Очаровательные глазки…

kondratjevИван Кузьмич Кондратьев: забытое имя, забытая история, человек без биографии. Точно неизвестны ни дата его рождения (кто-то говорит, что  умер в 54, кто-то – в 34), ни кто были его родители, ни как он попал в Москву, ни где и как учился. Читаешь его историю и удивляешься, как вообще он жил, а точнее – как выживал.

Известно, правда, что родился Кондратьев  в бедной крестьянской семье в Виленской губернии и умер после  пьяной драки, в которой был избит до полусмерти. Его похоронили на кладбище для бедных и умерших «дурной смертью» на самой окраине Москвы.

Сейчас уже нет ни того кладбища, ни могилы писателя: в сороковые годы на этом месте разбили парк им. Ф.Э.Дзержинского: парк на костях – очень по-нашему и очень символично. В немногих стихотворениях Кондратьева, что дошли до нас, всегда чувствуется та щемяще-грустная нота, которая отличает русскую поэзию вообще, а крестьянскую - особенно.

Стихи Кондратьева  напоминают поэзию Сергея Есенина и Николая Рубцова. С последним у Кондратьева вообще очень много общего. И хоть родился Рубцов на тридцать лет позднее, но чудится, что его образ – это своего рода реинкарнация забытого русского поэта конца XIX века:

Схорони меня, матушка милая,
На погосте меня схорони
И такими словами, родимая,
На кресте ты меня помяни:
(Завещание, 1884)

kondratjev1С Кондратьевым дружили многие известные люди: Чехов, Гиляровский, Левитан, Саврасов, Чуковский… Он входил в Суриковский музыкально-литературный кружок, объединявший поэтов-народников.

Многие из них писали песни, становившиеся народными, распевавшиеся повсюду и  везде. Никто уже не помнил ни автора стихов, ни кто написал  музыку. Иван Кондратьев принадлежал к числу таких «народных» песенников.

Всем известен его замечательный романс «Очаровательные глазки», любимый исполнителями и слушателями не одного поколения. Этот обаятельный и душевный романс вошел в золотой фонд русского романса, сохранив имя Ивана Кузьмича Кондратьева в русской культуре.

Романс «Очаровательные глазки» имеет много вариантов: укороченный и удлиненный, с разными словами и разной концовкой. К сожалению, авторский текст не сохранился и никто точно не скажет, какой из вариантов является подлинным. Ниже - один из самых часто исполняемых и известных:

Очаровательные глазки,
Очаровали вы меня!
В вас много жизни, много ласки,
В вас много страсти и огня.

С каким восторгом я встречаю
Твои прелестные глаза,
Но я в них часто замечаю –
Они не смотрят на меня.

Что значит, долго не видаться, –
Так можно скоро позабыть!
И сердце с сердцем поменяться,
Потом другую полюбить.

Я опущусь на дно морское,
Я поднимусь за облака,
Я все отдам тебе земное,
Лишь только ты люби меня!

Да, я терпела муки ада,
И до сих пор еще терплю.
Мне ненавидеть тебя надо,
А я, безумная, люблю!

kondratjev2Этот романс принадлежит к числу городских, возникших как жанр в конце девятнадцатого – начале двадцатого века, популярный в среде городских мещан и недавно перебравшихся из деревень крестьян после освобождения из крепостного права.

Приехавшие приобщались к цивилизации и городской культуре, формируя собственный язык и стилистику. В ней  много милого, смешного, наивного, трогающего душу и вызывающего добрую улыбку.

Романс жил по законам фольклора – наполовину городского, наполовину крестьянского, говорившего на языке героев Зощенко. В них, как правило, идет речь от самого автора, жалеющего себя и страдающего от неразделенной любви, почти всегда заканчивающейся трагически.

Некоторые считают, что Кондратьев - автор "По диким степям Забайкалья», хотя уверенности в этом нет. Но слова очень похожи на стиль и общее настроение его книг и поэзии:

kondratjev3

По диким степям Забайкалья,
Где золото роют в горах,
Бродяга, судьбу проклиная,
Тащился с сумой на плечах.

Идет он густою тайгою,
Где пташки одни лишь поют,
Котел его сбоку тревожит,
Сухие коты ноги бьют.

На нем рубашонка худая,
Со множеством разных заплат,
Шапчонка на нем арестанта
И серый тюремный халат.

Бежал из тюрьмы темной ночью,
В тюрьме он за правду страдал -
Идти дальше нет больше мочи,
Пред ним расстилался Байкал.

Бродяга к Байкалу подходит,
Рыбацкую лодку берет
И грустную песню заводит -
Про родину что-то поет: и т.д.

Вел писатель  богемный образ жизни,  жил один, без семьи. Его маленькая клетушка располагалась недалеко от вокзалов в мансарде, чья мебель состояла из стола, кровати и стульев, но зато все стены были расписаны черным углем академиком живописи А.К.Саврасовым и в эту нищенскую конуру часто захаживал Левитан.

Иван Кондратьев  был настоящим самородком из народа, обладавшим стилистическим даром и душевным теплом. Читаешь его тексты и удивляешься многочисленным деталям, на которых строится текст, душевности и простоте писателя. Вот отрывок из «Драмы на Лубянке» (почти чеховское название):

«Варя, известная всей Таганке того времени "блаженненькая", незадолго перед этим была женой известного и почитаемого всеми на Таганке московского купца Угрюмова. Молодая, красивая, любимая своим мужем, она была уже матерью двухлетнего сына, когда в доме Угрюмова, полном всякими достатками, произошел пожар. Часу в двенадцатом ночи, когда в доме все спало, в нижнем этаже, в нежилой комнате показался огонь.

kondratjev4…. И вдруг среди этого моря треска, шума и грохота раздался чей-то дикий, неестественный визг. Двадцатилетняя хозяйка дома Варвара Угрюмова в одной сорочке, простоволосая, с дико блуждающими взглядами выбежала на улицу и начала метаться. Кто-то хотел прикрыть ее и удержать, но она так рванулась от него, что он еле удержался на ногах. После этого с криками "Сын мой! Сын мой!" она начала рваться в огонь. Ее удерживали.

Оказалось, что она в испуге забыла взять с собой младенца-сына. Нашлись смельчаки, которые ринулись в огонь, чтобы спасти несчастного, но большая часть дома уже обрушилась и искать младенца было совершенно бесполезно. Самого купца Угрюмова в это время не было: он уезжал куда-то. К утру весь дом превратился в закоптелые и обгорелые груды камня, дерева, железа. Молодая хозяйка в эту же ночь исчезла неизвестно куда.

Узнав о несчастии, купец Угрюмов умер от удара. Года два стояли обгорелые трубы и стены угрюмовского дома нетронутыми рукой человеческой, года два они напоминали суеверным поселенцам Таганки о тщете людского благосостояния. На третий же год кто-то бесправно завладел ими и начал воздвигать свой дом.

Тогда же появилась на Таганке и купеческая жена Варвара Угрюмова. Где она пропадала три года -- никто не знал, да и не старался знать. Варвара Угрюмова появилась уже совсем не той, какой она была, прежде. Тихая, кроткая, бесприютная и всегда бедно одетая, она ходила по улицам Таганки и просила милостыню. Кто подавал ей, тому она говорила: "Спаси тебя Бог от огня" и шла далее. Вскоре вся Таганка узнала ее и начала называть «блаженненькой»».

Писателя  называли певцом Никольского рынка, где он за гроши продавал свои произведения. Назвать вырученное гонораром язык не поворачивается, это были просто подачки, но другого источника дохода у него не было. Иван Кондратьев закончил жизнь нелепо, но в русской культуре останется автором замечательных очерков о старой Москве и задушевных лирических песен-романсов.

Тина Гай

Интересно? Поделитесь информацией!

Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Google Buzz



coded by nessus

About Тина Гай

УВАЖАЕМЫЕ ПОДПИСЧИКИ!!! По техническим причинам вся БАЗА ПОДПИСЧИКОВ ИСЧЕЗЛА. Прошу Вас СНОВА ПОДПИСАТЬСЯ!!!! Моя цель – просвещение, девиз - просвещаясь, просвещать. Мир культуры так велик, что из него необходимо выбирать только лучшее, О человеке можно узнать по выбору, который он делает, в том числе и обо мне.
This entry was posted in Искусство and tagged Музыка, русские имена, русский романс. Bookmark the permalink.

16 Responses to Очаровательные глазки…

  1. Да, комментаторы у меня очень интересные, мне самой интересно читать и отвечать на них.

  2. Nasati says:

    Спасибо, Тина! И, как всегда, отдельное удовольствие — читать комментарии))

  3. Людвиг says:

    Хорошее дополнение к статье, а то уж совсем Кондратьев как человек «без биографии»… Но, может быть, для некоторых стало меньше романтизма? :)

  4. Людвиг says:

    По поводу того, трогает кого-то или не трогает «народное», хорошо было сказано Готфридом Бенном: «…И поскольку я вырос в деревне, среди полей и стад, я еще знаю, что такое Родина.»

  5. Спасибо, Татьяна! Очень интересная информация! Интересно, что фамилия его (Иван КОндартав) звучит совсем не так, как по-русски.

  6. Татьяна says:

    Иван Кондратьев из той же деревни, где жили мои предки и даже были соседями Кондратьевых (их у нас в деревне называли «КОндратавыми»). Его племянника- деда Николая, соседа моей бабки, очень старого человека, я помню из детства, как утверждают старшие, которым сейчас около 70-и лет, он очень похож на фото Ивана Кондратьева. Сейчас в деревне усилиями земляков при поддержке Министерства культуры Беларуси установлен памятный знак Ивану Кондратьеву.
    А вот песня «Бродяга» всегда у нас в деревне называлась «КолОвичским гимном» (деревня называется КолОвичи), но до недавнего времени никто не знал почему, просто всегда ее пели на деревенских торжествах, а вот что она Кондратьевская узнали совсем недавно. Старожилы деревенские помнят, что Ивана КОндартава отдали в солдаты в Вильно, потому что семья была очень бедная и прокормить всех детей не могла. Может, поэтому у него всегда щемила душа?

  7. yuriyapril says:

    это была — ирония…

  8. Юра, Вы же считаете, что оглядываться на прошлое не стоит или это Ваша ирония? Но Вы, конечно, правы, что для русского человека память о безвозвратно ушедшем — это отдушина.

  9. yuriyapril says:

    так и нужно…, все о безвозвратном прошедшем…, такая отдушина для русского человека!

  10. Вполне допускаю. Здесь у меня нет аргументов, мне его романсы нравятся, а о нем самом мало что известно. Но если о Кондратьеве еще можно спорить, то Есенина и Рубцова — я люблю.

  11. nadilel says:

    Я не любитель сопрано, в классике он к месту, но в романсах и песнях мне сразу слышатся индийские напевы, где женские голоса пронзительно тонки, дабы подчеркнуть ее женственность 😉
    Кондратьев мне не близок, как и Есенин, для меня такие поэты чересчур народны ( если можно так выразиться), даже его, полная страданий жизнь, меня не трогает…

  12. Да, ТВ зарабатывает на попсе и не скрывают это. Правда, оправдывают свою культурную политику высокими рейтингами таких передач. Времена такие, и люди постепенно отвыкают от настоящих культурных ценностей и навсегда теряют вкус к хорошей книге, хорошей музыке и хорошей песне.

  13. Людвиг says:

    Да, нам привычна попса, а это … необычно и особенно :)
    Бедному обывателю, как мне, например, совсем не слышны эти голоса. Браво нашей культурной политике!
    Спасибо, Тина, за знакомство с Кондратьевым и Смольяниновой!

  14. Да, совершенно по-другому. Честно говоря, на мой вкус — ее голос слишком высокий. Мне больше нравится исполнение Руслановой, или Олег Погудина. Поставила Смольянинову, потому что она многим нравится как раз своей необычностью. А романс — удивительно нежный и грустный.

  15. Pingback: Очаровательные глазки…

  16. nadilel says:

    Удивительный голос у Евгении Смольяниновой, как-то по особенному она поет русские песни…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *