Журнал «Жар-птица»

jurnal_jar_ptica3

М.Ларионов. Обложка ж. "Жар-птица"

Журнал «Жар-птица» - появился в результате той ужасной катастрофы, что случилась с Россией в 1917 году. Массовая эмиграция русской интеллигенции после октябрьского переворота, добровольная, а часто и вынужденная, оказалась самой большой трагедией России.

Она вымывала тонкий культурный слой, складывавшийся в России медленно, веками и годами, давший первые плоды только в последние два века  – Золотой и Серебряный.  Академик Дмитрий Сергеевич Лихачев,

вспоминая отплытие парохода «Preussen» в Штеттин  от Николаевской набережной Петербурга с цветом русской интеллигенции, сравнивал его с «контрибуцией» по позорному Брестскому миру: «Так мы тогда и считали: платили Германии золотом, предметами искусства, хлебом и людьми мысли!»

Оказавшись вдали от России, русские, во многом еще по инерции, жили  интересами России и надеждой, что когда-нибудь они обязательно вернутся обратно. Им очень не хотелось верить, что их отъезд - это  навсегда. Только с годами пришло понимание, что, по выражению Саши Черного, поймать Жар-птицу в подвале невозможно.

Но поскольку надежда еще была и были художники, писатели и философы, во множестве поселившиеся в Берлине, то идея создать свой маленький «русский мир», в котором будут жить русское искусство, литература, театр и журналы, стала естественным решением. Берлин настолько был перенаселен русскими эмигрантами, что  родился смешной  анекдот о немце, который  от отчаяния повесился, потеряв надежду услышать родную немецкую речь.

Лучшими русским журналами того времени стали  «Жар-птица», «Перезвоны», «Иллюстрированная Россия», «Для Вас» и другие. Они были разными с разной идеологией и разным содержанием, но самым ярким из них был журнал русских художников-модернистов, когда-то в начале XX века объединившихся в кружок «Мир искусства».

jurnal_jar_ptica4

Н.Гончарова. Избиение младенцев. Обложка №12

Журнал  - своего рода  второе издание популярного журнала «Мир искусства», выпускавшегося шесть лет - с 1898 по 1904 гг.. После революции большая часть мирискусников оказалось за границей – в Германии и Франции, но  сравнительно легко адаптировалась к европейской среде, поскольку многие из них уже впитали в себя европейскую культуру, хорошо знали языки и регулярно выезжали в Берлин, Париж и Италию.

Тяжелее было поэтам и писателям, которые лишались самого главного – языковой среды и их тоска оказалась гораздо глубже и трагичней.

О родине каждый из нас вспоминая,
В тоскующем сердце унес
Кто Волгу, кто мирные склоны Валдая,
Кто заросли ялтинских роз...
Под пеплом печали храню я ревниво
Последний счастливый мой день:
Крестовку, широкое лоно разлива
И Стрелки зеленую сень.
(С.Черный, Весна на Крестовском. Отрывок. 1921)

jurnal_jar_ptica8

И.Билибин. Обложка последнего номера журнала "Жар-птица"

Саше Черному вторила  Надежда Теффи:

На острове моих воспоминаний
Есть серый дом. В окне цветы герани,
ведут три каменных ступени на крыльцо.
В тяжелой двери медное кольцо.
Над дверью барельеф - меч и головка лани,
а рядом шнур, ведущий к фонарю.
На острове моих воспоминаний
я никогда ту дверь не отворю!...

jurnal_jar_ptica

Георгий Шлихт. Жар-птица. Обложка журнала №7

Название «Жар-птица» журнал получил не случайно: мирискусники ставили своей целью продвижение и пропаганду  всего русского, начиная от фольклора и кончая  русским балетом, музыкой и театром. Образ Жар-птицы ассоциируется с чем-то сказочным, прекрасным, ярким, но почти несбыточным и труднодостижимым. Образ этой чудо-птицы воплощался в поэзии и живописи по-разному, начиная от Елены Поленовой и кончая Иваном Билибиным.

То, что люди называли по наивности любовью,
То, чего они искали, мир не раз окрасив кровью,
Эту чудную Жар-Птицу я в руках своих держу,
Как поймать ее, я знаю, но другим не расскажу.

Что другие, что мне люди! Пусть они идут по краю,
Я за край взглянуть умею и свою бездонность знаю.
То, что в пропастях и безднах, мне известно навсегда,
Мне смеется там блаженство, где другим грозит беда.

День мой ярче дня земного, ночь моя не ночь людская,
Мысль моя дрожит безбрежно, в запредельность убегая.
И меня поймут лишь души, что похожи на меня,
Люди с волей, люди с кровью, духи страсти и огня!
(Жар-птица, К.Бальмонт)

jurnal_jar_ptica5

Л.Браиловский. Жар-птица. Обложка к №6

Журнал «Жар-птица, в отличие от «Мира искусств» был ориентирован на совмещение материалов о живописи, литературе и театре, хотя литературная часть уступала живописно-искусствоведческой. В журнале присутствовало авторское разнообразие – точек зрения, стилей, акцентов, что отличало его в лучшую сторону от других русских журналов.

Кроме того, все, что в нем печаталось – не было «перепостом» и перепечаткой из других источников. Все тексты были оригинальными, готовились специально к печати в журнале. С «Жар-птицей» сотрудничали Алексей Толстой, Владимир Набоков, Марк Алданов, Саша Черный, возглавлявший литературный отдел редакции, Леонид Андреев, Константин Бальмонт, Борис Пильняк, Надежда Тэффи, Александр Бенуа, Иван Бунин, Георгий Гребенщиков, Борис Зайцев и многие другие известные русские имена.

Общий тон журнала был ностальгическим, но не яростно-обличительным в духе «Окаянных дней» И.Бунина. Здесь можно было прочитать не только стихи и рассказы известных русских авторов, но и заметки о писателях, художниках, театральных гастролях и музыкальных концертах, рецензии на книги и стихи, что также представляло интерес, поскольку заметки писались живым языком, отличавшим его от сухих искусствоведческих разборок в других русских журналах.

jurnal_jar_ptica6

Б.Кустодиев. Обложка к №3

Огромное значение редакция уделяла внешней привлекательности журнала.  С журналом сотрудничали разные художники, но в основном, те, кто представлял старшее и младшее поколение мирискусников. Поэтому журнал выглядел очень однородным и стилистически выдержанным в одной манере.

Обложка журнала поражает яркостью, разнообразием, продуманностью ее образа, начиная от шрифта и виньеток, мастером которых был Мстислав Добужинский, и кончая основной картинкой, изображенной на обложке.  Чаще других на обложке встречается Жар-птица   – ярко-красная, золотистая, солнечная на фоне русских церквей и русских городов.

И как-то так случилось, что Жар-птица стала символическим образом потерянной России, которая ярко горит, но поймать которую невозможно. Красочно оформленная обложка  сразу привлекала внимание читателя. Ее авторами были известные художники-модернисты: Наталья Гончарова, Михаил Ларионов, Борис Кустодиев, Николай Рерих, Григорий Шлихт, Иван Билибин,  Леонид Браиловский, Леон Бакст, Мстислав Добужинский, Георгий Нарбут, Сергей Чехонин и другие.

jurnal_jar_ptica7

Рекалама пудры в ж. "Жар-птица"

Художественный отдел возглавлял искусствовед Г.Лукомский, секретарь объединения «Мир искусства» в Париже, имевший возможность  привлекать художников из этого круга. Поскольку журнал был коммерческим, то в нем  печаталась реклама, но она была  такая же утонченно-изысканная, как и весь журнал. Деньги-деньгами, но общая политика журнала должна была оставаться  единой и неизменной.

Журнал «Жар-птица» выпускался всего пять лет: с 1921 по 1926 годы, было выпущено четырнадцать номеров, последний – в Париже. К тому времени иллюзии были исчерпаны и стало понятно, что той России, из которой они уехали, больше нет,  и никогда уже не будет….

Тина Гай

Интересно? Поделитесь информацией!

Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Google Buzz



coded by nessus

About Тина Гай

Моя цель – просвещение, девиз - просвещаясь, просвещать. Мир культуры велик, из него выбираю то, что ложится на мою душу, что меня трогает. О человеке можно узнать по выбору, который он делает, значит, и обо мне.
This entry was posted in Искусство and tagged общество и политика, Серебряный век, художники. Bookmark the permalink.

10 Responses to Журнал «Жар-птица»

  1. Как я Вам завидую, что Вы держали журнал в руках! Не знаю, каким он был во времена редактирования Миролюбова, но старые номера — просто сказка» Действительно Жар-птица.

  2. Я верю, что он редактировал. Вообще в последнее время мне это имя все чаще встречается. И пишет он замечательно. Я с удовольствием читаю его материалы. в книге, которую Вы мне рекомендовали. Я ее скачала и она у меня в числе заметок на будущие тексты. Спасибо что выложили здесь его краткую биографию. Надо бы еще ссылку на книгу.

  3. Сергей says:

    …В Бельгии он работал главным инженером-химиком на фабрике синтетического глицерина. Вместе с женой — женился он в 1936 году — Миролюбов эмигрирует в 1954 году в США. В Сан-Франциско некоторое время он редактирует русский журнал «Жар-птица». Заболев в 1956 году тяжелой формой артрита, Миролюбов потерял трудоспособность, однако продолжал свою публицистическую и писательскую деятельность, которую начал, живя в Бельгии. В 1970 году Миролюбовы принимают решение переселиться в Германию, на родину жены. По пути в Европу Юрий Петрович заболевает воспалением лёгких. В открытом океане, на пароходе, 6 ноября 1970 года он скончался…
    Из Википедии

  4. Сергей says:

    Какие фамилии звучат в тексте! Песня! Но я уже писал, что Жар-птица издавалась еще и Юрием Петровичем Миролюбовым много позднее. Я бы не стал так утвержджать, если бы не видел несколько живых номеров, и не держал их в руках.

  5. Ирина, слов благодарности много не бывает. Тем более, что без них я как-то скисаю. Если что-то Вам не нравится или с чем-то не согласны, пишите, будем спорить.

  6. ИРИНА says:

    СПАСИБО!! БОЮСЬ, ЧТО КАЖДЫЙ РАЗ Я БУДУ ПОВТОРЯЬ ОДНО И ТО ЖЕ. МНОГОКРАТНОЕ СПАСИБО!!!!!!
    ВСЕГО ДОБРОГО ВАМ

  7. Согласно. Ничто не предсказуемо… Никто не знает, что будет завтра. И хочется верить в чудо.

  8. yuriyapril says:

    Тина, мир в движении…, ничто не предсказуемо…, иногда случается — чудо, сказка…, но реальность…, реальность…

  9. Да, Юра, я бы с Вами согласилась: каждое поколение теряет свою Россию, хотя кажется, что и терять-то больше нечего. Читаю сейчас воспоминания Д.С.Лихачева и волосы дыбом встают от тех ужасов, которые творились в первые десять-пятнадцать лет советской власти. Лихачев вспоминает Соловки, печально известный СЛОН. Сколько людей погибло, просто ужас! В каких условиях они жили, как удавалось спасти буквально единицы интеллигентов, а большинство не удавалось. Кому удалось выжить после Соловков, спаслись только те, кому удалось уехать за границу. Большинство других спились, расстреляны, умерли от болезней. Сам Лихачев — редкое исключение. И действительно, ничего не остается кроме памяти. Мне кажется, что Россия от такого количества потерь уже не восстановится никогда. К сожалению… Дай Бог, чтобы я и Вы ошибались.

  10. yuriyapril says:

    Хороший, интересный материал…, меня всегда привлекали подобные издания, изредка появлявшиеся в букинистических магазинах…
    ___________________________________________________________________
    той России, из которой они уехали, больше нет, и никогда уже не будет
    ___________________________________________________________________

    получается, каждое поколение теряет свою Россию….,что же остается, кроме памяти о культурных традициях и языке…, который постепенно меняется и не в лучшую сторону…,
    это похоже на рассуждение о сказочном «Граде Китеже» — болезненное напоминание о мифическом прошлом…, и увы невозвратном…

    прошу извинить за редкое, ностальгическое переживание…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *