Террор: красный, розовый, зеленый, белый

krasnyj_terror1

(Начало здесь и здесь) Одна из самых больных тем революции семнадцатого – тема террора, актуальная, к сожалению,  в наше время не меньше, чем сто лет назад. До сих пор большинство жителей нашей страны уверено, что красный террор был всего лишь ответом на белый. Но факты говорят о другом.

Террор с обеих сторон начался примерно в одно время – в конце семнадцатого, жертв террора тоже было одинаковое, а если различалось, то ненамного. Зверская жестокость присутствовала в равной мере и там, и там. Каждая сторона боролась за идею, в жертву которой приносились тысячи и тысячи человеческих жизней, виновных и безвинных,  детей и стариков, мужчин и женщин….

Одни восстали из подполий,
Из ссылок, фабрик, рудников,
Отравленные темной волей
И горьким дымом городов.
Другие из рядов военных,
Дворянских разоренных гнезд,
Где проводили на погост
Отцов и братьев убиенных.
….
Одни возносят на плакатах
Свой бред о буржуазном зле,
О светлых пролетариатах,
Мещанском рае на земле...
В других весь цвет, вся гниль империй,
Все золото, весь тлен идей,
Блеск всех великих фетишей
И всех научных суеверий.
…..
И там и здесь между рядами
Звучит один и тот же глас:
«Кто не за нас — тот против нас.
Нет безразличных: правда с нами».
А я стою один меж них
В ревущем пламени и дыме
И всеми силами своими
Молюсь за тех и за других.
(М.Волошин. Гражданская война. 22 ноября 1919)

krasnyj_terror3Карательные операции, голод, расправы с местным населением и массовые расстрелы, совершавшиеся походя, как обычное дело, во многом объяснялись традиционной ничтожностью жизни человека в России, где правовой беспредел был нормой, а террор формировался на уровне государственной политики.

Вот характерный случай, упоминаемый С.Ю. Витте. Однажды Александр II узнал на перроне одной из станций офицера, участвующего когда-то в дуэли. Он приказал его разжаловать и посадить под арест. Офицер, не вынесший оскорбления, застрелился, а на следующей станции Император сменил гнев на милость и простил офицера…

Такой неограниченной властью обладал фактически любой чиновник. И борцы за правду, народовольцы и эсеры, а потом и большевики, тоже вооружились террором, ставшим их главным инструментом в борьбе с властью и за власть. Кроме красного и белого террора существовал и так называемый «зеленый», целью которого была не власть, а нажива.

Грабежами занимались банды обыкновенных уголовников, самая известная из которых банда Махно. Был и «розовый» террор, осуществлявшийся от имени правительств, устанавливаемых на местах. Их целью было  противодействие в равной мере как  советской власти, так и власти белогвардейцев.

krasnyj_terror2

Не стоит забывать и о терроре со стороны иностранных карателей: чехов, словаков, англичан, французов, японцев, американцев... Существуют документы конференции 1922 года в Генуе. Западные страны выдвинули, как условие признания молодой республики, счет, по которому она должна была заплатить за национализацию и экспроприацию частных предприятий и банков.

На вопрос: «Сколько?» последовал ответ: «Девятнадцать млрд рублей золотом». Тогда были выдвинуты контрпретензии, в соответствии с которыми западные страны должны России тридцать девять млрд . Возник вопрос о методологии подсчета.

Ответ был простым: ущерб от участия западных стран в Гражданской войне, разрушившей железные дороги, предприятия, склады. Западная делегация была удивлена, т.к. считала, что гражданская война в России была следствием столкновения белых и красных, а они к этому не имели никакого отношения.

Но если говорить не об экономических, а только о человеческих потерях, то в общей сложности они составили за три года гражданской от 11 до 14 млн, включая 2 млн эмигрировавших. Жертв от террора всех мастей насчитывается от миллиона до полутора.

krasnyj_terror4Сколько жизней унес красный террор, неизвестно: цифры сильно разнятся, но что точно отличает его от террора всех других мастей, его статус:  белое движение проводило террор явочным порядком, неофициально, а большевики возвели его в ранг государственной политики.

В декабре семнадцатого была создана ВЧК, а после ряда покушений (на Ленина, Володарского и Урицкого) в сентябре восемнадцатого вышло Постановление «О красном терроре». В нем говорилось:

«…необходимо обеспечить Советскую Республику от классовых врагов путем изолирования их в концентрационных лагерях; … подлежат расстрелу все лица, прикосновенные к белогвардейским организациям, заговорам и мятежам; … необходимо опубликовать имена всех расстрелянных, а также основания применения к ним этой меры». (Выдержка из Постановления от 5 сентября 1918 «О красном терроре»).

Позднее Дзержинский утверждал, что в местах, где применялся массовый террор, предательство фактически не встречалось и эта мера для ЧК (расстрел) оказалась чрезвычайно важной. Сентябрьское Постановление послужило основанием для создания А.И.Деникиным особой комиссии по расследованию злодеяниий большевиков на юге России.

krasnyj_terror5Она собрала немало фактов, ставших одним из основных источников для исследования красного террора. Если включаться в тему террора эмоционально и личностно, самоопределяясь по отношению к той или иной стороне, исходя из политических пристрастий, то градус ненависти будет зашкаливать.

Подтверждение тому - многочисленные воспоминания, в частности, в «Русском архиве» или у той же баронессы М.Д.Врангель, а также  множество публикаций на эту тему. Вчера только разговаривала со своей приятельницей, у которой отец в Первую мировую попал в немецкий плен, во времена раскулачивания - сослан на Соловки.

Уверенная, что только красные пытали, насиловали, расстреливали, вешали и ссылали в концлагеря, она гневно возмущалась коммунистами, но при этом совершенно искренне удивлялась моим словами о том, с какой жесткостью расправлялись с населением и красноармейцами А.В.Колчак, П.Н.Врангель и А.И.Деникин.

И это - спустя сто лет после революции, что уж говорить о том, как реагировали с обеих сторон на террор в то время. Лишний раз убеждаешься, что на личностном уровне ни о каком примирении и беспристрастности не может быть и речи. По крайней мере – пока.

krasnyj_terror6Поэтому лучше всего обратиться к фактам и выводам серьезных специалистов, а не к человеческим мнениям и эмоциям. Итак, сначала о красном терроре.  Его апогей пришелся на восемнадцатый-девятнадцатый годы. Данные разнятся, но масштаб репрессий понятен из следующей статистики.

В эти годы ВЧК арестовала (по данным М.Лациса) 128 тысяч, расстреляла – восемь. В концентрационных лагерях в двадцатом году сидело почти четырнадцать тысяч, в трудовых лагерях – более четырех тысяч. В заложниках числилось почти десять тысяч,

в тюрьмах томилось тридцать шесть с половиной тысяч, расстреляно – более девяти с половиной тысяч,  освобождено – 54, 2 тысячи человек. Акты деникинской комиссии о злодеяниях большевиков  говорят, что после вскрытия многочисленных захоронений, найдено множество тел: покалеченных, со следами пыток, насилия и огнестрельными ранениями.

Заколоты, изрублены и забиты до смерти в апреле 1918 больные и раненые одного из госпиталей Елизаветинской станицы, где лечились солдаты и офицеры Добровольческой армии; в Екатеринодаре без суда и следствия в марте восемнадцатого зарублено 83 человека из числа представителей интеллигенции, в том числе дети.

krasnyj_terror7Хорошо известна Крымская трагедия двадцатого года, о которой с беспощадностью, не анализируя и не выясняя, кто прав,  кто виноват в братоубийстве,  пишет Максимилиан Волошин.

Зимою вдоль дорог валялись трупы
Людей и лошадей. И стаи псов
Въедались им в живот и рвали мясо.
Восточный ветер выл в разбитых окнах.
А по ночам стучали пулеметы,
Свистя, как бич, по мясу обнаженных
Мужских и женских тел.
Весна пришла
Зловещая, голодная, больная.
Глядело солнце в мир незрячим оком.
Из сжатых чресл рождались недоноски
Безрукие, безглазые... Не грязь,
А сукровица поползла по скатам.
Под талым снегом обнажались кости.
………..
Зима в тот год была Страстной неделей,
И красный май сплелся с кровавой Пасхой,
Но в ту весну Христос не воскресал.
(М.Волошин. Красная Пасха, апрель 1921)

В ходе крымской карательной операции убито по разным подсчетам от двадцати пяти до ста двадцати тысяч. Есть воспоминания, подтверждающие невероятную жестокость красноармейцев и большевиков, вступивших на полуостров. Не щадили никого: ни дворян, ни интеллигенцию, ни крестьян, ни рабочих.

krasnyj_terror8Севастопольский ревком  отчитывается:  расстреляно 1634 человека, в том числе 278 женщин. Через два дня – расстреляно 1202 человека. Особый отдел под руководством Евдокимова Е.Г., представленного за эти заслуги к государственной награде, расстрелял двенадцать тысяч.

Расправлялись с населением с размахом и беспощадностью не только в Крыму. Так, после ярославского восстания в июле восемнадцатого расстреляли пятьдесят тысяч; после астраханской забастовки в марте девятнадцатого – четыре тысячи.

То же самое происходило после крестьянского восстания в марте девятнадцатого в Самарской и Симбирской губерниях, в феврале–марте двадцатого – в Уфимской, Казанской и снова в Самарской губерниях, в январе двадцать первого – в Тобольске, Петропавловске и Кокчетаве.

В результате произвол и расстрелы стали восприниматься населением равнодушно, иногда - с одобрением и, как минимум, без осуждения. Осуществлявшие террор - сходили с ума и становились садистами, наслаждаясь безграничной властью над своей жертвой.

krasnyj_terror9Что касается белого террора, то он приходится на те же годы, что и красный, но, в отличие от последнего, документы о нём гораздо более скудные. (Продолжение следует)

Тина Гай

Интересно? Поделитесь информацией!

Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Google Buzz



coded by nessus

About Тина Гай

Моя цель – просвещение, девиз - просвещаясь, просвещать. Мир культуры велик, из него выбираю то, что ложится на мою душу, что меня трогает. О человеке можно узнать по выбору, который он делает, значит, и обо мне.
This entry was posted in Великие имена and tagged общество и политика, революция, русская революция, Серебряный век, смута. Bookmark the permalink.

10 Responses to Террор: красный, розовый, зеленый, белый

  1. Человек — сложное существо, многие его страхи, комплексы и инстинкты живут в подсознании. Вырвавшись из подсознания и становясь реальной почвой для действия, они начинают жить в своей логике, непонятной для мирного времени, в котором есть тормоза в виде сознания. В ситуациях стресса, войны и революции крышу (сознание) сносит и человек остается голым, наедине с самыми страшными своими мыслями и инстинктами. Религия является одним из клапанов, который предохраняет этот выброс неконтролируемости. Но, как показывает история, этот клапан надо иногда открывать или он сам сорвется, если внутреннее давление будет зашкаливать. Так и случилось в октябре семнадцатого. Давление снизу перешло все границы, а власть не смогла вовремя открыть заглушку. Царя-то свергал не народ, а военная клика, крутившаяся вокруг Николая II. И сделала это вовсе не потому, что хотела облагодетельствовать народ, а чтобы удовлетворить собственные амбиции.

  2. Еще Ницше сказал, что самое несчастное существо — это человек, который всегда — мост: между животным и человеком, между человеком и сверхчеловеком. Скатиться — просто, выстоять — сложно.

  3. Это верно — борьба за жизнь и инстинкт самосохранения часто толкает человека на гнусные и подлые поступки. Можно оправдывать это обстоятельствами, временем, безвыходностью ситуации. Всё так. Но всегда буд, правда, единицы, кто противодействует такому расчеловечиванию. Это невероятно трудно… С прошлым можно и нужно примириться, не ища виновных и невинных. Никто не знает, как бы он повёл себя в такой ситуации, не стал бы и он грабить.

  4. Да, это было время озверения людей, когда на поверхность выплеснулось все самое страшное. Так бывает только во время войны и революций. Всегда будут те, кто из этого умеет извлекать выгоду (кому — война, а кому — — мать родна), и те, кто сохраняет свое человеческое лицо, не опускаясь до уровня животного. Но таких — меньшинство, потому что в природе всего живого заложен один из самых сильных инстинктов — инстинкт самосохранения. Правда, кто-то грабил, чтобы выжить, а кто-то — чтобы поживиться на легкой добыче. Награбленное до сих пор всплывает на всяких западных аукционах. А прошло уже сто лет!!!

  5. Очень верно: подать записочку — им большего не надо. Знать бы только еще всех поименно, но столько их кануло в бездну небытия, что века не хватило и не хватит еще много веков, чтобы всех вспомнить и помянуть!

  6. nadilel says:

    Всё, чем пугала религия, на протяжении столетий, все те изощерённые пытки неверных, все эти ужасы, что не скрывались в назидание, или скрывались в ублажение психопатов от веры — всё это, рано или поздно, должно было вырваться наружу, выплеснуться кромешной выгребной ямой — иначе не отчистишься. Если б человечество было иным — Христа не распяли бы, не было бы нужды…

  7. Людмила says:

    Жутко всё это читать, через какую мясорубку прошла страна. И каким животным может быть человек и что стоит жизнь.

  8. Людвиг says:

    Увы .. Борьба за жизнь заложена в природе. Но с прошлым хотя бы всем примириться!

  9. Александр Васильевич Зиновьев says:

    Замечательный человек и историк Валерий Шамбаров о том времени и грабежах, предвестниках террора и ужаса гражданской войны очень просто написал (ответил) — грабили все. И в том числе и хорош крестьяне. Сначала чужую сельхозхозяйственную собственность, затем городских жителей, меняя еду на их имущество и так далее.
    Из всей той дикости, более всего меня, неверующего, удивляет ожесточение против храмов.

  10. Александр Васильевич Зиновьев says:

    Суметь понять и посочувствовать.
    И сердцем прорасти в себе,
    Как было много их, задушенных,
    В том жутком, диком, злом огне.
    И не прощения им надо,
    Хотя бы имя не забыть,
    И выкрасить ограду
    Вокруг могил.
    И пыль стереть на фото стенде,
    Подать записку, имена,
    Им большего от нас не надо,
    Да, и жила б страна.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *