, нелюдимы, несговорчивы, и прочее, и прочее. А что лучше бы было, если бы они были как все. Тогда бы они не были художниками. Чтобы видеть в себе всех человеков, надо отрешиться от них во вне. А люди очень не любят, когда их не замечают. И, как могут, мстят. Иногда доводя и до самоубийства.

  8. nadilel says:

    «Пикассо тоже был не железный. Когда от него уходила его любимая жена, единственная из всех его женщин, которая не закончила жизнь самоубийством, он тоже был на грани, хотя расправлялся со всеми предыдущими хладнокровно. Про Дали ничего не могу сказать, мало его знаю. Леонардо? Сомневаюсь, иначе бы он не уехал из Италии во Францию, где и закончил свою жизнь в одиночестве и тоске. Нет, я считаю все творческих людей неотмирными и тонкокожими. М.б. я и ошибаюсь, но вот такой у меня миф.» Tина
    ——————————————————————————————————————————
    Э, нет… Все художники такие же люди как и все, и даже намного хуже. То, что они тонко чувствуют свет, цвет, и звук, еще не означает, что они не могут быть: скупыми, вредными эгоистами…
    Разница в том, что они, как и поэты, не могут не говорить об этом…и вот, весь «честной» люд видит все свои эмоции на холсте, и конечно не могут это простить и принять. Не все конечно такие, но их — мизер. Поэтому художник оказывается под пристальным вниманием люда, а так как он такой же как и все, со всеми человечесскими факторами, то сопротивляться этому давлению ему весьма трудно. Вот я потому и грю, что «крепыши» художники — выживают, ( успевают понежиться на Парнасе) а слабонервные сходят с ума и — уходят ( каждый как может)

  9. Пикассо тоже был не железный. Когда от него уходила его любимая жена, единственная из всех его женщин, которая не закончила жизнь самоубийством, он тоже был на грани, хотя расправлялся со всеми предыдущими хладнокровно. Про Дали ничего не могу сказать, мало его знаю. Леонардо? Сомневаюсь, иначе бы он не уехал из Италии во Францию, где и закончил свою жизнь в одиночестве и тоске. Нет, я считаю все творческих людей неотмирными и тонкокожими. М.б. я и ошибаюсь, но вот такой у меня миф.

  10. nadilel says:

    Тина, вы меня провоцируете ;)… Прекрасно зная ( уже), что » сверху» для меня — это из головы. Вы можете назвать это Богом, или Высшим Разумом, или просто ( что я и делаю) — Воображением. Именно Воображение я считаю главным двигателем в любой творческой и научной деятельности.
    Художник раним, но если у него крепкая нервная система ( к примеру: как у Леонардо, или Дали, или Пикассо…), то он выдерживает удары судьбы, но если нервы слабы, то душа гения не выдерживает и у него хватает сил уйти из жизни, и для этого тоже нужна смелость ( хотя это называют безумием)

  11. Верю, иначе бы как бы у них рождались замыслы и картины. Они же приемники, настроенные на прием сигналов сверху. Для этого надо иметь очень чувствительную душу.

  12. nadilel says:

    Художники — народ очень ранимый, для них не существует мелочей, все одинаково важно…

  13. Да, к сожалению, это так. Но, наверное, он меньше всего думал о том, что так все кончится. Он думал, что выиграет.

  14. nadilel says:

    Что наша жизнь? Игра! Koгда выбираешь путь художника, на кон поставлена жизнь

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *