Максимилиан Волошин. Неопалимая Купина

maximilian_voloshin2

Максимилиан Волошин, которому в 2017-м исполнилось сто сорок лет со дня рождения (1877) и восемьдесят пять – со дня смерти (1932), родился как русский поэт в годы страшной революции семнадцатого. В отличие от собратьев по поэтическому цеху, он не сбежал, не эмигрировал, не проклял и не стал тосковать по прошлому, сгнившему, по его убеждению, до оснований.

Он знал, что в эмиграции его цитируют, печатают и всячески восхваляют, предлагая, в том числе и деньги, чтобы он мог выехать за границу. Но поэт твёрдо знал – его место только в России и здесь он пребудет до конца.

Хотя, казалось бы, Максимилиан Волошин должен был, как и многие другие, оказаться в привычно-благополучной  Европе, где проводил большую часть первой половины жизни. Из вагонов заграничных поездов Россия виделась ему тёмной, тягостной и холодной. Жуткая и мрачная она ассоциировалось у него с ненастьем и ночной непогодой.

И вдруг - неожиданное преображение: Макс стал Максимилианом, символист превратился в пророка, мужественного и мудрого. Переживший трагедию кровавой гражданской войны, замолчав на время от ужасов братоубийства, он, обретя новый голос, предстал совершенно другим поэтом, поверившим в новую Россию, в ту, что обязательно родится из Хаоса гражданской:

maximilian_voloshin1

Из крови, пролитой в боях,
Из праха обращённых в прах,
Из мук казнённых поколений,
Из душ, крестившихся в крови,
Из ненавидящей любви,
Из преступлений, исступлений –
Возникнет праведная Русь
(Заклинание (от усобиц). 1920)

Максимилиан Волошин вовсе не нейтрален и не равнодушен, которому всё равно - принимать «красного вождя» или «белого офицера». Он не был инфантильным юношей -  хотя бы потому, что в семнадцатом ему исполнилось ровно сорок лет, он не стремился встать над схваткой, потому, что находился в самом эпицентре событий – в Крыму, где отступать было некуда - ни белым, ни красным.

Эта позиция Максимилиана многим поэтам Серебряного века, занявшим вполне определенную сторону, казалась странной и чуть ли не предательской.  Но свою задачу Волошин видел вовсе не в том, чтобы присоединяться к той или иной политической партии.

maximilian_voloshin7

Стихи, написанные им в годы гражданской войны и после, – самое значительное и самое мощное из всего, что им создано. Читаешь - и мурашки по телу. Стихи составили книгу с говорящим названием «Неопалимая Купина». В этом библейском образе, знакомом каждому верующему, он увидел Россию, горящую, но не сгораемую, возрождающуюся каждый раз, как птица-феникс из пепла и Хаоса.

Кто ты, Россия? Мираж? Наважденье?
Была ли ты? есть? или нет?
Омут… стремнина… головокруженье…
Бездна… безумие… бред…
……

Каждый, коснувшийся дерзкой рукою, —
Молнией поражён:
Карл под Полтавой, ужален Москвою
Падает Наполеон.
……

Кто там? Французы? Не суйся, товарищ,
В русскую водоверть!
Не прикасайся до наших пожарищ!
Прикосновение — смерть.
……

Мы — заражённые совестью: в каждом
Стеньке — святой Серафим,
Отданный тем же похмельям и жаждам,
Тою же волей томим.

Мы погибаем, не умирая,
Дух обнажаем до дна.
Дивное диво — горит, не сгорая,
Неопалимая Купина!
(Неопалимая Купина, 1919)

maximilian_voloshin4Поэт не размышляет, хороша или плоха революция, он передает ее кровавый и страшный опыт, оправдания которому не может найти, потому что, уничтожая своего брата, каждый уничтожает себя и страну.

Одни идут освобождать Москву
и вновь сковать Россию,
Другие, разнуздав стихию,
Хотят весь мир пересоздать.
В тех и в других волна вдохнула
Гнев, жадность, мрачный хмель разгула.
(Гражданская война, 1919)

Максимилиан Волошин - поэт-философ, видевший происходящее в контексте истории России и всего человечества. Поэтому он  не испугался ни революции, ни войны. Более того, считал, по собственному признанию, революцию неизбежной. Что же касается до её ужасов, то ожидал еще худшего и еще более жестокого.

Революция - это огненная стихия, в которой гибнет всё. Такой видел революцию Александр Блок, выразив это в поэме «Двенадцать», за которую ему тоже крепко досталось от собратьев по перу, и Велимир Хлебников в поэме «Ночной обыск», многими не понятую.

maximilian_voloshin5

Так семя, дабы прорасти,
Должно истлеть…
              Истлей, Россия,
И царством духа прорасти!
(Преосуществление, 1918)

*****

Пусть бунт наш — бред, пусть дом наш пуст,
Пусть боль от наших ран не наша.
Но да не минет эта чаша
Чужих страданий наших уст.
(Русская революция, 1919)

Для объяснения случившегося поэт использует библейские параллели и христианские образы: историю с Каином, пророчество Исайи, видение Иезекииля,  Неопалимую Купину, евангельские образы Чаши и Страшного суда, житие пророка Аввакума, книгу Иоанна Лествичника и многое другое.

maximilian_voloshin6Поэтому, чтобы понять смыслы, зашитые в поэзии Максимилиана Волошина, надо хорошо знать и Библию, и историю Церкви, и историю средневековой Европы, и историю России.  Судьба волошинских стихотворений времен революции печальна. Они попали под запрет и почти тридцать пять лет, с 1928-го по 1961-й годы, нигде не печатались: ходили по рукам в списках. В этом поэт видел скорее хорошее, чем плохое:

«В конце концов, это хорошо, когда твое искусство не нужно, тогда делаешь только необходимое. Это крепче, сжатее, напряженнее».

Последние стихи Максимилиана Волошина звучат как торжественный набат по жертвам, по залитой кровью земле, по всем русским, канувшим в бездну революции без разделения на красных и белых...

Вся Русь -- костер. Неугасимый пламень
                                                   Из края в край, из века в век
Гудит, ревет... И трескается камень.
                                                   И каждый факел -- человек.
Не сами ль мы, подобно нашим предкам,
                                                   Пустили пал? А ураган
Раздул его, и тонут в дыме едком
                                                   Леса и села огнищан.
Ни Сергиев, ни Оптина, ни Саров --
                                                   Народный не уймут костер:
Они уйдут, спасаясь от пожаров,
                                                   На дно серебряных озер.
Так, отданная на поток татарам,
                                                   Святая Киевская Русь
Ушла с земли, прикрывшись Светлояром...
                                                   Но от огня не отрекусь!
Я сам -- огонь. Мятеж в моей природе,
                                                   Но цепь и грань нужны ему.
Не в первый раз, мечтая о свободе,
                                                   Мы строим новую тюрьму.
Да, вне Москвы -- вне нашей душной плоти,
                                                   Вне воли медного Петра --
Нам нет дорог: нас водит на болоте
                                                   Огней бесовская игра.
Святая Русь покрыта Русью грешной,
                                                   И нет в тот град путей,
Куда зовет призывный и нездешной
                                                   Подводный благовест церквей.
(Китеж, 1. 1919. Во время наступления Деникина на Москву)

Тина Гай

Портреты взяты отсюда

Интересно? Поделитесь информацией!

Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Google Buzz



coded by nessus

About Тина Гай

Моя цель – просвещение, девиз - просвещаясь, просвещать. Мир культуры велик, из него выбираю то, что ложится на мою душу, что меня трогает. О человеке можно узнать по выбору, который он делает, значит, и обо мне.
This entry was posted in Искусство and tagged Любимые поэты и писатели, Поэзия, русская история, русская революция, русские имена, смута. Bookmark the permalink.

14 Responses to Максимилиан Волошин. Неопалимая Купина

  1. Спасибо, Валентина!

  2. Валентина says:

    Спасибо Вам, Тина за Ваш труд, за Ваши интересные материалы! Крепкого Вам здоровья и творческих успехов! Очень нужные статьи, узнаю всегда много нового.

  3. Спасибо, Олеся! Николай Гумилёв был странным человеком. Несколько раз пыталась написать о нем, но всё никак не доходят руки. У меня очень много материала о нём, а чтобы выбрать из такого объема самое интересное, опять же нужно время. Прошлый год был для него юбилейный, и я весь год собиралась написать, но так и не собралась. Очень своеобразный поэт, напоминающий лично мне Киплинга. Если интересно, о Киплинге здесь http://sotvori-sebia-sam.ru/kipling/

  4. F says:

    Я знаю, что это очень важно для пишущего — «обратная связь». Писать в «пустоту» нелегко. Но и реагировать должным образом — адекватно, затраченному автором, не все умеют. Главное, чтобы автор знал — даже если «Дальше — тишина», это не значит, что «Не читают».
    Вас — ЧИТАЮТ!

    За ссылки СПАСИБО. Вчера ночью прочла. А вот, чтобы «отреагировать» нужно было с этой мыслью (информацией) как говорится «переспать». Попросту — подумать. Ибо не всегда первое впечатление верно. Хотя часто именно первое (импульсивное, интуитивное) — самое верное.

    Черубина де Габриак.
    Прочла. Не пожалела.
    Не знала об этой истории.
    В который уж раз убеждаюсь: талантливый (порой гениальный) художник (поэт, музыкант и т.д.) не всегда равен человеку, в футляре тела которого находится. Часто человек не «дотягивает» до гения, которого носит в себе.
    И Николай Гумилев оказался не исключением.
    Прочитав: «Когда же мистификация была раскрыта, он, встретив ее, при всех присутствующих бросил в лицо: «Ты была моей любовницей, на таких не женятся».», почему-то вспомнился Альфред Жермон из оперы Верди «Травиата». Похожая ситуация…

    Биография Марины Цветаевой мною читана и перечитана не раз и у Анны Саакянц, включая последнюю «Птица феникс», и у Анри Труайя. Еще кого-то читала — не таких ярких, потому не запомнившихся.
    Вот теперь — Ваш «отточенный» вариант.
    Согласна и подпишусь под каждым словом.

    А это:
    «Она всегда жила двойной жизнью. Одна — обычная, семейная, бытовая, женская. Другая – невидимая, скрытая от посторонних глаз, жизнь ее души и творчества.», — особенно близко мне сегодня в свете интереса к Марии Каллас, которую открыла для себя в начале года.
    По-моему все великие художники (в широком смысле этого слова) двойственны. Как будто внутри обычного человека живет другой, творческий, горящий и сжигающий своего носителя…
    Высока плата за талант. За гениальность — еще выше. Не все выдерживают. А может просто — не все гениальны? Чаще — просто талантливы?

  5. Я рада, что Вам понравилось!

  6. Спасибо, что читаете мой блог и что Вам нравится, то о чем предлагаю задуматься или о ком-нибудь вспомнить.

  7. Олеся! Я очень благодарна Вам за Ваши теплые слова в мой адрес, это действительно очень важно для меня, потому что единственное, что дает мне силы и вдохновение — это поддержка моих постоянных читателей, которые читают меня почти с самого начала, как я стала вести свой блог, т.е. с 2012 года. Это меня обязывает, потому что мы в ответе за тех, кого приручила. Поддержка всех, кто откликнулся в тяжелое для меня время в начале этого года, когда я болела, была очень важна для меня и заставила меня, наконец, всплыть на поверхность и продолжить начатое.
    _____________________________________________
    Что касается Волошина, то он у меня ассоциируется с мистификацией Черубины де Габриак, о которой писала http://sotvori-sebia-sam.ru/cherubina-de-gabriak/. Это удивительная история, из-за которой он рассорился с Гумилевым и даже вызывал его на дуэль http://sotvori-sebia-sam.ru/cherubiny-de-gabriak-2/ . Любовный треугольник иначе было не развести. Стихами Черубины (Елизаветы Дмитриевой) восхищались Гумилев, Ахматов и Цветаева, художники Маковский, Сомов. Словом, это очень загадочная, но реальная история. Почитайте, не пожалеете.

    Что касается Марины Цветаевой, то её судьба, и личная, и поэтическая, действительно неразрывно связана с Волошиным. (писала об этом здесь http://sotvori-sebia-sam.ru/biografiya-mariny-cvetaevoj-2/) Максимилиан Волошин поддерживал Сергея Эфрона во время гражданской войны, который тогда был убежденным белым офицером, и прилагал усилия для поиска его жены, Марины. Я хочу написать еще один текст про Волошина, потому что хочется, чтобы о нём узнали больше все, кто заходит ко мне на блог, а кто знал, чтобы вспомнил его чудесные стихи, написанные с болью за Россию и своих друзей, и неважно, на какой стороне они были тогда.

  8. Александр says:

    Спасибо!

  9. Светлана says:

    Спасибо вам

  10. F says:

    А у меня Волошин ВСЕГДА ассоциировался с любимой Мариной Цветаевой.
    Спасибо Вам, что познакомили с самим поэтом, как всегда глубоко и сжато, как всегда стимулируя к поиску более объемной информации.

    Когда-то в молодости я увлекалась и Серебрянным веком поэзии тоже.
    Потом на Кладбище Сент-Женевьев-де-Буа стояла у могил тех самых «сбежавших» и «не принявших»…
    Тяжела история России того периода. Хотя когда бывает легко?
    А феномен того, что Волошин остался и принял революцию наверное можно отнести к особенностям характера, а возможно и к стечению обстоятельств? Так было у Цветаевой — не окажись муж за границей, кто знает как сложилась бы ее судьба?…

    Вы знаете, Вы порой даете такие короткие, но емкие характеристики, которые хочется цитировать. В данном случае вот это: «Поэтому, чтобы понять смыслы, зашитые в поэзии Максимилиана Волошина, надо хорошо знать и Библию, и историю Церкви, и историю средневековой Европы, и историю России.»
    И в самом деле, чем глубже узнаешь историю (неважно — стран, континенов, живописи, поэзии, судеб их творящих…), тем понятнее и любимее становится то, с чем знакомишься, то, что прочитываешь и отсматриваешь в безграничном пространстве инета, где нынче доступны практически все материалы, сделанные по документальным источникам.

    В который уж раз спасибо Вам, Тина за Ваше подвижничество. Иначе Ваш блог и не назовешь. Заявленную Вами миссию Вы выполняете на сверхотлично. Образовываете… И наполняете тем самым душевным покоем…

  11. Вы смотрели на него глазами художника, потому он и зацепил Вас своей акварелью. Сначала я хотела разместить его акварель в тексте, но потом подумала, что рассказывать о Волошине-художнике надо отдельно. А потому украсила текст портретами известных художников.

  12. Игорь Герасимчук says:

    Тина, с Добрым Утром! С удовольствием прочитал и передал своим!

  13. nadilel says:

    В дни моей художественной юности, когда этюдник не мешал походам в книжный магазин, мне попалась книжка стихов Волошина и я купила её, но не стихи зацепили меня, а его акварель.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *