Новое богословие. Фон Бальтазар

baltazar4Современное богословие развивается семимильными шагами, но это - про запад: католиков и протестантов. Читать и понимать богословов XX и XXI века очень сложно, потому что они оперируют огромным багажом знаний в области теологии, философии, патристике, языкознании и многом другом, о чем мало кто имеет представление, не говоря уже о том, чтобы все это освоить и понять.

В России богословие получило официальный статус науки с правом защиты диссертаций в ВАКе только в 2016 году, а преподавание богословия ограничивается узким кругом специализированных учебных заведений. Поэтому западное богословие, имеющее многовековую историю, очень развито и, несмотря на сложность языка новых богословов, именно у них многие, в том числе и я, находят ответы на вопросы, от которых большинство православных священников просто отмахивается.

baltazar2Лично меня привлекает в новом богословии стремление по-новому посмотреть на старые вопросы и сформулировать ответы, понятные современному человеку, который не всегда готов принять церковь, но искренне стремится узнать о вере и христианстве как можно больше.

Я уже писала о богословии Рено ГенонаДитриха БонхёффераСимоны Вейль, а сегодня представляю выдающегося католического богослова Г.У. фон Бальтазара. Бальтазар не отрицает установившихся и закрепленных на Вселенских Соборах догматов, но переосмысливает их по-новому, открывая в них те стороны, которые пропадали в тени установившихся толкований и интерпретаций.

Особенно важно то, что Бальтазар раскрывает свои переживания на языке, понятном современному образованному человеку, мировоззрение которого далеко ушло от средневекового мышления и даже от XIX века.

Он не повторяет старые смыслы и мифы, а открывает новые, не демифологизирует догматы, а делает их более доступными для современников. Для представления о богословии Бальтазара приведу два его рассуждения: о святости в Церкви и о сошествии Спасителя во ад.

Святые в истории Церкви

Канонизация святых в разных ликах происходит по-разному, иногда по чисто политическим соображениям, иногда, по тем же причинам, не происходит.  Достаточно вспомнить историю канонизации царственных страстотерпцев, или историю причисления к лику святых Матери Марии (Скобцовой), канонизированной Константинопольским патриархатом, но не Московским.

Понятие святости вообще очень сложно, т.к. святой вовсе не значит безгрешный и примеров тому - много. Но главное, каждый святой, официально признанный или неофициально почитаемый, всегда прорывается к истоку веры через личную встречу со Спасителем, живущему здесь и сейчас.

И в этой встрече каждый слышит призыв следовать Его путем. Вот здесь и наступает самое сложное: что значит «Следовать Его путем?» Ведь история Спасителя закончилась провалом. Над Ним откровенно глумились и приговорили к самой позорной смерти – через Распятие на Кресте.

baltazar3Его ученики – разбежались, а потом и вовсе заперлись на ключ, боясь, что за ними придет стража. Спаситель хотел собрать свой народ и открыть им Высший смысл Завета с Богом, а народ Его возненавидел, Его последователи были гонимы и закончили жизнь неудачниками, приговоренными к смерти за свою веру.

Возникает вопрос: а зачем вообще существует в истории это сообщество лузеров и рабов, смиряющихся и терпящих все гонения, нищету, скорби и поношения? Недавно у меня в блоге разгорелся спор: следует ли кончать жизнь самоубийством или все-таки продолжать жить, несмотря ни на что и вопреки всему? А еще раньше возник вопрос, почему страдания и смирения в России считается благом?

Не лучше ли быть позитивщиками, стремясь к счастью, радости, благополучию и материальному достатку? Но удивительным образом в истории крушение святых превращается в их победу, отверженность – в признание, а унижения – в радость и почитание их людьми. В числе таких юродивых оказываются Ксения Петербургская, Матрона Московская, Царственные страстотерпцы, уже упоминаемые Симона Вейль, Дитрих Бонхёффер и многие-многие другие. Перечисленные имена  – это только последние примеры святости и подражания Христу.

baltazar5

За вышеперечисленными вопросами и спорами легко узнается цитата известного философа об опиуме для народа. Стремясь избежать страданий и боли, люди начинают придавать слишком большое внимание материальным благам и безудержному потреблению, хотя известно, что никакие изменения в мире невозможны без поражений и Креста, без бескорыстной любви и искренней помощи.

Если же преобразования не предполагают Креста, то всё, рано или поздно, заканчивается очерствением сердца и разрушением внутренних смыслов, чему мы все являемся свидетелями. Церковь тоже не может стремиться к внешним успехам за счет избавления от Креста, потому что внешние благоукрашения без любви и внутреннего делания ни к чему хорошему не приведут.

И именно такие устремления чаще всего ставят в упрек нашей Церкви и священнослужителям. Здесь и стоит вспомнить о духе святости, действующем бескорыстно и только из любви к страждущим. Народ первым распознает истинную святость и отличает ее от показной. Поэтому не случайно, что одной из самых популярных святых стала только что канонизированная (четвертого сентября 2016 года) Мать Тереза Калькуттская.

Крестный Триднев

baltazar7

Одной из значимых в богословии Г.У. фон Бальтазара является книга «Пасхальная тайна», в которой он по-новому раскрывает догмат о крестной смерти Спасителя в Великую Пятницу, пребывании в аду в Великую субботу и Воскресении  в третий день.

В отличие от общепринятого толкования, что после сошествия во ад Христос начинает там активно действовать, Бальтазар считает это мифом, на что действительно есть основания, и показывает, что и в смерти Спаситель остается во всем  подобным человеку.

Христос в своей смерти так же пассивен и не способен к действию, как и все умершие, и пришел он к ним не проповедовать о Своем Торжестве и победе над смертью, а чтобы проявить с ними солидарность в богооставленности и одиночестве, которые он тоже переживает вместе с ними.

Его пребывание в аду, также как смерть на Кресте, является послушанием Богу-Отцу: "Не Моя, а Твоя воля". Введение Сына в царство мертвых - необходимый акт в деле спасения человека: Спаситель должен был увидеть и ощутить на себе весь ужас ада, как прежде ощутил ужас смерти. Только тогда Он, а вслед за ним и каждый человек,  мог созерцать сияние Божества Жизни.

Таким образом, согласно богословию Бальтазара, в аду действует не Бог-Сын, а Бог-Отец.  И в Воскресении тоже действует Отец, воскрешая Своего Сына. Бальтазар утверждает, что Христос переживает муки страданий не только в момент Распятия и смерти, но и после смерти. Пребывание в смерти – низшая точка умаления Господа и Его вторая смерть – душевная. Поэтому-то все происходящее в Великую субботу является важным, и не с точки зрения торжества над смертью, а с точки зрения спасения человека.

Опыт смерти позволяет Спасителю по-другому ощутить Жизнь, а потом передать это человеку. Здесь в какой-то мере уместна аналогия с опытом переживших клиническую смерть, ощутивших пребывание по ту сторону жизни и потому воспринявших свое возвращение к жизни как  личное воскресение. Все имеющие такой опыт обязательно приходят к Богу.

Однажды у меня была возможность долго разговаривать с таким человеком. Она описывала свои переживания там и ощущения после возвращения. Для нее пребывание в аду было сплошным ужасом. После выздоровления она приняла крещение и круто изменила всю свою жизнь. Только пережив опыт смерти телесной и душевной, Иисус получает право судить смертных.

baltazar9Так Бальтазар переосмысливает событие сошествия Иисуса Христа во ад, показывая иное его толкование. Такое богословие значительно ближе и понятнее современному человеку, чем представление о том, как Иисус проповедовал мертвым после сошествия во ад.

И в заключение, приведу слова выдающегося русского богослова В.Н.Лосского: «Лучше мыслить о Святой Троице, принимая на себя риск всегда возможных ошибок, чем только повторять священные формулы в ленивом и самодовольном безмыслии, оставаясь чуждым их содержанию и силе. Верность Преданию не инертна, а динамична. Без новых и новых усилий богословской мысли не может быть подлинной верности Преданию отцов Церкви».

Тина Гай

Интересно? Поделитесь информацией!

Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Google Buzz



coded by nessus

About Тина Гай

УВАЖАЕМЫЕ ПОДПИСЧИКИ!!! По техническим причинам вся БАЗА ПОДПИСЧИКОВ ИСЧЕЗЛА. Прошу Вас СНОВА ПОДПИСАТЬСЯ!!!! Моя цель – просвещение, девиз - просвещаясь, просвещать. Мир культуры так велик, что из него необходимо выбирать только лучшее, О человеке можно узнать по выбору, который он делает, в том числе и обо мне.
This entry was posted in Вопросы веры and tagged богословие, Великий Пост, Иисус Христос, православные праздники, святые. Bookmark the permalink.

6 Responses to Новое богословие. Фон Бальтазар

  1. Согласна, что счастье не определяется наличием благополучия и материального достатка, но современные «позитивщики» чаще всего именно это считают счастьем. Я их и имела в виду. Спасибо за уточнение. Радость не связана с материальным благополучием, но далеко не у всех. Чтобы она возникла от внутреннего ощущения полноты жизни, требуется много потрудиться.

    Что касается богословия, то оно возникает вовсе от потребности поиграть интеллектуальными мускулами, а потому что душа полна и хочется поделиться этой полнотой, как и радостью, с другими. Тем более, что для многих чтение богословов это труд, который приносит, как и любой труд, радость от узнавания нового и от понимания того, насколько ты мало знаешь.

  2. Yuriy says:

    Не лучше ли быть позитивщиками, стремясь к счастью, радости, благополучию и материальному достатку?
    _____________________________
    Тина, стремление к радости, счастью — нельзя писать через запятую с благополучием и материальным достатком… Это же совсем разные вещи!
    Одно другого не исключает, разве вы не встречали в своей жизни людей, с отсутствием материального достатка и одновременно корыстных, гадких, человеконенавистников? И наоборот…
    Православие ничем не отличается от католичества, только больше запретов, строже иерархия и много золотых крестов… этому могут верить…, но это их выбор..
    Конечно для счастья на Земле нужно быть позитивщиком — несмотря ни на что! Вы же проявились в этом мире, вы дышите вместе с окружающей природой, волнуетесь, переживаете, осознаете себя в этом мире… К примеру, животным не дано осознание себя…
    Вся это богословская писанина — просто интеллектуальное чтение, оно от ума, конечно можно испытывать от него эстетическое удовольствие…, но настоящая наука Большого внутреннего.., в этом не нуждается… разница во всем этом, точно такая же: как между книжным детективом и реальным убийством…

  3. Есть книги действительно приятно-необременительные, но книги Бальтазара к их числу не относятся. Его читать очень сложно, как и Дэвида Харта.

  4. Игорь says:

    Здравствуйте, Тина.
    Спасибо за Григория Нисского. Что-то получаю указания на него из самых разных источников.
    По-видимому — не случайно.
    Запад обращается к истокам Православия?
    — Куда ж ему деваться! Но опять-таки сакральность перерабатывается (им,Западом) в «красоту и эстетику» — вещицы душевные, в обращении приятно-необременительные.
    / есть книги, которые можно рекомендовать к непрочтению…/

  5. Вы знаете, Игорь, здесь я с Вами не соглашусь, т.к. Бальтазар как раз основывает свое богословие на отцах церкви, в частности, на Григории Нисском, который является любимым автором не только Бальтазара, но и многих других западных богословов, например, принадлежащих к Радикальной Ортодоксии. Радует то, что запад сейчас все больше обращается к истокам православия, а такой капитальный труд православного богослова Дэвида Харта, как «Красота Бесконечного: эстетика христианской истины», основывается не только на осмыслении отеческого православия в лице Григория Нисского и Григория Богослова, но и на трудах Бальтазара, Карла Барта, Гарнака и других. Бальтазар — один из тех, кого считают не просто выдающимся богословом XX века, но даже гениальным. Можно, конечно, отмахнуться и от этих оценок, но от православия отмахнуться не удается даже таким великим, как Бальтазар.

  6. Игорь says:

    Здравствуйте, Тина.
    Не знаю, можно ли считать труды иезуита Ханса Урса фон Бальтазара богословием вообще. Всё в духе Второго Ватиканского собора — курсом на десакрализацию. Версии, версии, изощренное умствование и срыв в беллетристику для пущей «доходчивости»…измельчение вопроса.

    В Православной традиции Богословие — явление исключительное. Иоанн-Богослов, Григорий-Богослов, Симеон Новый Богослов…. Не распыление, но концентрация на Четвероевангелии. — Всё для пребывания в Благодати и в страхе её лишиться.
    Евангелия — сложнейшие, многоплановые тексты… их постижение это и труд и постоянные мольбы о вразумлении Свыше. — и, о чудо(!) иногда Ангел нисходит и пробуждает восприятие, расцвечивает и дополняет его. Вспыхивает тот самый, пресловутый момент — «здесь и сейчас», где нет Времени, где обычные слова бессильны…
    Контакт с Высшим Миром!

    Но да вернемся к Православному Богословию и Патристике — в них сокрыт метод. Стать Богословом — это кому предначертано…но стать «слышащим Благую весть» — посильная задача для христианина.

    \философствовать не буду.\

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *