Макс Эрнст. Окончание

maxernst21

Сюрреализм и живопись. 1942

(Начало здесь) В начале двадцатых годов, переселившись в Париж, Макс Эрнст отходит от де Кирико и начинает создавать сюрреалистические образы, не существующие в природе, но выглядящие как вполне достоверные. Нереальные, но вполне достоверные образы помогали художнику всматриваться внутрь себя, во многом следуя алхимической философии, символику которой он постоянно использует в своих коллажах и картинах.

Химеры и скрытые фигуры

Макс Эрнст визуализирует свои травмы и комплексы, вынося их на поверхность в  образе чудовищ, в которых кроме всего прочего  при соединении несоединимого рождалась настоящая поэзия в духе поэтики Лотреамона. Все искусство художника  – это сны и сновидения (у Дали – бредовые состояния). В его снах наяву проявлялось невидимое, скрываемое от внешнего взгляда и табуируемое сознанием.

Мастер вводит в искусство квазинаучные образы и антропоморфные существа  - химеры, позволявшие  изживать собственные страхи и комплексы. Химера – это существо, состоящее из разных элементов, подобно тем, что  можно видеть на Соборе Парижской Богоматери.

maxernst23

Молодая химера 1921

Макс Эрнст сделал химеры главными героями своих картин-сновидений. Есть такая игра, с которой с детства знакомы все. На листочке бумаги один пишет какие-то слова, потом закрывает их, скручивая бумажку, второй пишет свое, не видя предыдущей записи, то же самое делает третий и т.д. Такая же игра только с рисованием («Изысканный Труп») часто практиковалась сюрреалистами.

В ней один рисует, например, голову, потом лист подворачивается; второй дорисовывает туловище, снова лист подворачивается; третий дорисовывается ноги и т.д..  В результате получается невиданное ранее существо – химера. Именно так рождались коллажи Макса Эрнста.

У художника есть несколько ключевых химер. Одна из часто повторяющихся – человек-птица, женщина-птица, люди-птицы. Птица в его работах – символ его личной биографии. Образ связан с детскими воспоминаниями. Макс очень любил птиц, у него была с ними, по его словам, интимно-мистическая связь

maxernst18

Птицы, рыбы-змеи и Пугало 1921.

Но есть и конкретный эпизод: однажды у него умерла любимая птичка - соловей. И именно  в этот момент в комнату вошел отец и сообщил, что у Макса родилась сестра. Для мальчика это было таким потрясением, что он невольно связал эти два события, уверенный в том, что душу птицы забрала его  новорожденная сестра.

Птицы, природа, особенно не тронутая цивилизацией, всегда волновали художника и были излюбленными темами.  В них есть то, что притягивало его в картинах  Гогена, писавшего первозданную природу, и в картинах Анри Руссо, примитивиста и самоучки, писавшего волшебные джунгли, в которых, впрочем, никогда не был.

В тот период, Макс Эрнст делает коллажи, используя вырезки из научных журналов,  иллюстраций к книгам Жюля Верна, технических энциклопедий, фотографиий и графических работ, внося в искусство квази-научную струю. Так появляются человеко-машины и киборги, в которых соединяются в единое целое человек, машина, механизмы, дома. Ярким примером такого коллажа является его «Император» (1923).

maxernst16

Император 1923

В центре картины башнеобразное существо с поднятыми вверх руками и головой. Башня, хоть и распространяет командный дух, его положение очень неустойчиво. Император похож на остановленный волчок, который вот-вот упадет на бок. Массивность башни с одной стороны и ее неустойчивое основание отражают внутренний конфликт императора, который находится в голой пустыне и полном одиночестве.

Рядом с императором -  коса, символ смерти. Император - это главнокомандующий, у которого нет ни устойчивости, ни авторитета. Другой любимый образ Макса Эрнста – забор,  за которым скрываются табуируемые  фигуры, невидимые глазу, но составляющие сущность внутреннего мира человека. Суть забора хорошо передает русская пословица «Чужая душа – потемки». Мы слишком часто совершаем тактическую ошибку, доверяясь своему глазу.

У сюрреалистов был технический прием автоматического рисования, аналогичный автоматическому письму. Надо было рисовать очень быстро с закрытыми глазами, чтобы глаз не мог контролировать нарисованное. Прием позволял визуализировать сновидческие образы. Примером картины на тему забора у Макса Эрнста является коллаж с корявым названием «Дети, угрожаемые соловьем» (1924).

maxernst17

Дети, угрожаемые соловьем 1924

Здесь на переднем плане - красный деревянный забор, который открывается и можно увидеть то, что за ним скрывается, что недоступно и невидимо глазу. Первоначально картинка кажется идиллической, но чем больше вглядываешься в нее, тем становится страшнее. На фоне голубого неба разыгрывается сцена террора.

На крыше домика фигура, которая тянется к звонку, пытаясь подать предупреждающий сигнал. Во дворе видим сумасшедшую женщину в серо-белых цветах с ножом в руке. Она пытается с его помощью отбиться от соловья, который на нее вовсе не нападает. Вторая женщина, тоже в серо-белом, лежит наземле, похоже - в обмороке.

У Макса Эрнста есть два автобиографических эпизода, связанных с соловьем. Это, уже упоминавшаяся, история с рождением сестры, а второй – отроческая галлюцинация с сучком на деревянной панели, находившейся у его кровати.

maxernst24

Лоплоп представляет Лоплопа 1930

Сучок представился ему угрожающей головой птицы со страшным  глазом и острым клювом. В этом отразилось его восприятие воображаемого как образа, который может угрожать и терроризировать, что является универсальным явлением. Именно это и и изображает в данной картине художник, освобождаясь от детского страха.

Позднее у Макса Эрнста появится мифическое существо – птица Лоплоп, в которой он воплотил самого себя. Упомяну еще одну картину, 'Царь Эдип', написанную в то же время и на ту же тему - забора. В ней художник ставит вопрос, следует ли доверять глазу, который скрывает то, что находится за этим забором, высвечивая лишь то, что хочет человек видеть. В картине слепой человек (Царь Эдип был слепым) познает мир на ощупь и в его воображении он выглядит совсем иначе, чем если бы человек видел его глазами.

Сюрреализм и новые техники

maxernst31

Дерево. Выполнена в технике фроттажа.

В 1924 году дадаизм перестал существовать, а дадаисты влились в сюрреалистическое движение, объединившись вокруг Андре Бретона, написавшего манифест сюрреализма. Начинается период более методичного исследования бессознательного с выработкой особых техник.  Макс Эрнст изобрел четыре новых техники, с помощью которых он изображал скрытое бессознательное.

Сначала появилась техника фроттажа. Она многим известна как способ, когда под бумагу подкладывается дерево или монетка и натирается карандашом или грифелем. На бумаге проступает образ, который потом художник обрабатывает и получает нечто совершенно новое, чем то с помощью чего он его получил. Позднее Макс Эрнст раскроет секрет этого метода, изобразив дерево, с помощью которого он получал свои картины.

Затем он изобрел технику граттажа. В этом случае бумага или холст накладываются на предмет и краска втирается во все впадины. На холсте проявляются самые загадочные ландшафты, леса, моря, города. Граттаж позволял Максу Эрнсту окунуться в немецкую романтику волшебного леса, так характерную для Германии. В основном эти техники рождали таинственные образы природы, леса, деревьев.

maxernst27

Лес. 1927. Техника граттажа

Потом изобрел технику декалькомании, когда две поверхности, на которые нанесена краска, накладываются друг на друга. В результате получается совершенно фантастический цвет и богатая текстура. В этой технике выполнено несколько работ, например, 'Наряд невесты' (см. ниже).

В конце двадцатых годов Макс Эрнст выпускает книги с графическими коллажами. Одна из них "Женщина со 100 головами", в которых художник меняет головы женщин, в результате чего рождаются различные химеры. Так что книгу вполне можно было бы назвать  "Женщина без головы".

Наконец, уже будучи в эмиграции в США, он изобретает  еще один метод – разбрызгивания краски по холсту. Для этого он подвешивал банку с краской, в дне которой проделывал дырку, и раскачивал ее. При раскачивании она создавала разные фигуры.

maxernst29

Наряд невесты, выполненный в технике декалькомании. 1940

Так Макс Эрнст довел технику автоматического рисования до своего логического завершения. Позднее эту технику перенял Поллок. В двадцатые годы художником были написаны такие значимые для него картины, как «Пьета или Революция Night» и «Порка Богоматерью Младенца Христа с тремя свидетелями" (1926).

В них он аллегорически изображает сложные отношения, в которых были отец и сын, тем самым изживая еще один комплекс - вины перед отцом. Вторая картина вызвала настоящий скандал, поскольку, хоть и носила иронический характер, но явно имела антиклерикальную направленность.

Фашизм и война

maxernst6

Ангел домашнего очага или Триумф сюрреализма. 1937

В тридцатые годы  появляются работы, отражающие реакцию художника на надвигающийся фашизм. Наиболее известная из них картина «Ангел домашнего очага» с параллельным саркастическим названием «Триумф сюрреализма». Картина - единственная на политическую тему, которой Эрнст откликнулся на поражение республиканцев в гражданской войне в Испании.

На ней изображен монстр, иронично названный «ангелом домашнего очага».  С корявыми когтистыми руками, острым хищным клювом, зубастой пастью,вытянутыми ногами и радостным выражением лица он похож на огненную хищную птицу, напоминающую танец огня в  домашнем очаге, только в данном случае - это жуткая пляска  смерти.

Фигура уродливая, из ее правой ноги рождается новое существо, как раковая опухоль захватывающая другие части тела. Так художник воспринимает фашизм, который постепенно захватывал всю Европу. Во время войны Макс Эрнст был дважды арестован как немецкий гражданин, и ему чудом, с помощью друзей, удалось эмигрировать вместе с другими авангардистами в Америку.

Там его приняли с восторгом и он оказал очень сильное влияние на американское искусство. В США Макс Эрнст закончил еще одну, очень важную, антивоенную работу

'Европа После дождя II'.

maxernst30

Европа после дождя II 1940-1942

Это - картина выжженной земли, в которую превращается Европа в результате военного Апокалипсиса. Война только-только начиналась, но художник уже предвидел все ее последствия. Этот образ послевоенной разрухи - один из самых сильных и позднее будет использован фантастами и кинематографистами. Равных ему по антивоенной направленности и силе интерпретации ужасов войны в мире нет.

Эпилог

В Америке Макс Эрнст наконец-то нашел единственную женщину, Доротею Таннинг, которая сделала его счастливым после трех неудачных браков и нескольких любовных историй. Они поселились в уединенном месте в горах Аризоны, где художник спокойно работал в своем отшельничестве, наслаждаясь природой и уединением. Здесь он своими руками построил дом, который украсил необычными скульптурами, сделанными из подручных материалов и мусора.

maxernst22

Праздник Бога 1948

В этот период его картины становятся мягче, цвет светлеет, на смену апокалиптическим сюжетам приходят умиротворяющие образы, грёзы и фантазии, вовсе не похожие на те, что рождались в ранний период его творчества. Можно сказать, что он достиг берега земли Обетованной и его алхимическая работа на протяжении шестидесяти лет увенчалась  успехом: он смог переплавить свои страхи и комплексы в золото и свет.

В середине пятидесятых годов Макс Эрнст с женой перебирается в Париж, где в 1976 году (ровно сорок лет назад), не дожив до своего восьмидесятипятилетия одного дня, он скончался. Его прах покоится на  кладбище Пер-Лашез. Доротея Таннинг переживет супруга на 36 лет и умрет в Америке на сто втором году жизни. Его сын станет художником, как и внук. Сын напишет прекрасные мемуары о своем отце и художнике Максе Эрнсте.

Тина Гай

Интересно? Поделитесь информацией!

Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Google Buzz



coded by nessus

About Тина Гай

УВАЖАЕМЫЕ ПОДПИСЧИКИ!!! По техническим причинам вся БАЗА ПОДПИСЧИКОВ ИСЧЕЗЛА. Прошу Вас СНОВА ПОДПИСАТЬСЯ!!!! Моя цель – просвещение, девиз - просвещаясь, просвещать. Мир культуры так велик, что из него необходимо выбирать только лучшее, О человеке можно узнать по выбору, который он делает, в том числе и обо мне.
This entry was posted in Великие имена and tagged общество и политика, философия, философы, художники. Bookmark the permalink.

6 Responses to Макс Эрнст. Окончание

  1. «Страшновато. Как и В.Хлебников – «поэт для производителей»»
    ____________________________________________________________________
    Страшно, это точно, особенно когда смотришься в его картины как в зеркало и видишь в них себя, свои комплексы и фобии. Конечно, легче видеть не свои комплексы, а чужие. Они все — на виду, но от этого человек лучше не становится, а превращается в брюзгу и критикана: и это не так, и то не эдак. Достоевский писал о себе, о своих страхах. Помню, как мне было жутко читать «Записки из подполья», потому что видела в подпольном человеке себя. Кажется, я так его и не дочитала. «Идиота», «Братьев Карамазовых», «Преступление и наказание», «Подростка» и «Бесов» у меня не было такой реакции, как на «Записки из подполья».

    С Достоевским у меня прошла вся жизнь, и отношение к писателю менялось от юношеского восторга (я прочитала его основные романы в 9-м классе), до сомнений в его православии, и ужаса от «Записок…». Восхитили «Записки из мертвого дома». Писатель сложный, многими не любимый, но никто не отрицает его значимости и месте в культуре не только русской, но и европейской. Макс Эрнст, конечно, достойный ученик Достоевского, также изживал своего подпольного человека, только не словом, а живописью.

  2. Игорь says:

    М.Эрнст

    Подведем (временную) черту. Вот коллективный портрет «Духовных детей Достоевского»…где М.Э.- «одесную сидящий» с ясным взором… сквозь поколения.
    Любопытная компания.
    Можно добавить и психоанализ с ответвлениями,и NLP, и ещё множество худ. происков во всех направлениях. Не хватит места на полотне и на коленях Ф.М-ча!
    Знал бы он, какое брожение в умах заварил!
    Достоевский – пророк.- Кто бы спорил.
    И, соответственно, язык – сухой, жесткий, протокольно-выверенный, ~гипнотизирующий(??-не подобрал лучшего слова).

    «Достоевский – великий следователь человеческой души…
    Я преклоняюсь перед Достоевским,
    Но любить его не могу…» Лу Синь

    ( Это касаемо и его духовных чад, — любить их сложно.)

    М.Э. \– Раскольников? И тот и другой прошли трансформацию. Но первый сокрыл её в себе. О своей внутренней жизни он и сам не смог высказаться определенно.
    Но пытался.
    «По плодам их узнаете…»
    По насыщенности ассоциативного ряда, по собственной внутренней перестройке.
    — Разберемся. Несомненно. Вопрос времени.
    …………………………………………………………………………………………….
    Небольшой альбом. М.Э. ( изд. Hamlin.)
    Очередной смотрящий. Что видим:
    Дискомфорт явный. Наморщен лобик. Внутреннее напряжение , любопытство…А может, подальше бы его…-а?!
    Но притягивает(!!!) Зовёт куда-то.
    Перелистано – и скорее…скорее на другую тему. Страшновато.

    Действительно. Как и В.Хлебников – «поэт для производителей».

  3. Икону я очень люблю, особенно русскую, времен Андрея Рублева. Симона Ушакова и далее — не очень люблю. Сегодня многие иконописцы возвращаются к временам Рублевской традиции. Об иконе и иконописцах писала много и до сих пор, когда собираюсь аписать об иконе, сразу на сердце становится теплее. Можно найти в метках рубрику «Икона». Я поэтому сразу поняла, почему Вы сравнили картины М.Э. с иконами. В них действительно есть духовность и направленность от земли к Небу. И спасибо за понимание меня и М.Э. Потомоу что, как Вы правильно написали, » В России отношение к Нему и к сюр. традиционно-подозрительное. «- он псих? – в своём ли уме??- и т.д.» — на стену не повесят. «Синдром Кандинского» — тоже близко, тоже пугающе-непонятен…» Когда размещаю в группах Сабскрайба работы современных художников столько получаю негатива, что каждый раз опасаюсь, прежде чем разместить их.

  4. Игорь says:

    Макс Эрнст ( ещё несколько слов).

    Здравствуйте, Тина.
    Приятно, что Вы приняли «иконный» подход к творчеству М.Э.
    Он сложен и чаще всего отталкивает, даже пугает. Но воздействует. Застревает в памяти!
    В России отношение к Нему и к сюр. традиционно-подозрительное.
    «- он псих? – в своём ли уме??- и т.д.» — на стену не повесят.
    «Синдром Кандинского» — тоже близко, тоже пугающе-непонятен…
    Однако задачку они задали! — надо разбираться.

    \Икона – текст особого дизайна…\
    Икона – это неким образом увязанный текст: — первообразы — знаки- слова-формы-события- …….Динамику ощущаете?

    Увидеть, как первообразы входят в наш мир – тут надо очень потрудиться\пострадать.
    Нужно «небо с овчинку», или специальная практика…
    нужен шок и глубокая очистка сердца.
    «Прорыв к творчеству» — буквально.

    После уже можно и привнести художества ( сделать формы привычнее глазу, подогнать под шаблоны) – но это потом.
    Вначале – переживание.
    М.Э. пережил, выжил и имел право на своё Слово.

  5. Игорь, очень порадовал Ваш комментарий. Спасибо за понимание, за тонко подмеченное сходство с иконописью, которую я не заметила. За Ваше понимание Версальского мира, который действительно оказался только перемирием. Фактически, по мнению некоторых, война длилась с небольшими передышками почти полвека. Сталин заключал мир тоже на полвека. Современный мир ограничивается локальными войнами, другие говорят, что Третья мировая уже идет. Возможно. Те, кто войну не пережил, говорят, что все не так плохо. М.б., по своей впечатлительности, я, читая жуткие воспоминания о войне, всегда представляю себя в этих обстоятельствах и потому для меня Макс Эрнст понятен и не понятна шумная радость Дня Победы (пока не появился скорбный Бессмертный полк, который уже пытаются политизировать). Война — это ужас и тысячи искалеченных телом и душой людей, поэтому слезы в День Победы мне гораздо понятней и ближе. В последний День победы посмотрела многосерийный «Штрафбат» Николая Досталя. Жуткий фильм, страшный и правдивый. Эрнсту удалось, на мой взгляд, с помощью своей «алхимии» (после Вашего комментария об алхимии, я стала реагировать на это слово), по мнению M.E.Worlick, написавшей работу «Макс Эрнст и алхимия», уловить эту сторону творчества художника. К сожалению, немногим Макс Эрнст понятен, а непонятное всегда пугает и отталкивает. Я старалась сделать Макса Эрнста максимально понятным, но, видимо, мне это не очень удалось.

  6. Игорь says:

    Макс Эрнст и Век ХХ.

    Когда в 1918 году Маршал Франции Фош принимал поздравления по подписанию
    Версальского мира, то он мрачно заметил, что это не мир, а перемирие лет на 20…
    Оказался прав.
    Правы были и немногие здравомыслящие.
    Совсем немногие.
    Но поколение, обожженное войной, упивалось миром: «Такое не должно повториться!»
    Уничтожим всю «культуру», которая привела к чудовищной бойне!
    Воздвигаются всяческие «измы». Рушатся шаблоны.
    Долой академический стиль с его мертвенной хваткой и пыльными прописями!
    Вырваться из трагической обусловленности! Искать выход!
    Рваться и метаться, но найти!

    Ещё более страшная война тем временем надвигалась.
    Трагизм предчувствия и нежелание верить в приближающийся кошмар – присутствует во всех работах М.Э. 20-х и 30-х годов.
    Действительно, он превратил свою душу в монстра. В тайну для нас.

    Чем «цепляют» его работы? – Они очень близки к иконописи (!!?)
    Но не в следовании канонам.
    Скорее по жажде Духа.
    По степени отрезвления. По неизжитому ужасу…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *