Элиот: «Песнь для Симеона»

simeon

Рембрандт. Сретение Господне: праведный Симеон принимает Богомладенца

Сретение – это послесловие, завершающий аккорд Рождественско-Богоявленского цикла: трехсотлетний старец Симеон и восьмидесятичетырехлетняя пророчица Анна видят во время молитвы в храме Младенца, в Котором Духом святым узнают Того, Кого народ ждал тысячелетия.

На сороковой день Его родители приходят  сюда, чтобы исполнить положенное по Закону: принести жертву-выкуп за первенца-мужеского пола и во очищение Его Матери – Девы Марии. Евангельская песнь старца Симеона, которую он произносит при встрече,  торжественно звучит на каждой вечернем богослужении. Она завершает день минувший, символически означая окончание эпохи Ветхого Завета:

«Ны́не отпуща́еши раба́ Твоего́, Влады́ко, по глаго́лу Твоему́, съ ми́ромъ; я́ко ви́деста о́чи мои́ спасе́нiе Твое́, е́же еси́ угото́валъ предъ лице́мъ всехъ люде́й, светъ во открове́нiе язы́ковъ, и сла́ву люде́й Твои́хъ Изра́иля».

История встречи Святого Семейства с праведным Симеоном и пророчицей Анной рассказана во второй главе  Евангелия от Луки, но  неожиданно и совершенно по-новому она предстаёт в поэме Томаса Элиота «Песнь для Симеона».

simeon1

Лоренцо Лотто. Сретение Господне

Поэт переосмысливает молитву и вкладывает в нее иной, трагический смысл: человек прошлой жизни и другой веры провидит нарождающееся новое время и новую веру, но не может их понять и принять. Он просит у Бога только одного – даровать ему смерть и уйти из жизни с миром, пока это страшное время не наступило.

Прежде времени бича и хлыста и сокрушенья
Даруй нам мир твой.
Прежде стоянок на горах запустенья,
Прежде верного часа материнского вопля,
Ныне, при нарожденье болезни
Пусть это Чадо, это еще бессловесное, непроизнесенное Слово
Покажет Израилево утешенье
Тому, у кого восемьдесят за спиной и ни дня впереди.

По глаголу твоему.
Они будут петь Тебе и терпеть в каждом роде и роде,
В славе и униженье,
В свет из света восходя по лестнице святых.
Не для меня дела исповедника, не для меня исступленье
ума и молитвы,
Не для меня последнее виденье.

simeon2

Сретение Господне. Живопись из месяцеслова императора Василия II. Около 1000 года.

Внутренний драматический монолог Симеона звучит вовсе не торжественно, как в Евангелии, а трагически и Симеон Томаса Элиота – фигура трагическая. На склоне своих лет он получает Откровение о  будущем, но будущее такое страшное, что он просит только одного - смерти.

Это безысходная молитва умудренного и уставшего от жизни еврейского пророка не только о себе, но и обо всех следующих за ним поколениях своего народа, гонимого и избиваемого, который будет прятаться по лисьим норам и ходить тропами козла отпущения.

Это молитва и о будущем новой веры, рождающейся в муках и крови - в крови младенцев, мучеников, страстотерпцев, в бегстве святых, избиваемых и распинаемых. Мир, в котором распнут и Самого Младенца, меч пройдет и через Его сердце. Святой Симеон видит этот Его мир, видит Его спасение и не хочет жить в таком мире. Он снова просит:

Даруй мне мир твой.
(И меч пройдет твое сердце,
И твое тоже.)
Я устал от собственной жизни и жизней тех, кто за мной.
Я умираю собственной смертью и смертью тех, кто за мной.
Отпусти раба твоего,
Ибо видел я твое спасенье.

simeon3

Джотто. Сретение Господне

Старец Симеон сравнивается Томасом Элиотом с Вергилием из «Божественной комедии», который провел Данте через круги Ада и Чистилище, но он не может его ввести в Рай и  дальше - к Богу. Он видит Рай только издалека. Вергилий - из другого мира,  с другой философией и другой культурой, которые несовместимы с новой.

Праведный Симеон подобен Моисею, дошедшему до встречи с Землей Обетованной, но войти в нее ему не дано. Он ее только видит. Симеон не знает языка новой веры, потому что Младенец пока безъязык и молчалив. Он не понимает Духа и  культуры грядущей веры.

Трагедия Моисея, Вергилия и Симеона -  это трагедия всего уходящего на сломе эпох. Грядущее для них так страшно и так не похоже на старый мир их веры, что смерть становится желанной. Поэтому «Песнь для Симеона» напоминает поминальную молитву, в которой нет и намека на торжество.

В ней – рыдания и плач, срывающийся голос и усталость, запустение и трагедия будущего.  Это голос не того евангельского Симеона, который радуется встрече Мессии, а голос Симеона нашего времени, в маске и от имени которого поэт рассуждает о нашем мире отчуждения и непонимания друг друга.

Поэма - не лучшее произведение Томаса Элиота, но она поднимает вечные проблемы: о жизни и смерти, вере и безверии, новом и старом, о времени и вечности, истории и современности, о том, что вера – это еще и Крест, и кровь, и страдания, и жертва. Элиот продолжает традицию английских поэтов-метафизиков XVII века, ярким представителем которых был Джон Донн.

simeon4

Ганс Гольбейн. Христос в храме. Сретение

Примечательно, что написана поэма почти сразу после крещения Томаса Элиота в 1927 году в англиканскую церковь. Поэт размышляет в поэме и о собственных проблемах, возникших на пути восхождения в новой вере к Богу. Обращение   стало переломным моментом в его жизни.

В тридцать шесть лет у поэта наступил кризис и перед ним возникла драматическая развилка: что делать дальше. Многие из поэтов, достигнув рокового возраста, уходят из жизни по собственной воле или по случайности, которая выглядит скорее все-таки как закономерность.

Элиот не покончил жизнь самоубийством в прямом смысле слова, не повесился и не застрелился, но на этой развилке он выбрал не поэзию. Поэма «Песнь для Симеона» стала осмыслением личной истории, разделившей жизнь Томаса Элиота на две половинки: до и после. Симеон – это и сам Томас Элиот, отказавшийся от своей прошлой жизни.

Крещение в новую веру было отказом не только от поэзии, но и от веры предков и в то же время - дань своему знаменитому деду Уильяму Элиоту, державшему свою семью в строгих правилах и религиозных рамках. Дед жил в Америке, был миссионером унитарианской веры, педагогом и бессребреником.

simeon5Если бы он узнал, что его внук отказался от веры предков, то ужаснулся бы.  Всего за несколько месяцев до своей кончины Уильям Элиот пишет стихотворение «Ныне отпущаеши…»,

но в традиционном торжественно-евангельском духе. Его внук уехал из Америки в  Англию, принял англиканскую веру, отказался от американского гражданства и стал гражданином Англии.

«Песнь для Симеона» - поэма многослойная. В ней присутствует и ветхозаветная история, и история евреев, которые не могут принять христианство, и жить в нём тоже не могут.

Это и психологические проблемы ссамого поэта, и проблемы современного поколения. Элиот, как приверженец традиции в поэзии, длит не только линию поэтов-метафизиков, но и линию английского поэта-философа Роберта Браунинга, тоже не всегда понятного своим современникам.

Поэма «Песнь для Симеона» Элиота трудно читается и еще труднее переводится. Существует несколько вариантов ее переводов. Предлагаю один из самых известных – Ольги Седаковой, отрывки из которого приводились выше. Ниже - полный текст поэмы.

Господь, римские гиацинты цветут в горшках и раз-
Гораясь зимнее солнце ползет по зимним нагорьям;
Упорное время года загостилось у нас.
Жизнь моя легка в ожиданье смертного ветра,
Как перышко на ладони около глаз.
Пыль, кружась в луче, и память в углах
Ждут, когда остужающий ветер, смертный час
понесет их в землю умерших.

Даруй нам мир твой.
Многие годы ходил я перед Тобой в этом городе,
Храня обычай и веру, не забывая нищих,
Принимая и воздавая честь и дары.
Никто не ушел от дверей моих с пустыми руками.
И кто вспомянет мой дом, и где дети детей моих
найдут себе крышу,
Когда настанет время скорбей?
Они изучат козьи тропы и лисьи норы,
Спасаясь от чужеземных лиц и чужеземных мечей.

Прежде времени бича и хлыста и сокрушенья
Даруй нам мир твой.
Прежде стоянок на горах запустенья,

Прежде верного часа материнского вопля,
Ныне, при нарожденье болезни
Пусть это Чадо, это еще бессловесное, непроизнесенное Слово
Покажет Израилево утешенье
Тому, у кого восемьдесят за спиной и ни дня впереди.

По глаголу твоему.
Они будут петь Тебе и терпеть в каждом роде и роде,
В славе и униженье,
В свет из света восходя по лестнице святых.
Не для меня дела исповедника, не для меня исступленье
ума и молитвы,
Не для меня последнее виденье.
Даруй мне мир твой.
(И меч пройдет твое сердце,
И твое тоже.)
Я устал от собственной жизни и жизней тех, кто за мной.
Я умираю собственной смертью и смертью тех, кто за мной.
Отпусти раба твоего,
Ибо видел я твое спасенье.

Тина Гай

Интересно? Поделитесь информацией!

Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Google Buzz



coded by nessus

About Тина Гай

УВАЖАЕМЫЕ ПОДПИСЧИКИ!!! По техническим причинам вся БАЗА ПОДПИСЧИКОВ ИСЧЕЗЛА. Прошу Вас СНОВА ПОДПИСАТЬСЯ!!!! Моя цель – просвещение, девиз - просвещаясь, просвещать. Мир культуры так велик, что из него необходимо выбирать только лучшее, О человеке можно узнать по выбору, который он делает, в том числе и обо мне.
This entry was posted in Вопросы веры and tagged богословие, Любимые писатели и поэты, православные праздники. Bookmark the permalink.

10 Responses to Элиот: «Песнь для Симеона»

  1. Верно, нельзя личную надежду возводить в ранг общечеловеческой, тем более делать ее социально-значимой. Личное — это всегда личное, даже если оно кому-то кажется каплей, в которой отражается не только оно.

  2. Ричард says:

    Надежда слишком очеловечена. А поскольку человек смертен, она должна касаться только его лично. Нельзя надежду делать чем то социально значимым, иначе она станет сестрой очередной неудачной утопии, например коммунизма.

  3. Да, это так. Меня он тронул, хотя он, безусловно, не всех трогает.

  4. nadilel says:

    Корнилов мимо не прошел, он был прочитан, посчитан и, не тронут… я как-то писала, что поэзия для меня как голос и музыка, а мы все такие разные, находимся в своих пластах, а там еще слои, а в слоях сферы…и так до атома, до личности… и все это движется и кажется хаосом, но если чувствуешь свою струну, то увлекаешся, и уже уносят тебя волны на встречу с теми, кого тоже задела эта музыка сфер.

  5. Завтрашний день, в чем не могу не согласиться с Вами, действительно наш судья, потому, что он — результат многих прожитых «сегодня»: бесцельных, бесполезных или наоборот. А надежда? Надежда юношей питает. Окуджаве ответил бы Владимир Корнилов, текст про который прошел мимо Вас. Он жил в одно время с ним, но видел все немножко иначе.

    До свиданья! До лучших времен
    Не скажу, ибо лучше не будет,
    И поклясться могу, умудрен,
    Будут лучшие — нас позабудут.

    Жизнь для будущего — ерунда,
    И для нынешнего — не сахар.
    Потому-то еще никогда
    Я не квохтал над ним и не ахал.

    Не хитрил, не химичил, себя
    Прямо с кожей от благ отрывая,
    И меня, все равно как судьба,
    Всякий раз вывозила кривая.
    (Кривая. 2000 г.)

  6. nadilel says:

    Kak интересно Тина, когда вы приподносите с философской точки зрения ( особенно понравилось сравнение с японской теорией …)
    Все стало на свои места.
    Целиком и полностью, я за достижение целей верным движением, с теорией Тотального качества, все совершеннее и совершеннее…
    А завтра для нас не только надежда на светлое будущее, но еще и суд за наши дела в прошлом…
    Вспомнила стих Булата Окуджавы
    ‘В земные страсти вовлеченный,
    я знаю, что из тьмы на свет
    однажды выйдет ангел черный
    и крикнет, что спасенья нет.
    Но простодушный и несмелый,
    прекрасный, как благая весть,
    идущий следом ангел белый
    прошепчет, что надежда есть.»
    1989

  7. Здесь, наверное, я была неточна в выражении того, что хотела сказать. Будущее — это не то, о чем следует заботиться, будущее наступает независимо от нас, просто потому что время не течет вспять. Так же, как взросление и старость — тоже мало от нас зависят. От нас зависит какое это будущее будет, но и в этом оно зависит от того, чем мы наполняем день сегодняшний. Есть в японской теории Тотального качества такое понятие, как совершенствование каждой косточки в скелете рыбы. Это значит, что каждая промежуточная операция должна быть сделана достойным образом, в соответствии с технологией. Тогда не надо будет заботится о качестве конечного результата. Оно приходит само просто потому что каждый шаг выполнен правильно. Так и здесь, если рассматривать в качестве шага каждый проживаемый день. Не цель, а процесс становится определяющим, а цель достигается как результат верного движения. Не вчерашний день, и не завтрашний определяют жизнь, а сегодняшний. Сегодня живем жизнь, а настанет ли завтра для нас — меньше всего зависит от нас. Это если быть точным в моем посыле о дне сегодняшнем и завтрашнем.

  8. nadilel says:

    Как может не быть будущего, если сегодня — это вчерашнее будущее??!!
    Когда мы стремимся улучшить наше сегодня, а мы всегда к этому стремимся и что-нибудь да сделаем в надежде, что завтра зачтется, и тем самым, мы верим, что завтра будет лучше чем сегодня, т.е. вчера…
    Евангелие не может, даже если захочет ( а оно не захочет никогда) обещать человеку светлое будущее, уже только потому, что обещает райское бессмертие, но конечно не даром: надо хорошо попотеть при жизни… если б человек работал только на себя, то ему не пришлось бы даже потеть, и его будущее было бы светлым и надежным, но к сожалению расклад в мире такой, что власть имущие заняты только обеспечением онной, а для этого нужно пожертвовать будущим простолюдина, а еще и потдерживать его на минимуме, чтобы плодился и размножался…
    И еще…. «Завтра не становится лучше только от того, что наступает после сегодня.» еще как становится!!!
    Уже только то, что оно наступило, это вчерашнее завтра — уже хорошо. Значит борьба за жизнь продолжается! Мы все верим в свои возможности, даже если они не в действии, тогда будущее еще более заманчиво, а вдруг кто посодействует и действительность изменится. Только страх, что завтра может быть хуже чем вчера, убивает веру человека в свои возможности… поэтому я против любого страха и стыда (кстати тоже, вообще недолюбливаю это слово и не употребляю его вообще )
    И еще, самое существенное — завтра я снова открою почту, и буду читать письма, которые мне доставляют такое удовольствие… Ну чем не светлое будущее!!!! :)

  9. Будущего нет. Есть только настоящее, а по словам Евангелия довольно с человека и заботы о дне сегодняшнем. Завтра не становится лучше только от того, что наступает после сегодня.

  10. nadilel says:

    » И я вспомнил Четырнадцатый том сочинений Боконона — прошлой ночью я его прочел весь целиком. Четырнадцатый том озаглавлен так:

    «Может ли разумный человек, учитывая опыт прошедших веков, питать хоть малейшую надежду на светлое будущее человечества?»

    Прочесть Четырнадцатый том недолго. Он состоит всего из одного слова и точки: «Нет».»
    Курт Воннегут » Колыбель для кошки»

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *