Сезанн. Мост над бездной. Часть 1

Сезанн. Мост через безднуСезанн настолько необычен, своеобразен и уникален как личность, что не знаешь, как лучше начать о нем разговор. Если бы меня спросили, на кого хочу быть похожа, ответила бы, не задумываясь: «На Сезанна».

Сезанн –  глыба, огромная гора, сам похожий на гору Сент-Виктуар, писавший ее бесчисленное количество раз. Глядя на нее, вижу его: мощного, одинокого, молчаливого, непроницаемого.

Он священнодействовал, а не писал, терпел неудачи и снова начинал все заново. Уверенный в своей гениальности, постоянно находился в страхе, что у него ничего не получится. Настойчивый и упорный в работе, он был столь же неустойчивым и взрывным в жизни.

Очень застенчивый, вспыльчивый, даже гневливый, не любивший чтобы до него даже дотрагивались или, еще хуже,

пытались проникнуть в личное пространство без его ведома,
Сезанн нашел единственное место, в котором он чувствовал себя дома, свое творчество.
В него он погружался с головой, находя здесь свое жизненное пространство.

Работа: каждый день, без остановки, методично, не поднимая головы, ни на что не отвлекаясь. Он хотел, чтобы о нем все забыли и дали ему просто спокойно работать. Из жизни, для него невыносимой, мучительной, ужасной и страшной, он сделал себе прибежище, найдя в ней единственную нишу, в которой ему было хорошо.

Под конец жизни живописец выработал строгую дисциплину, ведя практически монашеский образ жизни. Обычный его распорядок: вставал он еще до рассвета, к шести утра уже был в мастерской и работал там до одиннадцати часов. В последние годы, когда из-за болезни художник не мог долго находиться на жаре, он приступал к работе уже в четыре утра.

Сезанн. Мост через бездну

После работы в мастерской он завтракал и немного отдыхал. Потом шел на этюды, неся на себе все краски, холсты и прочие принадлежности. Когда стало тяжело ходить (Сезанн в последние пятнадцать лет  страдал тяжелой формой сахарного диабета), он стал нанимать экипаж, а потом от него отказался, перейдя на легкие акварельные краски.

Возвращался Поль Сезанн с пленэра часам к пяти вечера, к раннему ужину. После ужина, примерно в шесть вечера, ложился спасть, чтобы с утра начать все сначала. И так каждый день, в любую погоду, сосредоточенно, размеренно, без остановки, вплоть до последнего дня жизни.

«Я поклялся умереть за работой, но не впадать в унизительное бессилие, которого так боятся старики», писал он меньше чем за месяц до смерти. Потому что есть еще один печальный вывод, к которому он пришел: никто никому ничем помочь не может...

Зависимый от семьи и всегда стремящийся к свободе и независимости, тянущийся к людям и одновременно отталкивающий их, весь сотканный из противоречий, он искал спасение в живописи. Она его исцеляла, возвышала, освобождала от страхов и комплексов.

Сезанн. Мост через бездну

Сезанн всю жизнь искал себя, шел к себе, выстраивал и конструировал себя, как композицию на своих картинах. Уже на склоне лет, считая, что нашел очертания Земли обетованной, он продолжал сомневаться, будет ли ему позволено войти в Нее. Или как Моисей, он будет с вершины горы только смотреть на Нее издалека, но войти в Нее Бог не допустит.

Художник так до конца и не понял, что он сотворил, что нашел и что открыл. Всегда сомневаясь в своей способности воплощать на холсте то, что видит, всегда недовольный собой, он оставил после себя более тысячи картин, рисунков, эскизов, не считая тысячи разорванных, уничтоженных, брошенных в печь.

К концу жизни он стал легендой: одни считали, что  "Сезанн" - это псевдоним художника, который не хочет открывать своего настоящего имени; другие - что Сезанн вымышленная фигура, третьи и вовсе считали его умершим.

Его судьба неповторима, он еще при жизни был словно миф, став одновременно знаменитым и безвестным. Правда, свою знаменитость художник даже не заметил, она прошла мимо, не коснувшись его. Он продолжал жить так же, как и прежде: размеренно, уединенно, избегая людей и общество, отдаваясь своей единственной отраде и счастью – творчеству.

Сезанн. Мост над бездной

Сезанн. Большие купальщицы. 1898-1905 годы

 

Побывав в Провансе двадцать лет назад, запомнила невыносимую жару, в которой плавился Марсель. Запомнился замок Иф с его тюремными камерами, пустынный каменный пейзаж, одинокие каменные дома, горы и торжественная тишина. Коллега, с которой ехали в машине по Провансу, не сдержалась и как-то холодно сказала: «Какая угрюмая и некрасивая здесь природа, и дома какие-то каменные, неприглядные».

На что Жак, сопровождавший нас француз, резко отреагировал: «Здесь божественная красота! Я такой во всей Франции не встречал». Жак был солидарен с Сезанном, считавшим, что тот, кто хоть раз побывает в Провансе, навсегда будет покорен его красотой.

Сезанн был очень ранимой, восприимчивой и легко возбуждающейся поэтической натурой. Его с детства тянуло к искусству, он писал стихи на латинском языке, обладая способностями к древним языкам, знал наизусть многих античных поэтов, учился в школе искусств в родном городе, но долго не мог самоопределиться в выборе профессии, потому что ярко выраженных способностей у мальчика вроде бы и не было.

Тем удивительнее путь, который прошел художник в своем становлении, в первую очередь как личности, во вторую – как художника.

«Важно не то, что художник делает, но то, кем он является. Безграничное упорство – вот чему он учит нас».

Это слова Пикассо. Но я полностью согласна с ним: разделить в Сезанне его искусство и личность невозможно, одно творило другое.

Сезанн. Мост через бездну

Портрет садовника Валье. 1906 год

 

Он сам себя сделал, преодолев свою нежную, ранимую, раздражительную натуру трудом и преданностью искусству. Младшие поколения художников – Анри Матисс, Жорж Брак, Поль Гоген, Пабло Пикассо и другие – восхищались его жизнью не меньше, чем его живописью.

«Сезанн – наш общий отец», - говорил Матисс. Он оказался мостом между прошлым и будущим, по которому молодые вошли в XX век, разобрав его на цитаты и кусочки: кто цветовые, кто конструктивные, кто композиционные, кто личностные.

Я намеренно начала с конца жизни художника, потому что в молодости никто бы не сказал и не заподозрил в нем гения, определившего развитие живописи на десятилетия и годы вперед. Все современное искусство выросло из Сезанна.

И в то же время больше чем Сезанн,  такой обструкции и ненависти из числа художников-новаторов никто не подвергался. В родном городе его не признали до самой смерти. Даже Золя, друг детства, с которым они были дружны многие десятилетия, не верил в него.

Сезанн. Мост через бездну

На выставке. Реакция публики на картины Сезанна

 

Написав книгу «Творчество», он вывел в ней главного героя, в котором узнавали Сезанна. Герой, по мнению писателя, обладал способностями, но так и остался неудачником, покончив жизнь самоубийством. На этом дружба закончилась.

Золя, исписавшись и пробившись к сытой буржуазной жизни, так и не понял Сезанна. Он купил богатый дом, обставил его богатыми безделушками, завел жену, любовницу и двоих внебрачных детей, на том и успокоился.

Сезанн же был и остался аскетом до конца жизни. Получив крупное наследство от отца-банкира, он его раздал: 2/3 жене и ребенку, себе для проживания с матерью и сестрой – 1/3.

К концу жизни он был вынужден продать дом отца, в котором он провел большую часть  жизни. Поля Сезанна интересовало только искусство, считая, что мирские дела не для него, отдавая их на попечение сестры, матери,а потом – сына.

Сезанн. Мост через бездну

Поместье отца - усадьба Жа-де-Буффан

 

Кроме живописи, он любил стихи, боготворил Шарля Бодлера, знал наизусть все «Цветы зла». Путь Сезанна в какой-то степени повторил уже в середине нашего века Гленн Гульд, выстроив себя по тем же лекалам труда, уединения и преданности искусству.

«Я никогда не останавливался, никогда и ни за что!» – это было девизом Поля Сезанна и стало примером для многих его последователей.

(Продолжение здесь)

Тина Гай

Интересно? Поделитесь информацией!

Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Google Buzz



coded by nessus

About Тина Гай

УВАЖАЕМЫЕ ПОДПИСЧИКИ!!! По техническим причинам вся БАЗА ПОДПИСЧИКОВ ИСЧЕЗЛА. Прошу Вас СНОВА ПОДПИСАТЬСЯ!!!! Моя цель – просвещение, девиз - просвещаясь, просвещать. Мир культуры так велик, что из него необходимо выбирать только лучшее, О человеке можно узнать по выбору, который он делает, в том числе и обо мне.
This entry was posted in Великие имена and tagged художники. Bookmark the permalink.

6 Responses to Сезанн. Мост над бездной. Часть 1

  1. Я с Вами абсолютно согласна. В этот момент общаешься с действительными великими и нужными тебе людьми.

  2. Татьяна says:

    Спасибо, интересная статья! Я люблю читать о жизни творческих людей — это вызывает эмоциональные размышления…

  3. Роза, большое Вам спасибо за такую оценку моей скромной работы! Мне нравится писать про таких людей как Сезанн, Бодлер, Эдгар По. Я их люблю, наверное, поэтому моя любовь к ним чувствуется и в текстах. Поэтому они и нравятся. Я вкладываю в них душу и сердце

  4. Rosa says:

    Какая же Вы умница,Тина, что открываете нам Красоту Созидания и смысл жизни!

    Пусть Вашей энергии хватит на очень долгое время!

  5. Вольдемар! Рада, что Вы снова посетили блог. Ваш комментарий, конечно, к месту. Люди, сильно увлеченные чем-то, чаще всего себя так и ведут, потому что они слишком там, их просто не хватает на здесь. И они, как правило, очень одиноки. Люди от них отходят в силу их страстности и увлеченности. Верещагин. Интересный он человек. Надо будет о нм почитать. А м.б. у Вас есть статья по Верещагину?

  6. Вольдемар (АЛТАИЧ) says:

    Спасибо за статью. Позвольте прокомментировать то, что мне больше по сердцу, чем разговор о таланте Сезанна.

    «…Поля Сезанна интересовало только искусство, считая, что мирские дела не для него, отдавая их на попечение сестры, матери,а потом – сына…»

    Встречаются такие люди и даже не такие известные многим, как Поль Сезанн.

    Из воспоминаний дочери: «…отец не любил разговаривать на бытовые, обычные житейские темы; разговорить его можно было только, если заговорить о ботанике…»

    Речь идёт об известном на Алтае и в России Викторе Ивановиче Верещагине (1871-1956) скромном учителе ботаники и неутомимом исследователе Алтая, оставившего глубокий след в науке.

    Извините, если мой отклик «не к месту»

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *