Леон Бакст. Окончание

bakst5

Л.Бакст Жар-птица

(Начало здесь) Леон Бакст (Лейб-Хаим) родился в 1866 году в маленьком городке Гродно в семье то ли раввина, то ли мелкого коммерсанта Израиля-Самуила Баруха-Хаимовича Розенберга. Семья была небогатой, но имела богатого родственника – деда Леона Бакста, проживавшего в Петербурге.

Богатый дедушка решил помочь бедным родственникам и вскоре они переехали в Петербург. Дед был очень хорошим портным, имел хорошие заказы от богатых клиентов и свой дом устроил по образцу парижских салонов с богатыми статуэтками, вазами, мебелью, певчими птичками и дорогими картинами.

Лейб-Хаим рос очень нервным мальчиком, со склонностью к истерикам. Он очень рано начал читать и читал все подряд. Особенно нравилось ему рассматривать красивые картинки в книгах и журналах. Леон стал их вырезать и устраивать  перед своими сестрами различные сценки, придумывая для них разные истории.

Книги, опера, которую  мальчик посещал вместе с родителями, дедовский дом с изящным интерьером, картинами и заморскими птицами будили детское воображение. Школу, хоть она и была одной из лучших,  мальчик  не взлюбил: она отвлекала его от фантазий,  волшебства воображения и рисования, к которому Лейб-Хаим пристрастился.

Родители не были в восторге от его увлечений, тем более, что иудейская вера запрещала любое изображение твари и человека. Но попытки отговорить мальчика от рисования заканчивались слезами и истериками. В конце концов, было решено прибегнуть к помощи специалистов, которые должны были оценить способности мальчика.

Деду удалось  показать рисунки внука известному скульптору Марку Антокольскому, который высоко оценил талант мальчика и посоветовал отдать его учиться живописи. На этом споры закончились и в семнадцать лет Лейб-Хаим становится вольнослушателем Императорской Академии художеств.

Но преподаватели Академии, заслуженные и умудренные, не приветствовали новаторские отклонения от канонов реализма, культивируя устоявшиеся приемы и шаблоны. Через четыре года, насытившись  «заскорузлой стариной», юноша ушел из Академии, чем окончательно вывел отца из себя. Отныне своенравному сыну было отказано в любой помощи, включая  и финансовую.

Надо было учиться зарабатывать себе на жизнь самому, благо, что Академия все-таки кое-чему научила. Молодой художник стал иллюстрировать книги, журналы, принимать заказы на портреты и оформление театральных постановок. Но с тех пор финансовые проблемы преследовали художника постоянно. Денег ему никогда не хватало.

bakst6

Л.Бакст. Александр Бенуа

Учебу молодой художник решил продолжать самостоятельно, беря уроки живописи у Антокольского, Серова и известного аквалериста Альберта Николаевича Бенуа, через которого знакомится с младшим братом художника - Александром Бенуа. Поначалу шапочное знакомство превратилось в деловое сотрудничество в журнале «Мир искусства» и долгую крепкую дружбу.

В двадцать три года Лейбу-Хаиму было предложено участвовать в выставке молодых художников. Естественно, учитывая российскую реальность, встал вопрос об имени. Было решено взять псевдоним. Так Лейб стал Леоном,  Розенберг - Бакстом, по  укороченной фамилии бабушки Леона (Бакстер), а Лейб-Хаим Самойлович Розенберг - Леоном Николаевичем Бакстом, известным художником.

После выставки дед решил спонсировать заграничную поездку внука, отправив его учиться в Париж, в центр моды и всего нового в искусстве. Леон Бакст учится в знаменитой Академии Жюлиана, впитывая в себя все новое. В Париже он проживет шесть лет, но временами он наведывается в родные пенаты - в Россию.

В один из таких визитов из Парижа в Петербург состоялась судьбоносная встреча знаменитой троицы: Александра Бенуа, Сергея Дягилева и Леона Бакста, вошедшие в кружок «Мир искусства». Вскоре они становятся соучредителями журнала «Мир искусства».

bakst7

Л.Бакст. Сергей Дягилев со старой няней

Журнал посвящался пропаганде нового русского искусства  в области живописи, литературы и философии. Здесь размещали свои работы те, кого потом назовут классиками русского модерна: Репин, Сомов, братья Васнецовы, брат и сестра Поленовы, Серов, Нестеров,  Левитан, Коровин, Бакст, Лансере.

Здесь же печатали свои искусствоведческие статьи Бенуа, Кандинский, Дягилев, Грабарь. Журнал публиковал и религиозно-философские статьи Розанова, Мережковского, Шестова, Гиппиус, Бальмонта, Лурье. Журнал стал символом всего нового в русском искусстве.

Сердцем и мотором журнала был Сергей Дягилев,  руководителем художественного отдела - Леон Бакст. Именно Баксту журнал обязан появлением на его страницах новых имен, лучших картин современности и новых направлений в искусстве. Все  лучшее и прогрессивное находило место в журнале.

Участие в «Мире искусства» принесло Леону Баксту известность и славу: у него появились поклонники и заказчики, он становится постоянным участником выставок, как в России, так и за рубежом, он делает карьеру книжного иллюстратора.

Его приглашают учителем живописи к детям царской фамилии и ему делает заказ сам царь Николай II. В 1903 году художник знакомится с вдовой художника Гриценко, дочерью известного мецената и ценителя всего прекрасного Павла Михайловича Третьякова.

bakst8

Л.Бакст. Л.П.Гриценко-Бакст

Леон Бакст пишет ее портрет, наполненный любовью, чистотой, теплом и нежностью. Решение вступить в брак с любимой женщиной наталкивается на сопротивление ее отца, который отнюдь не был антисемитом, но иметь еврея в качестве зятя – это было слишком. Ради брака с любимой женщиной Бакст принимает лютеранство.

Через четыре года в семье появляется первенец, но через шесть лет союз распадается. Говорили, что одной из причин развода стало желание Бакста уберечь семью от юдофобии. Но между Любовью Павловной и Леоном Бакстом сохранились теплые дружеские отношения. Художник до конца жизни помогал материально бывшей жене и сыну. После развода Леон Бакст снова перешел в веру своих отцов и уже никогда ей не изменял.

Журнал «Мир искусства» просуществовал недолго - всего четыре года, в 1904 году он закрылся и Бакст сотрудничал уже с другими журналами, размещая там свои картины, портреты и иллюстрации. Но линия на пропаганду русского искусства, которая была стержнем «Мира искусства», не умерла.

bakst9

Б.М. Кустодиев. Групповой портрет членов объединения „Мир искусства“

Ее продолжил Сергей Дягилев, решивший представить все лучшее за границей. В 1906 году с грандиозным успехом проходит выставка русских художников в Париже, положившая начало Русским сезонам в Париже. В следующем, 1907 году в Париже проходит сезон русских композиторов, в 1908 году – оперный сезон с участием Шаляпина, наконец, в 1909 году Сергей Дягилев приступает к организации гастролей русского балета.

Но на этот раз его целью была не только пропаганда русского балета, но и его изменение. Он собирает уникальную труппу из лучших артистов и хореографов русского балета, лучших художников – Бакста, Бенуа, Добужинского - и привлекает лучших композиторов.

Началось триумфальное двадцатилетнее шествие русского балета по Европе и Америке. Для Леона Бакста эти годы, особенно первые десять лет, до разрыва с Дягилевым,  стали вершиной его творчества. Он создает потрясающие костюмы и декорации: яркие, новаторские, изящные, разные к разным спектаклям.

bakst10

Л.Бакст. Эскиз костюма восточного принца и его пажа к балету "Спящая красавица"

С 1909 года он фактически окончательно поселяется в Париже, наезжая в Россию на короткое время, а после 1914 года, когда его практически выпроводили из Петербурга за еврейство, он и вовсе отказался приезжать сюда когда-нибудь еще. Тем более, что к тому времени его уже считали парижанином, его имя, как нельзя кстати, соответствовало французскому. Все и забыли, что его становление как художника происходило в России и что родом он был тоже оттуда.

Леон Бакст был человеком мягким, но много простить не мог, как не смог, например,  простить авторитаризма Сергея Дягилева и предательства молодого Марка Шагала, который учился у мэтра, но все всегда стремился в Париж. Недовольный его стремлением за границу, Бакст дал молодому Шагалу сто рублей, посоветовав потратить их с пользой для России. Но начинающий художник все равно поступил по-своему.

В конце жизни Леон Бакст сказал: «Великая штука искусство: это колоссальная мать, с гигантскими сосцами, которая не перестаёт тебя кормить божественным молоком, если только хватает силы удержаться на цыпочках, чтобы уцепиться за груди». Ему это удалось. Похоронен Леон Бакст во Франции на кладбище Батильон.

bakst11

Могила Леона Бакста на кладбище Батильон

Тина Гай

Интересно? Поделитесь информацией!

Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Google Buzz



coded by nessus

About Тина Гай

УВАЖАЕМЫЕ ПОДПИСЧИКИ!!! По техническим причинам вся БАЗА ПОДПИСЧИКОВ ИСЧЕЗЛА. Прошу Вас СНОВА ПОДПИСАТЬСЯ!!!! Моя цель – просвещение, девиз - просвещаясь, просвещать. Мир культуры так велик, что из него необходимо выбирать только лучшее, О человеке можно узнать по выбору, который он делает, в том числе и обо мне.
This entry was posted in Великие имена and tagged Еврейская страничка, Русский стиль, Серебряный век, Танец, художники. Bookmark the permalink.

4 Responses to Леон Бакст. Окончание

  1. Про Рериха у меня текст впереди. Сложная фигура, слишком противоречивая.

  2. 58 лет пожил — немного даже для того времени. Не жалел видно себя или слаб был здоровьем.
    Спасибо, прочитал. Особо для меня интересна картина, где нашёл и Рериха.

  3. Полностью согласна. Мы, по-моему, уже обсуждали эту тему. Гений — это, конечно, двойник человека и «это раздвоение всегда драматично, эго гения в художнике, сталкивается с его «истинным» эго, в вечном споре кто важнее… на этом поле брани художник сгорает…». К сожалению, так. Сгорает. Некоторые сгорают совсем молодыми.

  4. nadilel says:

    Личность художника никогда не будет понята обывателю, потому что его (художника) личность — гений и он сам по себе, у него своя жизнь и своя судьба, а вот личная жизнь художника ничем не отличается от жизни «простого» человека, те же проблемы со здоровьем, с детьми, с семьей, с обществом… Гений художника, как его двойник, и это раздвоение всегда драматично, эго гения в художнике, сталкивается с его «истинным» эго, в вечном споре кто важнее… на этом поле брани художник сгорает…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *